Тень

55 0 Алексей МУХИН (Украина) - 25 декабря 2017 A A+

- Я не знаю, как это объяснить, - Лена напряглась вся. Задрожали ее пальцы, она стала вмиг дерганая. - Но я это помню, не могу понять откуда!? Хотя... - она грустно улыбнулась. - А что я помню? Переулок, слева фонарь такой приглушенный свет. Или я не так сказала? - она пристально взглянула на меня. Взгляд был испуганный и виноватый. Я стоял у окна и слушал уже в сотый раз эту историю
- Нет, нет Лена, - все нормально, - я подошел к ней и погладил ее ладони. Налил в стакан воды и дал ей таблетку успокоительного. Она притихла сразу, локон волос спадал на глаза, пальцы были холодные. Свет от горящей лампы хорошо подчеркивал линии ее лица, губ. Слезы на глазах. Было видно, как она устала.  Здесь в психиатрической больнице она выглядела, как настоящая леди, накрученные волосы, черный костюм, туфли на шпильках. Я просил доктора повесить новые шторы, принести ей косметику, хотя она... на самом деле никогда ей не пользовалась. А казалось, на ней самая дорогая косметика! Я был сражен такими внешними данными! Старался не донимать ее вопросами, но что бы я не спрашивал -  слышал только одно - переулок, тусклый фонарь, белый ватман с нанесенными японскими иероглифами, и мужчину в черном пальто, а точнее… его тень.

- Могу уже позвать задержанного? -  спросил конвоир.
- Давай минут через пять я тут пока бумажки буду раскладывать, потом его все равно выпускать, так, что пять минут ему роли не сыграют.
- Как скажете, Олег Олегович.
Тот кивнул. Олег Олегович достал из портфеля папку, выложил несколько листов и в одном дописал дату. Вскоре зашел задержанный - мужчина среднего роста, плотного телосложения, у него были каштановые волосы, короткая стрижка и уставшие глаза: Матросская Тишина была местом малоприятным. Мужчина зашел, не глядя на своего адвоката, и сразу присел на стул, уставившись обреченно в пол.
- Здравствуйте! - на мажорной ноте произнес Олег Олегович.
Тот поднял глаза. Явно кисло улыбнулся.
- Освобождаю Вас. Тут дело понятное, вы действительно не виновны, адвокат бегал глазами по материалам дела…
- А зачем это? - перебил его вошедший, кивнув на странную закладку для книг.
- А это... Что вас смущает? - японские иероглифы, так я увлекаюсь этой культурой... Так ношу, на всякий случай в виде закладки в «Дело», и мне приятно, и иероглифы повторяю. Вы когда-нибудь учили японский?
Тот погрустнел, дернул головой и ничего не ответил.
- Так, а это что?! - адвокату явно что-то не понравилось, он долго изучал какую-то бумажку. Затем встал и буквально выбежал из кабинета.
Задержанный еще долго смотрел в окно, он изучил уже лампу на столе, вздутые обои на стенах, потертые жалюзи, ручку, видно, дорогую, которую адвокат бросил. А сейчас его взгляд был устремлён на маленькое окно, решетка на котором казалось куда больше самого окна. Ему так туда хотелось за окно, наручники совсем стали натирать руки, он невольно пошевелил пальцами, казалось, еще чуть и он там – на воле. Так не хотелось глазами проделывать путь от решетки до ручки на столе.  Однако не было ничего, адвокат ушел и возвращаться похоже не собирался.
«Что он прочел там в этом деле? Как я умудрился вляпаться снова в такую же историю?..  Классная помощь! - тут он зло ухмыльнулся - Я в тюрьме… Лихо…» 
Раньше он себя уверял, что я ничего не делал, что должны разобраться, а посидев в камере, он быстро научился другим манерам… как в блатной песне, что здесь на зоне свои университеты.
- Панкратов на выход! - рявкнул конвоир и остановился у двери.
- Скажите, а меня же должны… - пытался спросить он.
- Дома, маме вопросы задавать будешь! На выход, я сказал! Сука, ты и убийца! Сидеть будешь!
Тот вздохнул и послушно вышел.

