Тысяча дней войны на Донбассе

352 0 Ирина УШАКОВА - 14 декабря 2017 A A+

«Это было ещё до украинской войны…». Произнесёшь эту фразу и испугаешься, потому что ощутишь рубеж этой новой для Русского мiра трагедии. Да, это сейчас идёт война, на которой гибнут русские люди – в основном дети и женщины. Да, было время, когда мы не могли себе представить такую братоубийственную войну. Да, после неё уже никогда не будут прежними отношения между людьми, столетия живущими единым государством от Ивано-Франковска или Львова до Камчатки.
Наши и украинские ТелеСМИ изо дня в день питают нас ненавистью друг к другу, давая до абсурда противоположную, компрометирующую информацию как о России и Украине в целом, так и о боевых действиях на Донбассе. Поэтому и ценно для нас повествование об этой войне, написанное человеком, прошедшим самые горячие её участки.
Игорь Срибный – полковник в отставке, участник боевых действий. За вторую Чеченскую войну награждён тремя орденами Мужества, двумя медалями за отвагу. Казачий генерал. Автор нескольких книг о войнах на пространстве Русского мiра последних двадцати лет, о боевых офицерах. В его книге «Донбасс», вышедшей в 2017 г. в Минеральных водах на Ставрополье, собрана мозаика пронзительных фрагментов, дающих правдивую картину об этой незаконченной пока войне.
В книге нет подробных описаний боевых операций или хроники этой войны, хотя автор был свидетелем полномасштабного наступления ВСУ на Новороссию летом-осенью 2014 г. Как это ни странно, командование ВСУ, как и гитлеровские военачальники в то памятное время июня 1941 года, рассчитывали на молниеносную победу. Не думали искусственно накачанные русофобией командиры укроармии, что понесут не шуточные потери в боях за Шахтёрск и Красный Луч и увязнут под Иловайском. Не рассчитали они, вслед за Гитлером, что свастика – это изначально солнечный знак и его могли нести на знамёнах только воины Света. 

«Здесь ныне особое время: через немыслимые страдания русский человек, будто награду получает из рук Господних – Веру! Из-за умножения зла множатся смерти, и Господь испытывает человека, как он поведёт себя в попущенных ему скорбях. Но Бог поругаем не бывает! Даже самое большое зло Господь претворяет во благо и использует во спасение души». Это пишет офицер, прошедший ещё советскую школу. 
В аннотации этого повествования мы читаем: «Донбасс на днях отметил скорбную дату – 1000 дней с начала войны, развязанной властью майданщиков в шахтёрском крае…».
Донецк и Луганск – часть территории Войска Донского. Дикое поле. Казачий край, который с 1918 года при величайшем народном сопротивлении и народных жертвах ленинская гвардия руками китайских, финских, латышских стрелков разрезала на куски и принялась «укоренять» местечковый «украинский» клан. Донецк и Луганск. Эту землю освобождали от немецко-фашистских захватчиков наши деды – смоленские, брянские, тверские фронтовики воевали в одних окопах с харьковскими, сумскими, запорожскими…
Книга Игоря Срибного – уроженца города Шахтёрска Донецкой области – состоит из коротких рассказов-зарисовок. Его герои – шахтёры, взявшие в руки оружие, чтобы защитить свои дома, ополченцы, приехавшие из самых дальних концов не только русского и славянского мiра, дети на войне, медсёстры, выносящие раненых с поля боя. Рассказы построены на диалогах, через которые читатель узнаёт, что происходит в душах людей, которых искусственно сделали врагами.
«Эх, Валерка, – говорит один из героев Срибного, – ты так и не понял главного: эта резня, устроенная Турчиновым и Порошенко на Донбассе, оставалась и остаётся практически без внимания мирового сообщества, а западной публике о происходящем здесь рассказывают в разы меньше того, что происходит на самом деле. А дружные вопли о жертвах и перемирии в западных СМИ начинаются лишь тогда, когда мы загоняем укропов в очередной котёл».
Рассказы в книге подобраны с нарастающей болью и скорбью, хотя тех, кто развязал эту войну, разжалобить, увы, не получится. Книга эта написана для нас, кто устал от телевранья и взаимной злобы и хочет знать правду.
Этот сборник обозначен как литературно-художественное издание, однако за выдуманными именами стоят реальные люди, а описанные события мы вправе считать документальными. Вот четырнадцатилетняя девочка из рассказа «Светка и война» и её отец, которые бегут из обстреливаемого посёлка в соседнее село к родственникам, а те обвиняют их в том, что они хотят «продаться России». Реальность? Увы, да. Они возвращаются в свой посёлок, который «укропы» под прикрытием десяти танков уже взяли и разгромили, уничтожив малое число ополченцев. «Светку и ещё двух девчонок-школьниц жестоко насиловали пьяные от крови, самогонки и лёгкой победы “айдаровцы”». Автор предельно немногословно рассказывает, как потом «айдаровцы» согнали к школе всех оставшихся в живых мужчин и «гетьман» приказал девочкам стрелять в своих отцов и братьев…

