Побег из немецкого ада

646 0 Кирилл БРАГИН - 09 февраля 2018 A A+

8 февраля 1945 года группа советских военнопленных, угнав бомбардировщик Heinkel He 111, бежала из концлагеря на острове Узедом

В последний год Великой Отечественной войны, на острове Узедом в Балтийском море, где располагалась секретный ракетный центр Пенемюнде, и находились обслуживающие его заключенные, судьба свела вместе несколько отважных советских воинов.

На базе Пенемюнде разрабатывались крылатые и баллистические ракеты «Фау», на них Третий Рейх делал большую ставку в войне, которую они уже проигрывали. Нужды завода по производству «Фау-2» «обслуживали» десятки тысяч заключенных из сорока с лишним концентрационных лагерей, в том числе Бухенвальда, на секретном полигоне острова Узедом также находились заключенные, которых использовали как рабочих.

Среди них были и советские военнопленные, многомесячное пребывание в плену врага не сломило их желания вернуться на Родину. Летчик-истребитель Михаил Девятаев, воевавший под началом знаменитого Покрышкина, в плену находился с июля 1944 года, он уже предпринимал попытку побега из Кляйнкенигсбергского лагере военнопленных. Девятаев был приговорен к смертной казни, но ему удалось, сменив нашивку на робе, изменить статус смертника на статус осужденного. На Узедом он был отправлен под именем Степана Никитенко.

Пограничник Иван Кривоногов в плен попал в первый месяц войны, пытался бежать, но также был схвачен. Артиллерист Владимир Соколов неуспешно пытался бежать дважды, уже на Узедоне вместе с Кривоноговым планировал побег на лодке. Владимир Немченко во время побега лишился глаза и был этапирован на остров в Балтике. Николай Урабнович, угнанный в Германию в юном возрасте, из плена пытался бежать дважды.

В одном месте оказалось сразу несколько человек, не желающих заканчивать свою жизнь, работая на германский военпром. Кроме этих лиц были и другие, на которых можно было положиться – военнослужащие Иван Олейник и Михаил Емец, гражданские – Петр Кутергин, Федор Адамов и Тимофей Сердюков. Этой группе из десяти человек без труда удалось устроиться работать близ аэродрома. Для побега был намечен бомбардировщик Heinkel-111, приборные панели этого самолета Девятаев тайно изучал по остаткам кабин разбитых машин, находившихся на соседней свалке.

План был разработан, роли распределены, ждали лишь удобного случая и летной погоды. Этот момент наступил 8 февраля 1945 года. Группа Девятаева как обычно работала на аэродроме, когда немецкие механики отлучились на обед, Кривоногов железной заточкой убил единственного конвоира, и группа кинулась к «Хейнкелю».

Задержку вызвало отсутствие аккумулятора, но команда быстро раздобыла вспомогательный аккумулятор для запуска моторов. Двигатели были запущены и прогреты, однако взлететь удалось лишь с третьей попытки. Немцы забили тревогу лишь после того, как захваченный «Хейнкель» покинул остров. На перехват был поднят истребитель, пилотируемый немецким асом Хобомом, но без знания курса He 111, шансы найти его были минимальны.

Угнанный самолет был обнаружен немецким полковником Далем, летевшим с заданием на «Фокке-Вульфе», но отсутствие боеприпасов не позволило сбить He 111, а заканчивающееся топливо организовать преследование.

За штурвалом бомбардировщика Девятаев был лишь раз в жизни, но этот небольшой опыт серьезно помог ему. Садить He 111 с фашистскими опознавательными знаками на территорию, где находилась Красная Армия было очень рискованно, и командир корабля принял решение совершить посадку за линией фронта. При пересечении линии фронта обстрела советской зенитной артиллерии избежать не удалось, но самолет все же совершил «жесткую посадку» в лесу. Здесь беглецы были встречены красноармейцами.

Несмотря на то, что группа сорвала планы немцев по дальнейшему испытанию «Фау-2», доставила советскому командованию стратегическую ценную информацию и точные координаты стартовых установок ракет «Фау-2», все члены экипажа были подвергнуты строгой проверке со стороны «Смерша».

Спутников Девятаева отправили в штрафную роту, а его оставили в центральном советском концлагере в Польше. Из польского лагеря его вызволил Сергей Королев, конструктор сам лишь как несколько месяцев освободился из заключения, и ему нужен был проводник по Узедому и Пенемюнде.

Впрочем, после этого Девятаев еще 4 месяца находился в заключении в лагере Топки. Власть сильно не доверяла побывавшим в плену, после освобождения легендарному летчику в авиации служить запретили, и он по собственному выражению, «пошел в речники».

Награда нашла своего героя лишь в 1957 году, по ходатайству Королева, Михаилу Петровичу Девятаеву присвоено звание Героя Советского Союза.

Источник