Я нажал кнопку и включился свет, вокруг всё сразу преобразилось: море огней, красивые гардины. Золотом обшитые ручки кресел, мраморные колонны. В зрительном зале я был один, я сел где-то в пятнадцатом ряду, она мне тогда сказала:
- Отсюда лучше всего слышно. 
На сцене стоял мужчина в сером пальто, на нем был бежевый шарф, сам он небрит, черные короткие волосы. Мужчина был удивлен и уставился на меня, не отводя глаз.
- И что? - усмехнулся он. 
Эхо «фонило» - акустика в зале отличная.
- Я просто подумал, а как еще поймать тень? - кричал я со своего места.
- Ну, да, - он осмотрелся. 
Я подошел ближе и поднялся на сцену, встал рядом с незнакомцем.
- Автор, - обратился ко мне незнакомец, - ну, зачем ты себя вводишь в свой же рассказ. К Ярской ходишь в психушку. Тебе совсем скучно? Не можешь придумать новый сюжет?
- Тьфу, тьфу! - перебил я его. - Ты такое даже не говори!
- Да… - тот вздохнул и перестал обращать на меня внимание. - Она любила здесь бывать… Здесь и правда красиво, я все больше брожу тут в полутьме, так больше видны краски, очертания линии. Мне кажется, где-то здесь бродит и ее тень. Я слышу ее вздохи, реплики. От неё замирал зал! Гениальная женщина! Боже, какая была актриса! Все сидели, открыв рты, и смотрели что будет дальше... я иногда их слышу. Я так восхищался этой женщиной, всегда брал место в первом ряду…
Я усмехнулся.
- Лучше всего слышно в пятнадцатом, - сказал я
- Это она тебе поясняла, - грубо ответил он. -  Зачем ты ее убил, автор? - обратился он ко мне.
- Брось! Я ее не убивал, ты знаешь, я просто пишу то, что было.
Он ничего не ответил, только пристально взглянул мне в глаза. Я смотрел ему в глаза в ответ и молчал, мне почему- то не хотелось ничего ему говорить.
- Неужели ты думаешь, - начал он, - что преподаватель японского языка сравнится с Еленой Ярской? То, что ты назвал свою новую героиню точно также – ничего не даст. Ты занялся оживлением умерших героинь? Твое произведение «Дневник актрисы» - гениально. Как ты хорошо о ней написал. Так может писать только влюбленный мужчина. Половина прочитавших «Дневник…» пишут тебе «Гений!» Вторая «Бред!» Обычная история. Это первый признак популярности. Что ты делаешь сейчас? Придумал вторую Елену Ярскую? Теперь она не актриса, а преподаватель японского, но по сути ты рисуешь ту же женщину. Самого то ничего не смущает?
- То, что я пишу сейчас - это первый вариант «Дневника актрисы» - воспоминания стали мне приятны. – Ярская - имя яркое… гм - произнес я. 
- Это похвально и так трогательно. Я здесь причем?
- Ее убил ты!!! - крикнул я, что есть силы. Эхо было невероятным в особенности на слове «ты».
Незнакомец вздохнул
- Что за бред?! Ты, по-моему, сходишь с ума.
- Тогда! Ты водитель такси, ты приехал с ней к ее родителям и...
- Ну, погоди, автор, не рассказывай все читателям…

Я вздрогнул и проснулся. Горел комп. Роман был дописан, его осталось только поправить. Мне никогда не снились мои герои и я никогда не говорил с ним во сне. Я думал, что схожу с ума. Многие мои читатели просили: напиши продолжение «Дневника актрисы». Там был мой лучший женский образ - Елена Ярская. Это законченная история я был уверен, что писать здесь не о чем. Хотелось бы, но не о чем. И тут я придумал новую историю, мне так хотелось... нет... не оживить ее, а написать новый рассказ с такой же героиней, только все остальное иначе. А еще я решил сделать себя действующим лицом. Я - во всех главных ролях своего нового рассказа... Все-таки я схожу с ума…
Я очень долго болел, после этого, потом выздоровев от кашля и жуткой простуды, закутавшись в плащ и шарф, бродил по осенним улицам, спотыкаясь о случайных прохожих, глядя им в глаза, радуясь их заботам, хлопотам. А мне было так одиноко, а еще и скверно от того, что я никак не мог поймать тень. Люди живут своей жизнью, а я? Чем живу я? Своими историями? Наверное, глупо, но я был счастлив… Мне хватало денег на себя, а больше у меня ничего и не было. Наверное, не так важно, что у меня есть, а чего нет… И потом я придумал!  

