Мы трудную службу сегодня несем вдали от России...

1226 0 Сергей ВАРЯЖСКИЙ (Украина) - 15 февраля 2018 A A+

День 15 февраля с 2010 года отмечается как День памяти соотечественников, исполнявших свой служебный воинский долг за пределами Отечества. И дата была выбрана неслучайно, ибо в этот день 1989-го последняя колонная советских войск официально покинула территорию Афганистана. Отрадно, что данный день воина-интернационалиста отмечается также в Республике Беларусь и на Украине. Как отрадно и то, что получившая официальное признание и государственный статус памятных дат, эта дата, наконец-то, дает право не только сказать огромное спасибо воинам, служившим вдали от России, но и назвать их настоящими героями, ведь, все они действительно вдали от Отечества сберегли мир.

Воин-интернационалист… Сегодня, к этому званию и статусу мы уже привыкли, но сколь долго шли мы, наше общество, а главное – наши правители, к тому, чтобы люди, выполнявшие свой воинский долг вдали от Родины, смогли не только рассказать о своих подвигах, но и гордиться высоким званием интернационалиста.

Думаю, что всем известна песня «Березовый сок» из кинофильма «Мировой парень», с ее неповторимыми словами:

Священную память храня обо всем,
Мы помним холмы и поселки родные.
Мы трудную службу сегодня несем
Вдали от России, вдали от России.

И хотя, по сюжету фильма, песня посвящена авто-испытателям завода МАЗ, она целиком и полностью имеет отношение как раз к воинам-интернационалистам, ибо была написана Вениамином Баснером и Михаилом Матусовским специально для племянника последнего, который служил в Группе советских войск в Германии (ГСВГ), и впервые была там исполнена в одной из частей в 1970-м. Свидетели того премьерного выступления вспоминают, что после исполнения последних аккордов в зале Дома офицеров наступила гробовая тишина, а затем – неумолкаемые аплодисменты. Авторам песни и исполнителям (артистам прославленного театра имени Александрова) пришлось исполнить эту песню еще три раза, до тех пор, пока слушатели не выучили ее наизусть.
И вместе с этим хочется напомнить, что песня «Березовый сок» неслучайно является любимой для воинов-интернационалистов, особенно для тех, кто прошел Афганистан, ведь значительная часть натурных съемок фильма «Мировой парень» в 1970-м проходила как раз, на афганских дорогах, тех самых, на которых спустя десятилетие, советские мировые парни проводили военными «дорогами мира» свои КАМАЗы, ГАЗы, МАЗы, КРАЗы, ЗиЛы, УРАЛы, УАЗы…

Вьетнам - МАЗ.jpg

Стоп-кадр из фильма «Мировой парень». Под слова песни «Березовый сок» советский грузовик МАЗ продлевает высокогорные афганские перевалы. Через десять лет подвиг «мирового парня» повторят, но в сложных боевых условиях, такие же «мировые советские парни».

