«Блокадная кровь» на Поклонной горе

281 0 Николай СТАРОДЫМОВ - 28 января 2018 A A+

В Центральном музее Великой Отечественной войны, что на Поклонной горе, в малом кинозале, состоялся премьерный показ документального фильма «Блокадная кровь». Произошло это 18 января – в день 75-летия прорыва блокады Ленинграда… 
Фильм представили: Фёдор Смуглин, вице-адмирал, заместитель директора Музея; Сергей Миронов, известный политик, оказавший поддержку создателям фильма; Александр Городницкий, известный поэт-песенник; Дмитрий Каралис, автор сценария фильма; Элеонора Лукьянова, юная режиссёр картины; Фёдор Попов, генеральный директор киностудии «Стелла», создавшей фильм… 
Лента «Блокадная кровь» рассказывает о подвиге Ленинграда с довольно неожиданной стороны. А именно: о том, что голодный замерзающий город снабжал фронт не только оружием и боеприпасами, но и кровью – в самом прямом смысле этого слова! На протяжении всей войны десятки тысяч ленинградцев являлись  донорами!.. 
Так что фильм этот – о блокадной крови во всех смыслах этого понятия: и a физиологическом, и в метафорическом, и в героическом, и даже в мистическом… 
Хотя, признаться, именно этот, мистический смысл выражения остался, на мой взгляд, немного недораскрытым… 
Историю Великой Отечественной войны я знаю вроде как неплохо – во всяком случае, льщу себя надеждой. Однако постоянно сталкиваюсь с ситуацией, когда приоткрывается какой-то ещё один уголок в её историографии. Как вот теперь…

IMG_6018.JPG

Создатели фильма

Фильм рассказывает о том, что на протяжении всей войны в Ленинграде действовал Институт переливания крови. И жители осаждённого города приезжали сюда, чтобы поделиться ею с фронтом. 
Крови фронту остро не хватало, несмотря даже на донорство!.. В результате в институте разработали, прежде всего, растворы, частично восполняющие эту нехватку,  а также технологии хранения, транспортировки и применения как самой крови, так и кровезаменителей… Достаточно сказать, что с «Большой земли» это важнейшее для спасения раненых средство в Ленинград не завозили вообще, а вот в обратном направлении – отправляли, снабжая, в частности, Волховский фронт! 
Ну как удержаться!.. Мой дедушка, Пётр Евсеевич Лобач, воевал именно на Волховском фронте. Получил тяжелейшее ранение – после этого на всю жизнь остался инвалидом… Конечно же, спасая его, медики не могли бы обойтись без переливания крови… Кто знает, быть может, ему досталась именно ленинградская кровь, потому и прожил дедушка ещё так долго?.. 
Параллельно авторы фильма рассказывали и о самой крови. О том, что она хранит в себе информацию о предках своего носителя… 
И в целом о донорском движении шла речь. В частности, о том, что в Советском Союзе накануне Великой Отечественной войны развитию этого вопроса уделялось огромное внимание. По всей стране сформировалась целая сеть соответствующих медицинских учреждений – институтов, пунктов, кабинетов… В короткое время в Советском Союзе количество мединститутов увеличилось в пять раз – с 17 до более семидесяти. Соответственно, кратно возросло число квалифицированных медсестёр, которые (в тех условиях! теми иглами!) осуществляли забор крови. 
Движение поддерживалось и соответствующей пропагандистской кампанией. В ходе «незнаменитой» Финской кампании нарабатывался практический опыт действий медицинских работников в полевых условиях, и в частности, переливания крови… И снова приходится повторять слова, написанные несколькими строками выше: требовалось ведь обучить резко возросшее число медработников, способных организовать переливание непосредственно в боевой обстановке. 