- А Вы новый адвокат Панкратова? А старый где? - почему- то улыбался до ушей конвоир и застыл, как всегда в дверях.
- Старый состарился и умер, - ответил я и стал открывать портфель.
- Да. Вы что?! Вчера еще был живой, приходил же, а что …
- Слушай, не разглагольствуй, а приведи человека! - сказал я и улыбнулся.
- Так вы шутите? Тьфу ты! Тут с этой работой… - конвоир ушел.
Я надел очки, включил лампу на столе и принялся вчитываться в документы, странная просьба друга меня поразила - нужно было просто выпустить человека и все. Что его так напугало, что он поднялся среди беседы и вышел?
«Бедный Панкратов», - подумал я.
Впрочем, заскрипела дверь, и он вошел.
- Здравствуйте, а сегодня Вы?
- Да, меня зовут Петр Петрович, садитесь.
Панкратов сел и уставился на меня. Взгляд его был добрый и даже мягкий. Не знаю, может, он ждал, что я его выпущу, а может, так, настроение хорошее, и я начал.
- Вы знаете, мне приснился странный сон сегодня. - Я автор какого-то рассказа «Дневник актрисы» и, кажется, беседовал с тенью в театре. Кстати на сцене были вы - бред, но там была одна любопытная деталь… да, впрочем, ладно... так, что я хотел? - я перелистнул материалы дела. - Так что вы свободны все обвинения с вас сняты сейчас я оформлю бумажку, и вы выходите.
- Правда? - он как-то обреченно взглянул и заморгал глазами. От неожиданности я даже замер от удивления.
- Да. Нерешительно ответил я… - Можете подождать две минуты?
- Ну, я столько сидел, -  улыбнулся Панкратов.
Я молчал, а потом… тихо добавил
- Я думаю всех этих людей… убили вы!
Он откинулся назад на спинку стула.
- Догадался, - лицо поменялось в раз и из бедного, несчастного, напрасно осужденного он стал злодеем. - Следак тоже догадался, только где он? В реке рыб кормит, меня мог бы остановить единственный человек, но меня не нашел… Слайд, - лучший наемный убийца! Всегда менял лицо, то он автоинспектор, то он налоговик, то почтальон, многоликий гад, но так и не нашел... - как-то мечтательно закончил он.
- Нашел, - проговорил я.
Он дернулся. Я достал пистолет с глушителем и выстрелил ему в лоб. Панкратов упал, я посмотрел на человека, которого так давно искал и искренно ненавидел, хладнокровно открутил глушитель от ствола и сунул все это в сумку. Вышел и направился к выходу.
Я давно его искал и никак не мог найти. Мне позвонил мой давний друг и сказал:
- Паша, дочь пропала.
- Ну, как пропала? «Давно?», - спросил я.
Девочка у него была красивая училась на инязе, я видел ее пару раз ну все больше как- то на фото.
- Да... дней десять уже, а недавно пришло письмо на ящик.
«Папа, я вышла замуж, мой выбор шокирует тебя, но держись. Папочка я тебя очень люблю».
А потом я приехал к нему, а служанка рассказала, что он в больнице с пулевым ранением. Я бросился туда. Он рассказал мне, что дочь вернулась, но в начале в дом вошел мужчина,
- Я видел его тень, а потом… он выстрелил в меня, и они куда-то уехали... Я специально лежал на полу без движения, чтобы не показать, что я жив.
Официально объявили его мертвым, чтобы не спугнуть убийцу…. Была убита вся ее семья... Дочь? Дочь попала в психиатрическую больницу и твердила одно и то же: Переулок, белый ватман с японскими иероглифами, и тень мужчины, небритый среднего роста в плаще с шарфом. В убийстве семьи обвинили ее. Внутренне ощущение мне говорило, что она не виновна, но... факты: ее нашли в доме где жила ее мать, с пистолетом в руках и всю в слезах, тело матери лежало на полу. С того самого момента она помнила одно, твердила не прекращая
- Переулок, ватман с японскими иероглифами и тень, тень мужчины среднего роста в сером плаще и шарфе.
Ее положили в психушку. Я стал навещать и попросил, чтоб уход был должный, оставил больнице много денег. И вот позвонил мне как-то знакомый адвокат Олег Олегович.