В современном обществе понятие и статус воина-интернационалиста воспринимается, в целом, адекватно и с народным пониманием. Это при условии народного восприятия и понимания, без примеси стенаний «политтехнологов и народно-озабоченных политиканов». Увы, даже после успешно выполняемой задачи российских воинов по сохранению мира в Сирии, а также на средиземноморском Ближнем Востоке, есть немало желающих, нивелировать заслуги воина-интернационалиста, да и осквернить их героизм и память.
Но поверьте – их единицы, а мнение западноевропейских и заокеанских злопыхателей вообще не стоит выслушивать, ибо для них интернационалист лишь тот, кто из НАТО. Ведь нет в их лексиконе понятия «Мировой парень», как нет и понятия «наш родной березовый сок».
Однако история военных действий точно указывает, что без использования интернационалистов не было бы паритета ни в прошлом веке, ни сегодня, ни в будущем. Даже ООН (при всей своей заполитизированности, заговорливости и заорганизованности) признает существенным фактором достижения мира силами воинов-интернационалистов (не хочу употреблять термин «голубые каски» ибо он себя уже исчерпал). 
Касательно истории нашего Отечества, стоит напомнить, что понятие «воин-интернационалист», как и суть его дел, имеет давние и славные корни. 
Это и знаменитые суворовские походы по недопущению порабощения Швейцарии и Италии. Это поддержка Австрии, спасение «братской» Болгарии, усмирение воинствующих вельмож Ближнего Востока. Но тогда понятия воин-интернационалист, в принципе, не существовало, было лишь одно понятие – Россия, которая в очередной раз спасает Европу.
Прошедший безудержный век, показал крайнюю необходимость создания института военного интернационализма. И ведь, действительно, история Вооруженных Сил Отечества богата на такие, столь важные и тревожные проявления. Официально, воинами-интернационалистами считаются участники конфликтов и войн в Маньжчурии (КВЖД -1929-й); Испании (1936 – 1939); на Халхин-Голе (1939-й); участники воссоединения Западной Украины и Западной Белоруссии (1939-й); «Корейской войны» (1950 – 1953); событий в Венгрии 1956-го («Кровавая осень Будапешта»);  участники «Карибского кризиса» (1962-го); защиты Северного Вьетнама (1965 – 1968), Египта и Сирии в хоре Арабо-израильской войны (1967 – 1973); участники событий по защите конституционного строя в Чехословакии (Операция «Дунай» 1968-го, полвека, которой, скоро будет отмечаться, как противниками ввода сил Варшавского договора, так и героическими участниками той поры); участники предотвращения нарастания военной бойни в Индо-Пакистанском противостоянии; участники ликвидации морской минной угрозы в Суэцком проливе, создания мирной основы существования новых стран в Центральной Африке (Ангола, Гвинея и Мозамбик), осуществления мирного порядка на «Африканском Роге» и в его морской зоне (Сомали, Эфиопия, Йемен); участники ограниченного подразделения объединенной советской группы войск и советников в защите мирного неба Вьетнама (1964 – 1968); участники ограниченного контингента советских войск в Афганистане (1979 – 1989); советские военные моряки, участвовавшие в ликвидации угрозы военного противостояния в зоне Персидского залива (1990-й); участники российского миротворческого контингента на территории бывшей Югославии, Сирии (сегодня и сейчас).

В данном плане историко-военного повествования речь идет о воинах-интернационалистах, непосредственно учувствовавших в боевых столкновениях, т.е. принимавших участие в боевых действиях. Но, по моему личному мнению (которое, к моей радости, поддерживают многие ветераны) понятие воин-интернационалист — это значительно более расширенное толкование, чем официально признанное. 

Со времен окончания самой кровопролитной бойни мирового масштаба, расстановка сил в мире сложилась таким образом, что Советский Союз, как страна-победительница, был вынужден (причем обоснованно, что подтверждено всеми мировыми институтами и организациями) иметь войска сдерживания и умиротворения за пределами Отчизны. Это и Группы Советских войск в ГДР, ПНР, ЧССР и ВНР, соответственно – ГСВГ, Северная, Центральная и Южная). Это и группа войск в Монголии. Это и силы ВМФ СССР в составе пунктов маневренного базирования в Тунисе, Сирии, Вьетнаме, Йемене, Эфиопии. Именно воины этих групп и пунктов ВМФ сыграли огромную роль в поддержании мира и недопущении развязывания новой мировой бойни. И хотя (точнее, Слава Богу), боевых действий они не вели, но, по сути, они в действительности были настоящими воинами-интернационалистами, ибо своими действиями и нахождением там спасали мир. 

Для меня, как ветерана Военно-Морского Флота, дата 15 февраля также памятна, поскольку по роду своей ратной деятельности, как офицер флота, я с гордостью вспоминаю, что также нес свою службу вдали от России – в Тунисе и во Вьетнаме.

Вьетнам… Как много в этом слове – героизма, мужества, воспоминаний и гордости за свободолюбивый народ, который смог не только выстоять против заокеанской империи, но и победить ее. 
Вьетнам… Как мало сказано о том, что без советской военной поддержки не могло и быть речи о победе в той войне. И действительно это так. Сегодня если не все, то многое сказано о подвиге наших испанских добровольцев, о наших «кубинских ребятах», об афганских героях, о защитниках сирийской земли.  А касательно Вьетнама, до сих пор слышим о том, что Советский Союз оказывал вьетнамскому народу самую посильную военно-экономическую, общеэкономическую и гуманитарную помощь.
Но поверьте, без советских летчиков экипажей «Ли-Си-Цинов», как и без советских зенитчиков «Суки-Сынов», не могло быть той победы. А сегодня, в день воина-интернационалиста, видимо, настало время, рассказать более подробно обо всем и по порядку.