А вот с Германией дело обстояло иначе. Накануне нападения на СССР в полевых медицинских учреждениях вермахта запас крови создали минимальный – зачем её больше для блицкрига! И когда начались потери, этот запас исчерпался очень быстро. Как известно, истинному арийцу кровь вливать полагается только арийскую!..  Но где её столько набрать – при нарастающих потерях?.. 
Вот тут-то и придумали идеологи расовой теории, что детская кровь – универсальна, и её можно использовать на благо Великой Германии вне зависимости от национальности. И оккупированную территорию Советского Союза покрыла целая сеть детских концлагерей, в которых из юных тел выкачивались её живые соки… 
Жаль, что этого не видит и не слышит уренгойский Коленька-несмышлёныш и иже с ним… Впрочем, он уже не поймёт… 
И ещё один аспект затронул фильм. 
Речь идёт о том, что за время блокады у жителей города изменился физиологический состав крови, её, казалось бы, незыблемая, структура. В общем-то, этот факт вполне закономерен. А вот что стало для меня неожиданностью – что в Институте в самые трудные дни блокады продолжали проводиться исследования, что эти изменения фиксировались, изучались… 
О деятельности Ленинградского института переливания крови в фильме говорится постоянно. Вклад его в том, что город выстоял, поистине неоценим. Отсюда на фронт отправилось просто немыслимое количество крови – в общей сложности пять полноценных эшелонов! 

И дальше… По мнению авторов фильма, отмеченные изменения крови остались мало того, что необратимыми – наследственными!  Они считают, что все потомки блокадников наследуют некие качества, которые обрели их предки в те жуткие 900 суток… 
Вот такой премьерный показ состоялся в Музее на Поклонной горе. 
Хороший фильм, нужный, важный, с огромным познавательным и воспитующим потенциалом. 
Наверное, маститый кинокритик найдёт в картине какие-то огрехи. Например, лично на мой взгляд, следовало чуточку больше сказать о неком Петрове, который разработал тот самый кровезаменитель, который отправлялся из Института на фронт, и который, соответственно, спас многие сотни тысяч,  а то и миллионы жизней. 
Но в целом фильм, повторюсь, очень нужный… Право, его должны увидеть как можно больше людей. 
Однако тут мы упираемся в проблему, о которой речь идёт постоянно. 
Что мы видим по телевизору?.. И как в эту сетку грязной развлекухи воткнуть столь нужную картину?.. Найдётся ли для неё местечко?.. Разве что в неудобное время по второстепенному каналу… 
Может, хоть «Звезда» его возьмёт, или «Спас»… 

Ну и ещё считаю нужным отметить…
Мы с Дмитрием Каралисом знакомы уже более двух десятков лет. Правда, реально виделись за это время буквально несколько раз, а так – по переписке. 
В середине 90-х я служил в редакции газеты «Красная звезда». И как-то получил задание отправиться в Санкт-Петербург, где тогдашний начальник Военно-медицинской академии Юрий Шевченко провёл уникальную операцию – солдат получил ранение в сердце, однако остался жив, и хирург извлёк пулю… Во время той поездки я и познакомился с Дмитрием. Известный публицист, он произвёл на меня сильное впечатление такими качествами, как эрудиция, интеллигентность, благожелательность…
Особенно запомнился мне с тех пор его рассказ о железной дороге, проложенной вдоль южного берега Ладожского озера после того, как Красная армия проломила кордиор сквозь блокаду Ленинграда. По этой колее шли поезда, несмотря на то, что располагалась она в зоне поражения артиллерией гитлеровцев, и эшелоны подвергались постоянным обстрелам. В Ленинград везли продовольствие, боеприпасы, обратно – в основном людей, а также, что особенно актуально для данной публикации, кровь. Отец Дмитрия служил машинистом паровоза, и сколько раз он провёл поезда по этому смертельно опасному маршруту, неведомо никому.  Каждая такая поездка становилась подвигом!.. 
Все мы относимся к памяти о наших родителях и более отдалённых предках по-разному. Дмитрий память о фронтовом прошлом отца не только чтит и лелеет – он её старается донести до молодёжи. 
Вот на этом и завершу. 
От души желаю фильму и его создателям светлого будущего! 

Раздел