Забытый авиаконструктор

Прошло 100 лет с того дня Октября-1917, что потряс не только всю Россию, но и Европу, а с ней, и мир. Для истории сто лет значительный период, который может дать точный ответ на вопрос, что произошло и почему. И тем не менее, как и тогда, так и сегодня, историки, политики, да и просто думающая часть общества, по-прежнему пытаются определиться с тем, что же на самом деле принес миру Октябрь-1917. Однако, вынося на страницы обсуждений революционную тематику, нельзя забывать о том, что  события октября вековой давности стали продуктом другого забытого события мировой значимости – Первой мировой войны. 

Говоря о том, что Первая мировая война, как «Великая» или «Вторая Отечественная», превратилась в «забытую войну», следует все же употреблять этот термин с оговоркой. Причем отчасти потому, что «забытой» ее сделали те, кто, уж извините за «непарламентское выражение», в прямом смысле «сделал» бывшее Отечество. И «сделал» так, что до сих пор нет точного ответа – кем была Российская империи в конце первой мировой войны – победительницей в стане поверженных или преданной в стане победивших?.. Но на фоне всевозможных рассуждений о «забытой» или «запрещенной» войне, есть две категории людей, которые никогда не забывали о ней - «забытой» войне. Одна – это военные историки, которые просто обязаны помнить, знать и доводить до общества знания о нашем прошлом. А вторая – это люди благородной профессии, которые не на словах, а на деле сохраняют нам нашу же память. Речь идет о работниках мемориальных комплексов и заповедников (в обычном восприятии – городских кладбищ), которые хранят историю в именах людей, полегших в землю. Если в вашем городе или поселке есть старинное кладбище с сохранившимися могилами – пройдитесь по нему, и вы обязательно, найдете хоть одну, на надгробии которой будет написано «Он честно жил и славно умер на поле брани»… И поверьте, таких кладбищ с такими могилками на просторах нашего Отечества, множество. Именно они остались единственными хранителями памяти павших на полях Первой мировой. И когда заходит речь о том, как хранится память о погибших на полях Первой мировой войны, конкретно  в Киеве, то самым значительным, с точки зрения массовости, мест, является Лукьяновский мемориальный заповедник (в простонародье – Лукьяновское гражданское кладбище). В Киеве есть кладбища с таким же внушительным возрастом, но… Лукьяновское, в плане хранения памяти павших на фронтах Первой мировой – это особенный мемориал, ибо, по своему особому статусу той поры, на нем удостаивались чести быть погребенными, самые-самые (уж простят меня историки и простые киевляне, но это так). Именно Лукьяновское кладбище со времен своего основания стало усыпальницей отважных освободителей болгарского народа - защитников Шипки и Плевны в 1878-м. Именно на нем упокоился весь общественно-политический, научный и культурный киевский бомонд. Именно здесь нашли свой последний приют лучшие и славные сыновья и дочери киевского общества. И именно тут в период «столичных переселений» перезахоронены останки (к сожалению, не все) людей, чьи имена вписаны золотыми буквами в мировую историю. А касательно погребения погибших на полях Первой мировой войны, следует отметить и то, что именно на Лукьяновском кладбище производились захоронения как наиболее отличившихся нижних чинов, так и, в особом порядке, офицеров. 

И говоря о событиях Октября-1917, мы просто обязаны помнить и о том, что еще шли сражения на полях Первой мировой войны, погибали на ней защитники Отечества и, к сожалению, до сих пор не все имена нами вписаны в историю ратного мужества. 

Совсем недавно, работая над поисками забытых имен славных воинов Отечества, совместно с дирекцией Лукьяновского мемориального заповедника нам удалось вписать в нашу общую героическую историю имя выдающегося человека, упокоившегося на этом старинном киевском кладбище.

Карпека-01.jpg

Карпека Александр Данилович. Имя его стоит в одном ряду с именами авиаторов Сикорского, Нестерова, Крутеня, Кудашева, но, к сожалению, оно не столь известно. А ведь Александр Карпека – один из основателей отечественного воздухоплавания. 

Он родился 13 марта 1894 года в древнем черниговском городке Глухове (ныне Сумская область).  

Саше Карпеке было десять лет, когда он сказал: «Я бы хотел сделать такую машину, чтобы самому летать на ней куда захочу. И я ее сделаю». А в 16 парнишка уже стал авиаконструктором, чье имя называли в ряду таких известных людей, как Сикорский, Былинкин, Кудашев… На его «летательном аппарате», носившем имя Карпека-бис поднимался легендарный Нестеров. Однако даже признанные авторитеты в области исследований киевской старины, рассказывая о рождении и становлении отечественной авиации, лишь вскользь упоминают об Александре Даниловиче. 

Карпека-1 (1).jpg

В 1913-м Александр Карпека учился в Санкт-Петербурге. В политехническом институте он попал к знаменитому конструктору Усатому, под руководством которого делал расчеты. А в Киеве строил. Если первая машина Александра родилась в ангаре Сикорского, то следующие — уже в собственной мастерской. «Первая Киевская авиационная мастерская конструктора аэропланов А. Д. Карпеки» — это звучало гордо! Располагалась она в большом ангаре на Сырецком поле за нынешним Пушкинским парком и стала местом, где были созданы еще три летательных аппарата. Уже биплан «Карпека-1» с двигателем «Хааке» мощностью 35 лошадиных сил превзошел аэропланы того времени: Карпека раньше Сикорского и других киевских коллег установил двигатель на передней кромке нижнего крыла, а по оригинальному устройству хвостовой формы он опередил на год француза Фармана. От одного биплана к другому менялась конструкция узлов, уменьшался вес машин. На третьей модели, несмотря на запрет родителей, Карпека сам выполнил несколько полетов на Куреневском аэродроме. На четвертой поднялся в воздух Петр Нестеров. Двухместный биплан длиной 7,5 метров и мощностью 75 лошадиных сил с водяным охлаждением весил 315 килограммов и летал со скоростью более 100 километров в час!

Карпека-2.jpg

С началом Первой мировой войны Александр Данилович поступил в Гатчинскую военную авиационную школу, по окончании которой, в звании поручика, убыл на фронт. С приходом в Киев войск Петлюры, Александр Карпека, как офицер русской армии, был арестован и содержался в невероятно тяжелых условиях. В результате заболел тифом и скончался 13 ноября 1918-го. Ему было всего 24 года… Сначала был похоронен на кладбище Покровского монастыря (именно, на нем, хоронили русских офицеров, погибших от рук «сечевых стрельцов» Петлюры, в том числе, и прославленного генерала Келлера), а в 1926-м его прах был перенесен на Лукьяновское кладбище. Сохранился дом по улице Владимирской, 60, где в последние годы жил Александр Карпека, но, мемориальной доски или, иного упоминания, на нем, увы, нет. Но есть память о нем – молодом талантливом авиаконструкторе, чью жизнь погубила революционная смута…

И, эту память, мы сберегли в своих сердцах, как сберегли могилу молодого талантливого конструктора.