Когда речь заходит о войне во Вьетнаме, вошедшей в историю как Вторая индокитайская война, то сразу же вспоминается дата 2 августа 1964 года, с которой она собственно и началась («Тонкинский инцидент», спровоцированный ВМС США у берегов Северного Вьетнама или ДРВ), а также массовые манифестации и гневные митинги советских трудящихся в связи с гибелью советских моряков во время бомбардировки американской авиацией северо-вьетнамских портов. 

Лишь узкий круг знал о том, что закрытым Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 декабря 1968-го за успешное выполнение заданий по доставке грузов в и проявленное мужество 200 моряков, в том числе 17 капитанов, были награждены орденами и медалями. Орденом Ленина - 6 человек, орденом Трудового Красного Знамени - 30, орденом Знак Почета - 50, медалью «За трудовую доблесть» - 57, медалью «За трудовое отличие» - 57 человек. Посмертно награждены орденами электромеханик Рыбачук, водолаз Терехов, боцман Хуторской, помощник капитана Прядко, матросы Гриднев и Разуваев. А «За обеспечение Демократического Вьетнама необходимыми грузами и проявленное при этом мужество» было присвоено звание Героя Социалистического Труда боцману теплохода «Бабушкин» Черноморского пароходства Гонтарю, капитану теплохода «Александр Серафимович» Дальневосточного пароходства Зиновьеву, старшему механику теплохода «Степан Вострецов» Приморского пароходства Пирогову. Теплоходы «Балашиха», «Ижма» и «Амбарчик» были награждены орденом Дружбы народов. Также было рекомендовано именами героев, погибших при выполнении интернационального долга, переименовать суда Дальневосточного и Черноморского пароходств, которые стали именоваться как «Механик Рыбачук», «Боцман Зотов» и  «Валентин Хуторской».

Вьетнам-1.jpg

Могила боцмана теплохода «Гриша Акопян» Юрия Сергеевича Зотова на Морском кладбище Владивостока

О том, что гибли советские моряки, доставляя помощь братскому народу, ни для кого не было тайной. А тайной было то, что с конца 1965-го в Северном Вьетнаме находились советские военные, помогавшие в создании  полностью отсутствующей ПВО, обучении вьетнамских летчиков, танкистов и артиллеристов. И лишь совсем недавно были рассекречены архивы о непосредственном участии советских воинов в воздушных боях и наземных боевых действиях в Северном Вьетнаме, а граждане страны, которой уже нет, наконец-то смогли узнать своих героев…
Новый 1966 год вошел в сердца тысяч советских воинов тем, что им, кому страна доверила столь ответственное задание, предстояло убыть на войну. Именно в это время в достаточно массовом порядке и появились в Советском Союзе ныне уже известные анекдоты про Си Ни Цина, Ли Си Цина, Суть Янь Гина, Сукин-Сына и т.д., как и всем известная песня «Фантом» про то, как американский ас узнал, что во вьетнамском небе его сбил русский ас-Иван. 
Но не все было так смехотворно и анекдотично, как представлял советский народный фольклор. Это была самая страшная война после Второй мировой и Корейской, когда гибли сотни тысяч, миллионы становились инвалидами. И еще эта война была страшна тем, что против вьетнамского народа, вооруженного лишь стрелковым оружием (в основном трофейным французским) выступили США с самым современным вооружением, основой которого была авиация.

Вьетнам.jpg

Этот снимок результатов бомбежки американцами вьетнамской деревни и страданий девочки обошел весь мир, как немой укор варварским бомбардировкам    

Именно поэтому руководство Демократической Республики Вьетнам обратилось к СССР с просьбой не только отправить авиаспециалистов и ракетчиков, но и предоставить необходимое вооружение для создания надежной системы ПВО страны. Даже сегодня сложно дать полный анализ той помощи, которую мы предоставили Вьетнаму, поскольку до сих пор многие материалы засекречены. Тем не менее, благодаря ветеранам той необъявленной советско-вьетнамской-американской войны, удалось выяснить основные моменты, а главное, найти фамилии тех героев, о которых мы просто обязаны помнить.