- Я похоже его нашел, следак тормознул его, он обвиняется по другому делу, но с этим он связан косвенно, в общем приезжай, разберешься, по-моему, это то, что ты ищешь.
Мы договорились устроить с ним коварный план. Вместо него пришел я. А Олега, приняли за наемного убийцу Слайда и связали прям на пороге в тюрьме. Но все будет нормально, разберутся.
Выйдя из тюрьмы, я поехал к Лене. Каково было мое удивление, когда я нашел ее с чемоданами, сидящую на кушетке. Она была в плаще и глядя на меня, улыбалась.
- А.. э, -  я развел руками.
Она улыбнулась еще шире.
- Я сейчас, - я вышел и направился к врачу в ординаторскую, он вывел меня в коридор снял очки и сказал
- Ничего не понимаю, - она здорова! Вы понимаете? Здорова! Именно сегодня, что случилось не знаю. Наука пока бессильна...
Я пожал ему руку и спросил
- Я могу ее забрать доктор?
- Безусловно!
Я вышел. Вывел ее. Взял ее чемодан, закинул в машину, и мы решили пройтись по городу.
Мы какое- то время молчали. Погода была отличная. Не хотелось ни о чем говорить. Под ногами шуршали листья, легкий ветер их носил по бульвару, она была в пальто, развивались волосы. Я, сунув руки в куртку смотрел по сторонам, она держала меня под руку. И мы так шагали молча, ничего не говоря, пока я не произнес
- Кофе хотите? - она улыбнулась, так искренне и так широко. Банальное предложение стало вдруг таким интересным!
- Да, - ответила она и закивала головой.
Мы взяли кофе с собой в какой-то придорожной кафешке и вышли на мост.
- Кофе надо пить на улице и обязательно в бумажных стаканчиках, так чуть обжигает руки и кажется, что на ветру теплее.
Она кивнула, улыбнулась и стала смотреть на гладь воды.
- Я все вспомнила. Я только не пойму зачем ему было это нужно? Я ведь и так бы все ему дала. Не понимаю!
Мы облокотились об заборчик на мосте
- Я не знаю, что вам сказать, - ответил я.
- Так… Вы знаете, больно мне... я привыкла так отдаваться чувствам, я думала… ну какая разница, что он простой такстист. Я вспомнила этот переулок, - тут она улыбнулась и посмотрела на меня. - Мы возвращались с аэропорта, он всегда ставил такси чуть поодаль, и мы шли с ним к машине...
- Да, да, да, - я перебил, - там тусклый фонарь и маленький японский ресторан - отсюда японские иероглифы.
- Дико! Убить всех моих из-за «бабок» меня в психушку... и ведь как-то люди с этим живут?!. Не понимаю я… папа, так жалко папу… всех жалко, что я?.. Просто папа - первый мужчина с которым женщина встречается в жизни… эх. Ну, он наследник, я в психушке, не пойму я зачем? Нарожала бы детей… Дико!
- Я думаю, он ненавидел всю вашу семейку, вы добрые успешные богатые люди, - это раздражает…
- А я пользовалась только одним такси, - поясняла она, - часто мотаюсь по командировкам и это удобно, тебя хорошо понимают, и мы так познакомились, долго болтали… тварь!
Я обнял ее, она успокоилась
Она глубоко вздохнула и потом ответила
- Наверное, вы правы. 
- Посмотрите вон туда, - произнес я и указал на человека, который стоял на мосту на против нашего.
- Папа! Папа! Папа!..
Она запрыгала и захлопала в ладоши. 
- Паша, вы мой спаситель, приходите к нам на чай, - она обнял меня и поцеловала.
Такое легкое и столь нежное прикосновения. Она ушла, а я почему-то разревелся, глядя ей в след. Такая женщина! У меня никогда такой не будет, и я не смогу ей соответствовать… Кто я? Наемный убийца. Мысли летели одна за другой… Вспомнилась идиотская шутка: палача берут на работу, он не знает идти или нет, потом подумал… Работа на воздухе, с людьми…
Она ушла. Я смотрел ей в след. Успокоился и подумал: меня пригласили на чай, надо пойти купить коробку дорогих конфет, будет прекрасный вечер, а потом… будет потом… работа-то на воздухе. Работа-то с людьми...

Раздел