Язык довёл…

217 0 Александр ЩЕРБАКОВ - 23 января 2018 A A+

Путём народного красноречия

Язык до Киева доведёт, гласит пословица, рождённая паломниками-богомольцами. Но можно добавить, что он способен довести и до многого другого, вплоть до, простите, эшафота или, напротив, до славы, до власти над умами и сердцами масс, не говоря уж об отдельно взятом женском сердце, в которое любовь, как известно, проникает через уши. Впрочем, это уже другая тема. А сегодня мне, подобному вам рядовому хомо политикусу, хотелось бы порассуждать о языке именно как о важном орудии завоевания людских симпатий, о средстве склонения политических, идеологических и иных предпочтений сограждан на свою сторону. Тем более что на дворе век информационных технологий, а многие у нас недооценивают их главного инструмента, по крайней мере, его способности подавать опознавательные сигналы «свой-чужой», сила и влияние которых прямо зависит от качества словесного ряда.  

Между тем, лучшие умы всегда понимали это. Возьмите хотя бы Пушкина с его «Историей Пугачёва». Там, в «Замечаниях о бунте», Александр Сергеевич объясняет быстроту пополнения «толпы» бунтовщиков как истинный знаток энергии точного и уместного слова: «Первое возмутительное воззвание Пугачёва к яицким казакам есть удивительный образец народного красноречия, хотя и безграмотного. Оно тем более подействовало, что объявления, или публикации, Рейнсдорпа (оренбургского губернатора – А.Щ.) были писаны столь же вяло, как и правильно, длинными обиняками, с глаголами на конце периодов».

Любопытно замечание на схожую тему и писателя-крестьянина Сергея Семёнова в беседе с его учителем Львом Толстым, запечатлённой Душаном  Маковицким в «Яснополянских записках» 15 ноября 1905 года. Семёнов поведал: «На Всероссийском крестьянском съезде встал один рабочий и сказал (обращаясь к либералам, кадетам и прочим господам –А.Щ.): «Уж если говорите, что вам наше благо важно, то хоть выражайтесь тогда по-русски».  «Очень хорошо!» – отозвался на это Лев Николаевич.

И вскоре действительно нашлись умеющие «выражаться по-русски». Они просто и понятно сформулировали чаяния большинства: «Мир – народам! Земля – крестьянам! Фабрики – рабочим! Власть – советам!» И победили...

Немало примеров действенности «народного красноречия» подают и нынешние времена. Если говорить о зарубежье, то на ум приходит, скажем, бывший президент Венесуэлы Уго Чавес, который получил власть от народа (и для народа) во многом благодаря умению говорить на его языке. 

Теперь на Филиппинах к власти впервые пришел «человек из низов» (во всяком случае, не связанный с элитой) Родриго Дутерте, который нарочито выражается грубоватым народным языком. Еще во время избирательной кампании он сказал, что таким образом хочет передать страдания простых филиппинцев и не намерен подбирать слова, как жеманная интеллигенция. Народу это понравилось. После победы на выборах Дутерте поддерживает имидж руководителя, который не будет миндальничать, защищая интересы филиппинского народа, и тем создаёт новый образ Филиппин на международной арене.

Недаром Дональд Трамп в начале президенства пригласил его посетить Белый дом, удивив этим жестом даже своё окружение.  Рыбак рыбака увидел издалека. Ведь и сам Трамп победил в президентской гонке не в последнюю очередь потому, что «подкупил» трудовую Америку «нестандартной» речью делового человека, близкой и понятной простым людям, что отмечали некоторые политологи. Другое дело, были ли те речи искренними…

Конечно, не перевелись и у нас образцы для подражания в «народном красноречии», но я их называть не буду. Они и без меня на слуху. Жаль только, дар общения с людьми иные используют для манипуляций ими. Лучше я напомню не столь давний пример, который наблюдал воочию, будучи корреспондентом парламентского журнала. Речь о генерале Александре Лебеде и его завоевании поста губернатора Красноярского края.  Кстати, немногим ныне известно, что и он «пересекался» с вышеупомянутым Трампом. Это было в 1996 году. Пока другие бизнесворотилы с Уолл-Стрит осторожно присматривались к генералу, крутому кандидату в президенты России, Трамп, на удивление многих, пригласил прилетевшего в Америку Лебедя в свою башню. И там, за обзором выставки разных спортивных товаров и сувениров, повёл разговор о строительстве отелей и казино в Москве, желательно поближе к Кремлю. На что Лебедь отшутился в своей манере: «Самая высокая башня в Москве не может быть построена рядом с Кремлем. А вдруг кто-то будет следить за кремлевскими делами с крыши?»  Трамп оценил деловитость и находчивость гостя, который не лезет за словом в карман, и, отзываясь о нём в печати, не жалел комплиментов.