Первая отправка наших зенитно-ракетных полков и специалистов авианаправления, которая началась летом 1965 года, держалась в тайне поистине глубочайшей. Перед вылетом во Вьетнам у солдат и офицеров отбиралось военное обмундирование, их переодевали в гражданскую одежду, правда, как это часто бывало, все одного цвета, покроя, а «местами» даже и размера. Тогда даже бытовала поговорка-загадка: «Как американская разведка выявляла советских военных за рубежом – по одно-фасонной гражданской одежде без погон и единообразию в строю».
Интересен факт, что с целью сокрытия массовой доставки лиц, не имеющих отношения к индокитайским народам, правительство Китая, несмотря на уже имеющиеся разногласия с Советским Союзом, разрешило переезд личного состава зенитно-ракетных частей поездом через свою территорию, чтобы разведке супостатов показать, что это «китайские добровольцы». И стоит вспомнить, что за все время существования советских зенитно-ракетных частей во Вьетнаме через территорию Китая проследовало более шести тысяч человек в одном направлении. И почти столько же в обратном.

Вьетнам1.jpg 

Так организованно «цивильно-парадным строем» они прибывали во Вьетнам 

СРВ-2.jpg

И сразу же приступали к выполнению задач, поставленных партией и правительством

СРВ-1.jpg

Несмотря на некий комичный вид эти ребята, составляющие основные боевые единицы – дивизионы, стали главными врагами американцев и спасителями вьетнамского народа

Первая группа советских воинов-интернационалистов прибыла в апреле 1965-го с задачей в кратчайший срок подготовить базу для первых зенитно-ракетных полков Вьетнамской народной армии. Следующая партия советских воинов занялась подготовкой учебных центров для вьетнамских зенитчиков под Москвой и Баку (на базе округов ПВО). Группы советских военных советников возглавляли – зенитно-ракетную генерал-майор Белов, авиационную – генерал-майор Сутягин (ас Корейской войны Суть-Янь-Гин). Но…     По объективным условиям (отсутствие инженерно-технического состава, низкий уровень образованности вьетнамских солдат), первые бои проводили именно советские полки в полном составе. Сегодня уже можно рассказать, что небо Ханоя и Хайфона (главного порта Северного Вьетнама) защищали советские 274-й, 275-й, 278-й и 285-й зенитно-ракетные полки. За весь период было доставлено 95 зенитно-ракетных комплексов «Двина» и 7658 ракет к ним. 

Двина.jpg

Вот этими ракетами комплекса «Двина»  советские, а затем и вьетнамские стражи неба выиграли бой. Сегодня он экспонат музея ПВО и ВВС Вьетнама.

Но тогда вьетнамские зенитчики еще только учились у своих советских коллег, как надо держать наготове «ключи от неба» (термин ПВО обозначающий гарантию защиты воздушных рубежей. Сложными были первые месяцы той войны. Не только климатические условия создавали трудности для советских воинов. Было полное отсутствие единой системы ПВО и невозможность установления стационарных боевых площадок. Вот тогда и родилась мысль о создании тактики засадных точек. Это означало, что после каждого применения оружия вся техника и личный состав батарей в срочном порядке снималась с позиции и в ночное время выдвигалась на новые позиции. В этом был и успех операций, в этом были и ее трудности.

СРВ-5.jpg

Первый состав советско-вьетнамского «бастиона защитников неба»

Первый бой в небе Вьетнама, вошедший в историю, состоялся 24 июня 1965-го. И провел его майор Федор Петрович Ильиных (воин-интернационалист Иль-Ин-Ых), сбивший одной ракетой сразу… три самолета противника – она попала в ведущего, за которым плотно следовали два ведомых. Для американцев это стало не просто шоком – это была пощечина «на все лицо». А для вьетнамских (и советских) воинов этот день стал днем рождения вьетнамских ракетно-зенитных войск. Правда в самом Вьетнаме не забыли настоящего героя и Федора Ильиных вьетнамцы называли не иначе, как «второй после Хо Ши Мина»...

