Традиция и новизна. О современной музыке Беларуси

88 0 Станислав МИНАКОВ - 11 февраля 2018 A A+

На прошедших в декабре в Курском музыкальном колледже XIII Свиридовских чтениях состоялось немало интересных встреч, бесед, выступлений. В частности, кандидат искусствоведения, доцент кафедры истории музыки Белорусской государственной академии музыки Антонина Карпилова (Минск) поделилась рассказом о музыкальном искусстве Беларуси, прежде всего современном.

— Антонина Алексеевна, как сказал Пушкин, мы «ленивы и нелюбопытны», а потому мало знаем даже о ближайших соседях. Это тем более неправильно, что русское и белорусское соотносится даже не столько как соседское, а как духовное и кровное братское. Интересно узнать побольше, скажем, о белорусской композиторской школе, которая, несмотря на относительную молодость, представлена художниками уже нескольких творческих поколений и отличается разнообразием музыкальных жанров. 

— Современная белорусская музыка является порождением неклассической эпохи во всеобщей истории искусства. Взаимодействие разнообразных традиций в академической музыке подтверждается композиторским творчеством представителей Новой белорусской музыки, ориентирующихся на западноевропейский музыкальный авангард. Но в целом специфика белорусской музыки во многом кроется в интегрировании многообразного культурного опыта. Не отрицая ничего целиком ни из своего прошлого, ни в своем настоящем, белорусская музыка допускает существование новых смысловых и художественных систем при сохранении базисного стиля мышления. Благодаря тому, что белорусская народная культура имеет глубокие и давние традиции, профессиональная музыка Беларуси сумела сохранить статус музыки национальной, белорусской, включившись в таком качестве в контекст международной художественной жизни.
Национальная симфоническая традиция формировалась в Беларуси, как и в большинстве композиторских школ восточно-европейского региона, в условиях ускоренного становления. Ее историческая эволюция непродолжительна, но динамична. Исторический опыт показывает, что при формировании новых композиторских школ на первый план выдвигается опера, которая накапливает опыт создания национального стиля и претворения национальной тематики. Белорусский же симфонизм не имел такой опоры и прочных исторических традиций, утверждавшихся в других жанрах. Своеобразие этого развития заключается в том, что симфонические жанры в белорусской музыке осваивались почти параллельно с музыкально-сценическими — оперой, балетом. В этом жанре концентрируются художественный опыт и лучшие достижения музыкального искусства, решаются творческие задачи, актуальные не только для национального симфонизма, но для современного симфонического творчества в целом. Белорусские композиторы разных поколений и разных художественных устремлений — Н. Аладов, Е. Тикоцкий, Г. Пукст, А. Богатырев, Л. Абелиович, Е. Глебов, Ф. Пыталев, А. Мдивани, Г. Вагнер, В. Дорохин, К. Тесаков, В. Доморацкий, О. Сонин, О. Елисеенков, В. Кузнецов, О. Ходоско и другие — создали многоликий и сложный мир, именуемый белорусской симфонией. Крупнейшим представителем этого жанра был недавно ушедший из жизни Д. Смольский, автор 15 симфоний.

— Свиридов говорил о конце мирового симфонизма, и как последнего его представителя называл великого Шостаковича. Но что ж выходит, симфония по-прежнему привлекает внимание композиторов разных поколений, количество сочинений этого жанра не уменьшается?

— Основное направление современной белорусской симфонии связано с переосмыслением традиционной жанровой модели симфонии на основе совмещения и синтеза разножанровых закономерностей. Этот процесс привел к появлению таких разновидностей симфонии, как камерная и концертная, а также вокально-хоровая, к своего рода «инструментальному театру». Назовем Камерную симфонию В. Кузнецова, Пятую симфонию Д. Смольского, Пятую симфонию О. Сонина. Идея концертирования, использование принципов концертности в симфонии присутствует в Девятой и Десятой симфониях Д. Смольского, в симфониях с солирующими инструментами К. Тесакова (Третья), О. Сонина (Третья и Четвертая), О. Елисеенкова (Четвертая).
Вокальная симфония, в основе которой лежит синтез инструментальных жанров с вокально-хоровыми, присутствует в творчестве А. Мдивани   (Пятая симфония «Память земли», Шестая «Полоцкие письмена» и Седьмая «Северные цветы»), О. Сонина (Вторая, посвященная памяти Г. Лорки, и Третья «Посвящение Сапфо»), С. Бельтюкова (Первая симфония «Гравюры» для симфонического оркестра и камерного хора), О. Ходоско (Первая «Покаянная» и Вторая «Via dolorоso»). 
Качественные преобразования жанра симфонии, происходящие в современной белорусской музыке, обогащают и развивают национальную симфоническую традицию, включая ее в современный художественный контекст европейского симфонизма.