 

Словарь Александра Лебедя

Через несколько лет красноярцы тоже оценили решительные манеры и заявления генерала Лебедя, избрав его своим губернатором. В основном за него проголосовало село, по-особому чуткое к «прямой» речи. Из этого факта местные аналитики заключили, что львиную долю харизмы избранника составляет его своеобразный язык, который и «довёл» до губернаторства. С этим выводом трудно не согласиться. Иные фразы генерала ходили в народе, как пословицы. И неслучайно профессор лингвистики из педуниверситета Людмила Самотик решила подвергнуть эту грань видного военачальника и политического деятеля, ставшего губернатором, научному анализу. В результате у неё по месту работы вышла книжка «Словарь выразительных средств языка политика», небольшая, скромным тиражом.

Особого внимания к себе поначалу не привлекла. Потенциальных читателей она могла разочаровать уже тем, что не содержала коронных афоризмов Лебедя, близких к «афонаризмам», которыми он сыпал в устной речи: «упал – отжался», «тише едешь – шире морда», «летящий лом не остановишь» и т.п. Уважаемая профессор не задавалась целью изучить живую речь генерала, анализировала только его книги, статьи, стенограммы выступлений, о чём и сообщала в подзаголовке работы.

Между прочим, «Словарь» вышел к 50-летию Александра Лебедя и был преподнесён юбиляру, однако остался без ожидаемого отклика. Возможно, тогда у губернатора не дошли до него руки, а потом он не успел…

Но когда генерал Лебедь трагически погиб в авиакатастрофе, внимание к его личности возросло с новой силой, в том числе и к его своеобычному языку. Глава правительства Хакасии Алексей Лебедь в память о брате заказал педуниверситету дополнительный тираж «Словаря». Выйдя переработанным изданием, книжка стала местным бестселлером. Прежде всего, интерес к ней, понятно, проявили политики, управленцы и прочие властные круги. Особенно после того, как отзывы о «Словаре» замелькали во множестве СМИ не только края, но и России. Профессор Людмила Самотик, что называется, проснулась знаменитой. Чтобы удовлетворить читательский спрос, ей пришлось не однажды допечатывать научный труд.

В последних изданиях он получил новое название «Словарь Александра Лебедя» и уточнённый подзаголовок «Исследование выразительных средств языка политика», который не скрывает претензий книжки на нечто большее, чем препарирование лексикона отдельного лица, и тем придаёт ей дополнительную привлекательность.

Хотя автор в ней оговаривается, что язык Александра Лебедя нетипичен для обычных политиков, но считает его поучительным. И это не лишено резона.  Будучи натурой колоритной и артистической, генерал не любил проходной риторики. Он имел явное пристрастие к образному выражению, 
к пословице и аллюзии, раскрывавшим его незаурядную эрудицию, а то и просто к острому, даже солёному словцу, к раскованному юмору с «казарменным» душком.

В книге немало приведено примеров «рубленого» стиля его речи, лаконичности, лапидарности языка, тяготения к жаргонизмам, к ироничности, афористичности. Кстати, вторая часть книги так и называется – «Афоризмы». И хотя, как уже сказано, мы не найдём здесь самых забойных, которые порой откатывал генерал в устной речи, но всё же встретим немало весьма выразительных. Например, «Как мир, так сукины сыны, а как война, так братцы», «Бери больше и неси, куда пошлют», «Мы, русские, матом не ругаемся, мы матом говорим» и др.  Запоминаются и образцы его смелого «фразотворчества», комбинирования необычных словосочетаний типа: «нагло-спокойно-уверенное выражение», «мэтры воздушного боя», «партийно-павлинные хвосты»…

Но, повторяю, основному читателю, политику, интересен не столько лингвистический анализ конкретной личности, сколько вывод, к которому исподволь подталкивает книга. Автор, называя «героя» носителем русского языка на рубеже веков, подчёркивает его народный менталитет, вообще – органическую народность, которая подтверждается и характером его речи, и оценкой жизненных явлений, близкой к народной. И этим она словно бы подсказывает политическим деятелям, управленцам и вообще всем, имеющим дело с публичными выступлениями, какими языковыми средствами можно если уж не обрести пресловутую харизму, то хотя бы дойти до людских сердец, завоевать народные симпатии.

