Бывшая узница концлагеря: латвийские власти не хотят слышать правду о Саласпилсе

511 0 Администратор - 20 февраля 2018 A A+

Власти Латвии не позволили высказаться членам Общества малолетних узников Саласпилса на церемонии открытия обновленной экспозиции на месте концлагеря. Парадоксальную ситуацию прояснила председатель Латвийской ассоциации бывших малолетних узников концлагерей Елена Георгиевна ГРИБУН:

— Елена Георгиевна, почему в современной Латвии боятся голоса реальных участников тех ужасных событий?

— Они не хотят слышать правды. Никогда не хотят нас выслушать. Я всегда приглашаю представителей правительства 11 апреля и в последнее воскресенье сентября, когда мы проводим ритуал памяти в Саласпилсе. Никто никогда не приезжает. Они могли бы послушать воспоминания узников концлагеря Саласпилс. Все могли бы высказать им свое мнение и рассказать о том, что пережили в концлагере.

Елена Георгиевна Грибун / Коллаж RuBaltic.Ru

Елена Георгиевна Грибун

 

Я всегда приглашаю министра культуры. Она сейчас выступала, говорила, что ее бабушка была там. Но, понимаете, те, кто были из Латвии, жили в других бараках. Те же, кто были из Беларуси и России, жили отдельно. Мы располагались на нарах, а те, как я слышала, спали в кроватях. Также латыши имели право получать посылки. И нас ведь охраняли эсэсовцы-латыши, поэтому они через этих охранников могли что-то получить.

Мы же были совершенно в чужой стране, и нам никто никакие посылки не передавал. Мы были совершенно голодные и холодные, полностью брошенные на произвол судьбы и отобранные у родителей.

— Что представляет собой обновленная экспозиция на месте бывшего концлагеря?

— Всё, что раньше было, — теперь этого ничего нет. Всё новое. Указано, как строили лагерь, как возводили скульптуры. Есть два снимка, где дети из концлагеря выведены, но это уже в детском доме, прошел год, как не стало лагеря. На фотографии все в одинаковой одежде, в белых фартучках. Больше ничего не показано.

Не показано, как нас, голых (женщин, детей и стариков), из одного барака гнали в другой (в баню). Не показан снимок, где дети на нарах лежат. Нет снимка, где женщины запряжены в каток и укатывают дорожки. Нет снимка, где они землю переносят на носилках. Многих снимков нет, всего уже не вспомнишь.

Открытие новой экспозиции Саласпилсского мемориала / Фото: baltnews.lv

Открытие новой экспозиции Саласпилсского мемориала

 

— Как Вы оказались в этом концлагере?

— В 1943 году, когда была карательная экспедиция под названием «Зимнее волшебство» по нашему Себежскому району в Псковской области. Через нашу деревню проходила эта акция. Нас всех выгнали из деревни: всех сказали собрать и вывезти за пределы. В нашей стороне, где я жила, жители четырнадцати деревень были высланы, нас всех выгнали и гнали по дороге, после чего поместили в товарные вагоны. Пока поезд не был полный, нас из вагонов не выпускали. Когда уже свезли людей со всех деревень, нас повезли в Саласпилс. Ехали два или три дня; по дороге останавливались, так как какие-то поезда пропускали.

— Кто участвовал в карательной акции?

— Немец был один, в основном были айзсарги. Моя мама и бабушка слышали латышскую речь, поэтому они знали, что это соседи. Единственный немец был в форме и командовал, давал им какие-то распоряжения, а они уже всё делали. Когда нас выгнали из деревни, ее всю разграбили, а потом подожгли. Стерли деревню с лица земли.

— Как Вам удалось выжить в концлагере?

— В концлагере было трудно выжить, конечно. Мы выжили благодаря монахиням Троицкого монастыря. Они в прессе узнали, что очень много детей умирало в Саласпилсе. Я не знаю, как они это устроили, может быть заплатили, но они вывезли из концлагеря более четырехсот детей. Часть они поселили в детские дома, а часть отдали местным хозяевам для работы. Я работала в поле, выживать надо было.

— Какую социальную поддержку оказывают в Латвии бывшим узникам концлагерей? Насколько она сопоставима с помощью, которую оказывает Латвийское государство бывшим легионерам СС?

— Те узники, которые были в концлагере на территории Латвии и имеют удостоверение, в прошлом году к ноябрьским праздникам получили сто евро. Это один раз в год. До этого давали меньше: шестьдесят или семьдесят. Больше ничего. Единственное — проезд на электричке, поезде и автобусе по территории Латвии для тех, кто имеет удостоверение, бесплатный. Кто был в концлагерях, но не на территории Латвии, те ничего не имеют.

Помощь легионерам СС значительно больше. Они каждый месяц к пенсии получали пятьдесят латов, а теперь еще больше получают.