Балет А. Мдивани Рогнеда.jpg

Балет А. Мдивани

— Существуют ли творческие поиски белорусских композиторов в области музыкального театра, есть ли перспективные попытки обновить его музыкально-драматургические основы и интонационную палитру?

— В ряде случаев усвоение опыта современного музыкального театра содействовало прогрессу национальной оперы. Лучшие произведения — «Джордано Бруно» и «Матушка Кураж» С. Кортеса, «Тропою жизни» Г. Вагнера, «Седая легенда» Д. Смольского, «Дикая охота короля Стаха» В. Солтана, «Князь Новоградский» А. Бондаренко — разные по жанрам и степени художественной зрелости, стали репертуарными. Белорусская опера в целом развивалась медленнее, чем симфонический или балетный жанры. Причины этого явления — в сложности жанра оперы, требующего высокой профессиональной зрелости авторов, а также в недостаточности сценарной основы и общем кризисе жанра «большой оперы» в отечественной музыке. 
В качестве литературного источника авторы выбирали преимущественно национальные сюжеты, произведения белорусских писателей и поэтов различных творческих направлений: В. Быкова, В. Короткевича, М. Богдановича. 

С.Кортес. Опера Медведь.jpg

С. Кортес. Опера «Медведь»

— Находят ли современные композиторы новые литературные источники и актуальные музыкально-выразительные средства для создания оперных произведений?

— Появились интересные по стилистике и формам выражения оперы. В частности, «Девочка, наступившая на хлеб» и «Его жены (Герцог Синяя Борода)» В. Копытько, «Приглашение на казнь» и «Записки сумасшедшего» В. Кузнецова. 

— Известно, что в Беларуси имеет прочные традиции балетный жанр. Как он развивается в настоящее время?

— Этапным стал балет «Страсти /Рогнеда» композитора А. Мдивани в постановке хореографа В. Елизарьева, где исторические события осмыслены авторами в духовно-историческом ключе. На современной белорусской сцене поставлены также балеты «Макбет» и «Князь Витовт» В. Кузнецова, «Крылья памяти» и «Мефисто» В. Кондрусевича. Актуализируется музыкально-сценический и зрелищный потенциал такого жанра, как мюзикл. В этой области активно работает В. Кондрусевич, деятельность которого отмечена Государственной премией Беларуси за 2016 год (мюзиклы «Джулия», «Стакан воды», «Африка», «Софья Гольшанская», «Байкер»). 

В.Кузнецов. Балет Витовт.jpg

В. Кузнецов. Балет «Князь Витовт»

— Находясь, образно говоря, под свиридовской курско-всероссийской сенью, нельзя не затронуть тему вокально-симфонического жанра.

— Обращение к этому жанру обусловлено его демократичностью, способностью емко и многогранно воплощать темы общечеловеческого значения, а кроме того, успехами и интенсивным развитием смежных жанров — симфонии, оперы, оказавших влияние на ораторию и кантату. Подъем жанра связан также со значительным притоком свежих творческих сил. Современные белорусские кантата и оратория отличаются разнообразием тематики. Многогранно в нем отражена тема Родины, родного края, его природы, национального достоинства белорусского народа. 
Военная тема, столь важная для Беларуси, получает новое осмысление, связанное с осознанием и оценкой событий с сегодняшних позиций, стремлением показать их в связи времен. Нестандартна трактовка темы памяти в оратории «Хатынь» К. Тесакова. В русле современных тенденций трактовки жанра решена тема войны в реквиеме «Помните!» Л. Шлег, основанном на сочетании канонического текста заупокойной мессы и документальных материалов книги А. Адамовича, Я. Брыля, В. Колесника «Я из огненной деревни». Его можно в известной степени сравнить с «Военным реквиемом» Б. Бриттена, также сочетающим литургический и гражданственный планы произведения.

— Что становится поэтической основой ряда новых белорусских кантат и ораторий?