В отличие от доставки личного состава (который, в целях сохранения тайны, прибывал через территорию КНР), техника и вооружение доставлялись морем из Владивостока, Севастополя и Ленинграда. Львиная доля принадлежала Дальневосточному и Приморскому пароходствам. И основными районами защиты неба были Ханой и Хайфон. Более двух лет советские воины находились на вьетнамской территории и американская разведка, конечно же, прекрасно знала, что «вьетнамские» зенитчики так лихо сбивают Б-52 и «Виджиленты», как и всю  их летающую технику. Знать-то знали, да вот на первых порах достать не могли.
Во-первых: удачно был использован тактический прием засад. Даже спустя сутки после применения ракет американские самолеты не знали, в каком месте будут расположены советско-вьетнамские дивизионы.
Во-вторых: трудолюбие вьетнамских воинов и крестьян во имя победы было таким, что за сутки  с прежней позиции вывозилось и выносилось. А на прежней стартовой площадке оставались макеты комплексов, создающие иллюзию действующих, которые «успешно» бомбили американцы и не менее «успешно» докладывали о победах.
И в-третьих: как и в Корейской войне, советским воинам было «категорически запрещено» попадать в плен.  Поэтому все боевые позиции советских зенитчиков были самым надежным образом защищены вьетнамскими подразделениями.
Несмотря на то, что все бои 1965-го, 1966-го, 1967-го и отчасти 1968-го проводили советские ракетчики,  за спиной у них всегда стояли вьетнамские воины-ученики. Даже те, кто прошел обучение на базе Московского и Бакинского округов ПВО, не допускались к самостоятельной боевой службе, не пройдя боевой стажировки непосредственно «на местах боев».
Статистика, как известно, сухая, но, вместе с тем, точная наука. Так вот, статистика воздушной войны во Вьетнаме свидетельствует, что за время боев было сбито 4188 американских истребителей и бомбардировщиков, из них 1044 советскими воинами. 

СРВ-4.jpg

Статистика четко фиксирует: сбито 2080 самолетов противника, из них – половина, нашими «мировыми парнями».

Руководитель группы советских военных советников во Вьетнаме генерал-майор Белов Григорий Андреевич до последних дней своей жизни самыми добрыми и теплыми словами вспоминал верных соратников- однополчан  Борисенко, Дзызу, Кислянского, Сенченко, Баженова, Федорова, Ваганова, Завадского, Цыганкова, Ильиных, Можаева, Лякшиева, Барсученко, Воробьева, Константинова, авиаторов Чечулина, Цыганова, начальника штаба Б.А. Воронова, служащих аппарата старшего Группы СВС - Любовь Рослякову, Наташу Ионайтис. Помнил он и тех, кто погиб, защищая небо Вьетнама. 

Вьетнам3.jpg

На снимке стоят слева направо старшие офицеры Меньших, Бойков, Баженов Н.В., Смирнов О.

Как уже ранее говорилось, за тот период  войны приняло участие более шести тысяч советских воинов-интернационалистов. Но не всем было суждено вернуться на Родину. По данным, полученным из различных, но, подтвержденных источников, в период ведения боевых действий, непосредственно на вьетнамской территории погибло семь воинов-интернационалистов (без учета погибших моряков). Старший лейтенант Багаев Алексей Егорович военный летчик – погиб, успев отвести самолет от вьетнамской деревни; старший лейтенант Бриндиков Михаил Константинович погиб во время авианалета; капитан Мрыхин Винидикт Федорович погиб во время испытательного полета; капитан Поярков Юрий Николаевич погиб в авиакатастрофе; капитан Симонов Евгений Семенович умер от ран, полученных во время авианалета; рядовой Смирнов Виталий Елифендриевич погиб во время налета на стартовую площадку; старший лейтенант Соломин Алексей Николаевич погиб от подрыва на мине.
За мужество и отвагу, проявленные при выполнении интернационального долга с 1965-го по 1968-й годы  384 советских военных специалиста и воина были награждены орденами и медалями СССР, а свыше тысячи – орденами и медалями ДРВ. 
Самую высокую оценку подвигу советских зенитчиков и летчиков дал Президент Демократического Вьетнама, лидер всего вьетнамского народа Хо Ши Мин.

Хо ши мин.jpg

Президент Хо Ши Мин на огневой позиции 61-го зенитно-ракетного дивизиона (командиры капитан Хо Ши Хыу и майор Проскурнин) 236-го (Первого) ЗРП ВНА после боя, в котором дивизион тремя ракетами сбил 4 американских самолета. На втором плане (с явно выраженными вьетнамскими чертами)  майор Проскурнин.

После возвращения в Союз всем участникам той необъявленной войны было приказано о ней забыть. Но как же можно было утаить боевые награды на кителях, да появившуюся седину у молодых солдат, детей тех, чьи отцы двадцать лет назад не вернулись из боя… И тем не менее, как не без иронии заметил один остроумный ветеран Вьетнама – «в России все секретно, но нет ничего тайного». Так не стала тайна для жен и матерей, когда их воины вернулись из длительной служебной командировки, с орденами и медалями и живые.

Вьетнам4.jpg

После вручения боевых наград Родины в районе аэродрома Ханоя, которые были вручены советским зенитчикам секретарем ЦК КПСС Устиновым и членом Политбюро ЦК КПСС и главкомом ПВО Тулубко.