Ведь, чего греха таить, многие из наших записных политиков, чиновников, иных представителей властных коридоров говорят таким стёртым, казённым, мало выразительным языком, такими обтекаемыми фразами, что в аудиториях мухи дохнут от скуки. Между тем народ наш, особенно глубинный, рабоче-крестьянский, трудовой, высоко ценит живое искреннее слово, любит, чтобы с ним говорили «по-простому», без всяких англицизмов, на понятном языке и желательно «с картинками»…

Неслучайно губернатору Александру Лебедю, несмотря на все его дальнейшие проколы в управлении экономикой края, в подборе кадров, на «шатость» и метания в политике, многие красноярцы продолжали верить до конца. Уже по одному его языку, манере общения они находили в нём человека, близкого по духу и понятиям, пусть даже и с некоторыми «закидонами»…    

 

Так говорил «генерал-губернатор»

«Я не политолог, я генерал».

«Провёл сто боёв, и все уличные».

«Офицер – это артист, а посему – никаких шаблонов, с единой зимой и летом постной физиономией удачи не видать».

«Мужчина должен быть чуть-чуть симпатичнее обезьяны, и не смазливостью лица определяется его истинное достоинство».

«Спать 21 августа легли при социализме, а проснулись – нам горят, что у нас демократия, самая демократичная в мире. Здравствуй, милая…»

«Партия, как всякая порядочная рыба, сгнила с головы».

«Тот, кто не жалеет о смерти нашей общей, некогда могучей России, не имеет сердца. А кто думает, что её можно восстановить в прежнем виде, у того нет мозгов».

«Нас всех бросили в рынок по принципу: выплывешь – хорошо, потонул – и чёрт с тобой»

«Москва играет роль своеобразного зелёного заборчика, каким во времена оны любили прикрывать от нескромных взоров иностранцев свалки, халупы и долгострой».

«Москва  ещё не вся Россия. И Россия сегодня уже точно не Москва».

«В любом уважающем себя государстве самое главное – это человек. С прискорбием констатирую, что наше государство себя не уважает».

«Покажи мне свой проект налогового кодекса, и я скажу, что ты думаешь о стране и о народе».

«На своей земле надо жить своим умом, руководствоваться при этом здравым смыслом».

«Ну, и начальнички сегодня у нас царствуют в стране! Ничего не боятся. Учёные, правда, утверждают, что ничего не бояться только безумцы. Или сволочи. Но это уже никакого отношения к науке не имеет».

«Другой с загадочным видом твердит, что-де знает рецепт спасения Отечества, но открыть его может только в обмен на пост премьер-министра».

«Не дело власти возрождать духовность. Дело власти не мешать ей быть».

«Власть не должна придумывать народу национальную идею. Власть должна просто любить свой народ».

«Власть достойна интонации, с которой когда-то верно было замечено, что король не одет».

«Сокращались ассигнования на науку, образование, культуру, социальную сферу, на что угодно, но содержание государственного аппарата – это святое. Да отсохнет рука делящего, обделившая себя».

«Правительственный оптимизм наткнулся на губернаторский пессимизм в отношении «обрезания» бюджета».

«Вообще, российский бюджет – это песня, это сказка. Какая Шехерезада, какой Андерсен, какие братья Гримм!»

«Искать вчерашний день – не значит идти вперёд»

«Государство решило встать на путь демилитаризации. Возможно, его лидеры даже знают маршрут. Но нанести его на армейские карты забыли или не захотели».

«Русские, украинцы, белорусы – это люди одного корня. Между ними может быть три типа отношений: хорошие, очень хорошие и великолепные».

«Львиная доля информационных телепрограмм тратится на повести о том, как поссорились Анатолий Борисович с Борисом Абрамовичем».

«Дай Бог их («новых русских» – А.Щ.) детям, благодаря хорошему образованию, упасть подальше от родительской яблони».

«Закон должен охранять человека. И должен быть человек, который охраняет Закон».

«Люди страшатся резких перемен, зная по опыту, что у нас может не быть чего угодно, но хуже, чем есть, может быть всегда».

«У нас страна, больная синдромом динозавра. Тело огромное, головёнка маленькая, частью безмозглая да смещённая. Пока от этой головёнки к хвосту сигнал (до Чукотки) пройдёт, хвост уже оторвали и съели, а обратно сигнал вообще не предусмотрен. Вот такое вот управление идёт».

«Долго ещё мы намерены жить по правилам, когда закон, что телеграфный столб: перепрыгнуть нельзя, а обойти можно?».

«Богатеть надо вместе с державой, а не за её счёт»

«Справедливость – это ключевое слово для нашей страны».

«Надо твёрдо стоять ногами на нашей грешной земле, чтобы прямым ходом не попасть на небеса»