оборот.JPG

Найдётся ли сегодня миротворец, просто здравомыслящий человек, который сможет остановить этот ад, когда люди родные по крови и по вере творят лютые беззакония, на какие, казалось бы, способны только фанатики-моджахеды. 
«Эх, солдаты Украины! – пишет И. Срибный. – Что же вы творите?! Ведь крестят и отпевают и вас, и нас на одном языке. Если бы те, кто послал вас убивать собратьев, умели так любить, как уничтожать, – вашу армию давно бы распустили по домам! Это сколько же мужиков вышло бы на поля! Но хлеб нынче – пустое для хунты…»
Среди коротких, ёмких, похожих на военные сводки рассказов Игоря Срибного есть лирические этюды о том, как умирающий боец пишет своей возлюбленной последнее письмо: «…Я прошу у Господа только одного: чтобы ты была счастлива». В числе героев Срибного – раненый боец, от которого не отходит преданная собака, а когда ему становится совсем плохо, собака притаскивает умирающему человеку замусоленную кость, которую прятала, наверное, на чёрный день. В этих щемящих зарисовках читатель встретит персонажи, разговаривающие по обе враждующие стороны. Ополченец Донбасса пытается убедить бойца нацгвардии Украины, что насилием, которое совершает Украина над жителями Донбасса, она насилует и убивает саму себя. Но никакие доводы уже не работают, когда помрачение достигло предела. И пуля, которая предназначалась ополченцу, разрывается в автомате лейтенанта нацгвардии, потому что ополченцы заранее снарядили эти их патроны тротилом. Потому что шахтёры и водители, взявшие в руки оружие, способны защищаться и отлично воевать. Потому что не они развязали эту войну…  
Всерьёз заставляет задуматься глава «Дневник рядового». «В какой-то момент пребывания на передовой у меня начались галлюцинации… какой-то “сепар” стреляет в меня через окно из автомата, я стою, а он никак не может попасть в меня… Я ненавижу “сепаров”, хотя лично мне они не сделали ничего плохого. Более того, до мобилизации я даже не знал, где находится этот чёртов Донбасс… Мы сидели с Серёгой из Тернополя и поглощали обед. Кусок хлеба, кусок сала и луковица. И вдруг я всё понял! Он хочет меня убить!.. Он опять что-то говорит, а я сдёргиваю с плеча автомат и жму, жму на спусковой крючок…Слава Богу, я забыл передёрнуть затвор… В “психушке” я провёл четыре месяца. В больнице оказалось много “атошников”». Записи в этой тетрадке, которую нашёл и зачитывает один из героев Срибного, обрываются на том месте, когда рядовой 95-й отдельной аэромобильной бригады из Житомира Сидорко Александр, подлечившись в «психушке», вернулся на передовую и попал в «котёл» под Иловайском. 

Эти неоднократные случаи сумасшествия среди бойцов нацгвардии ещё раз подтверждают противоестественность войны между людьми одной веры и одной крови. В ней не может быть героизма, не может быть победы. Только мутация сознания.
Попадёт ли эта книга когда-нибудь в руки украинских матерей? Разве не они решительно должны были восстать против войны, а прежде – против майдана?
Самый, на мой взгляд, горестный эпизод на этой войне, о котором рассказывает героиня Срибного, – о том, как восемнадцатилетние медсёстры выносили раненых с поля боя. Как они могли не вынести украинского танкиста, который звал на помощь по-русски?.. Но спасти его не удалось. «Наши не брали в плен “правосеков”. Я его дотащила! А пацаны добили…, – говорит Даша. – Потом я ушла из ополчения! Потому что не может быть одно сердце для ненависти, а второе – для любви». 
Читая книгу Игоря Срибного «Донбасс» хочется скорее выпутаться из тисков войны, как из страшного сна. Но куда ты сбежишь, когда война эта – наша. И корни её произрастают из трагедии развала Российской Империи.
Чем закончится эта война? Дело даже не в этом, а в том, что без необходимого осмысления происходящего сегодня на Донбассе мы так и не сможем разобраться, что происходит с нашим обществом – с Русским мiром – в котором третья сила сталкивает славян и заставляет уничтожать друг друга. 

Книга Игоря Срибного уникальна в своём роде, потому что написана непосредственным очевидцем событий, которые легли в основу этих художественных рассказов. Надо сказать, что в среде литературы и киноискусства эта война почти не осмыслена, что не делает чести современным литераторам и кинематографистам. Поэтому доверимся человеку военному. Ведь у нас есть блестящие примеры осмысления воин последних двухсот лет, созданные пером военных деятелей, которые и творили собственно нашу историю. 
Автор в своей книге выражает надежду на то, что когда-нибудь на Донбассе будет музей, посвящённый нынешней войне, подобный музеям Великой Отечественной. Там непременно найдётся место и дневнику рядового из Житомира. Так хочется верить, что этот мальчишка выжил. 

 

Раздел