СРВ-6.jpg

И этим двадцати летним парням, повзрослевшим на годы, также пришлось уворачиваться, чтобы не «сболтнуть правды»

Но не только зенитчики внесли свой вклад в победу в небе Вьетнама. Несмотря на категорический запрет на участие советских летчиков в воздушных поединках с американскими асами, некоторые из них, ведомые подвигами своего командира генерала Сутягина (героя Корейской войны), все же вступали в контакт с американцами. Причем вступали не языком авиационных пушек и ракет, а демонстрируя на близких дистанциях, что за штурвалом не вьетнамский ас Ли Си Цин, а его старший брат. Вот, наверное, с тех пор и появился анекдот, когда советский военный специалист объясняет летчику-вьетнамцу устройство «МиГа» и, показывая на одну красную кнопку на приборном щитке, предупреждает: «Ее, парень, нажимай только в самом безвыходном положении». И когда летчик-вьетнамец, попав в отчаянную ситуацию, вспоминает о загадочной красной кнопке и с последней надеждой нажимает ее, вдруг его сзади похлопывает по спине чья-то тяжелая рука, и кто-то по-русски говорит: «Ладно, приятель, отдай  штурвал. Попробуем выкарабкаться из этой переделки».

И еще несколько слов о совсем забытой теме – о роли советского Военно-Морского флота, точнее Тихоокеанского, в той войне.
Немногие знают, что именно кораблям 169-го отдельного дивизиона кораблей ОСНАЗ (особого назначения, а фактически – разведки), редко стоящих у 37-го Владивостока, довелось быть ушами и глазами наших зенитчиков во время защиты вьетнамского неба. Это они, корабли комдивов Проценко и Плоткина, по воспоминаниям контр-адмирала Карева, дневали и ночевали в Тонкийском заливе, проводили слежение за авианосцами, предупреждали командование о вылетах американских палубных штурмовиков к Вьетнаму, выявляли новые тактические приемы. И в то же время, они всегда были на линии огня, эти ребята из морской разведки.

Вьетнам5.jpg

Практически никогда не бывает занятым весь пирс кораблей разведки, всегда более половины кораблей в море. 

Вьетнам6.jpg

Моряки ОСНАЗ Тихоокеанского флота – участники той необъявленной войны. Они также юыли награждены орденами и медалями и также, тайно…

Всего за период вьетнамской войны с 1964 по 1974 годы в район боевых действий во Вьетнаме выходило 17 разведывательных кораблей соединения, совершивших 94 похода продолжительностью по три-четыре месяца. И за все эти походы было зафиксировано более ста явно выраженных атак с воздуха (имитированных, но, кто ж тогда знал…), знали американцы, что это за корабли и какие проблемы они им создают.
А проблемы действительно были серьезными. За время всех боевых действий через Вьетнам прошло два с половиной миллиона американских солдат, офицеров и вольнонаемных, из них 58148 было убито и 303704 ранено. 766 человек попали в плен (в основном летчики) из которых 114 там умерло. Страшные цифры, которые надо помнить всегда, особенно в наше непростое время.
Прошли года, наступила новая эра взаимоотношений Вьетнама, как со странами СНГ, так и США. Но в самом Вьетнаме до сих пор помнят, а главное любят советских воинов, пришедших на помощь в самую тяжелую минуту. Помнят тех, кто в 1966-м дал вьетнамским зенитчикам «ключи от неба».

СРВ-8.jpg

Где вы сегодня, славные защитники вьетнамского неба – еврей подполковник Шепотковский, русские – майор Моисеев, капитан Краснов, старшие лейтенанты Барковский, Соловьев, лейтенант Лучшев, украинцы – майоры Мовчан, Нагорный, капитан Корнейчук, белорус лейтенант Логозяк, грузин лейтенант Пицхеллаури… как и многие другие?  Помнят ли вас, как героев, чтут ли, как участников боевых действий? Помнят, потому что вы героями были и ими остаетесь!    Как и все герои – воины-интернационалисты. Ведь, как известно, из песни слов не выкинешь, особенно, из такой: «Мы трудную службу сегодня несем вдали от России, вдали от России».

При подготовке материала были использованы, как  воспоминания участников той войны: Белова Алексея Михайловича, Можаева Бориса Степановича, Шеломытова Геннадия Яковлевича и Колесника Николая Николаевича, так и архивные данные самого автора и его коллег по службе на Тихоокеанском флоте.