— Это произведения русской и зарубежной классики — А. Пушкин, А. Радищев, Р. Рильке, А. Ахматова, Е. Евтушенко. Однако все сильнее становится тенденция обращения к национальной поэзии — Я. Купалы, Я. Коласа («Путешественники» С. Бельтюкова, «Моя Беларусь» В. Доморацкого), М. Богдановича, М. Танка, А. Вольского, В. Коризны, Г. Бородулина, В. Некляева, Г. Буравкина и др. Значительная часть белорусских кантат и ораторий связана именно с образами, рожденными творчеством белорусских поэтов-классиков. Характерным явлением для белорусской музыки стало появление кантат и ораторий на народные тексты. В ряду таких сочинений – кантата М. Васючкова «Не сячы, мой татухна, пры дарозе бярозы» на тексты белорусских народных баллад, а также «Венок» Л. Захлевного, «Лирическая кантата» Г. Гореловой, «Трава-мурава» и «Дударик» Л. Шлег. Выделю обряд-действо для народного хора «Беларускае вяселле» В. Кузнецова, где раскрыт народный свадебный обряд в его неповторимом звучании. Замысел произведения был предложен известным белорусским этномузыкологом З. Можейко. Основой послужили 15 свадебных свадеб Полесья и Поозерья, записанных Можейко.
В вокально-симфонических жанрах усиливается звучание духовно-исторической тематики, таковы кантата «Куранты» В. Копытько на стихи анонимного автора ХVIII века и оратория «Франциск» А. Литвиновского на текст Ф. Скорины «Из Библии». Значительное место в творчестве композиторов Л. Шлег, О. Ходоско, В. Копытько, А. Литвиновского, О. Залетнева, С. Бельтюкова заняли духовные сочинения – мессы, литургии, духовные концерты. 

— Что можно сказать о творчестве современных белорусских композиторов в эстетико-художественном направлении, где музыкальное начало соединяется с визуально-пластическим и пространственно-процессуальным сценическим действием?

 — Как перформансы отмечу произведения «Элегии памяти Арриго Бойто» В. Копытько, «Ветер и птица» и «Два текста Даниила Хармса» В. Кузнецова, «Любовные песни Даниила Чармса» В. Воронова и другие.

— Расскажите, пожалуйста, о музыкальных театрах Беларуси.

— В настоящее время их два работающих — Национальный академический большой театр оперы и балета и Белорусский государственный академический музыкальный театр. 
В репертуаре музыкальных театров, где значительное место традиционно занимали произведения белорусских композиторов (оперы «Мастер и Маргарита», «Визит дамы», мюзиклы «Питер Пен», «Джулия», «Стакан воды», балет «Страсти») со второй половины 1990-х годов ощущалось некоторое затишье. Одной из причин явилась некорректность репертуарной политики: дело в том, что композиторов, способных написать хотя бы одну жизнеспособную оперу или балет (не только в Беларуси, но и в мире) не так уж много, Жанр этот – один из самых сложных, и в музыкальных театрах он должен быть оценен соответственно. Однако уже с 2000-х годов ситуация начинает меняться в лучшую сторону. В первую очередь это касается камерных оперы и балета («Записки сумасшедшего», «Синяя борода и его жены», «Мефисто», «Макбет»).
Известно, что самым монументальным, уважаемым, дорогим (и основательно дотируемым) видом европейского театра является опера. В оперном творчестве Беларуси музыкальный язык, общая эстетика, в том числе постановочная, и сюжетная линия (гражданско-патриотическая, национально-историческая, лирико-эпическая, военная, революционная и в виде исключения – комедийная) как атрибуты оперного феномена несколько десятилетий представляли жанровый «монолит». Затем стала возрастать роль режиссерского начала, нередко в ущерб композиторскому замыслу. Главный режиссер Большого театра Беларуси — М. Панджавидзе, с 2010 года, режиссер-постановщик более двадцати спектаклей в театрах оперы и балета Татарстана, Новосибирска, Магнитогорска, Екатеринбурга, в Астраханском государственном музыкальном театре. На сцене белорусского Большого театра он осуществил постановки опер «Набукко» Дж. Верди, «Тоска» Дж. Пуччини, «Аида» Дж. Верди, «Севильский цирюльник» Дж. Россини, «Седая легенда» Дм. Смольского, «Турандот» Дж. Пуччини.

Д.Смольский. Опера Седая легенда.jpg

Д. Смольский. Опера «Седая легенда»

— Если можно, подробней остановимся на первых попытках воплотить в белорусском оперном произведении гротескно-фантасмагорическую стилистику.

— Это, в первую очередь, да и хронологически, опера «Мастер и Маргарита» (1992 г.) Е. Глебова. Расширенное хоровое начало, ораториальная стилистика отличает и оперу на национально-исторической основе «Князь Новоградский» А. Бондаренко. Опера С. Кортеса «Визит дамы» (1995 г.) представляет драматургию театра абсурда и в сфере музыкального театра является продолжателем оперных новаций А. Берга. Она стала одной из наиболее репертуарных экспериментальных работ оперного театра. Опера совмещает черты музыкального и драматического театров, о чем свидетельствует отсутствие увертюры, использование в кульминационных моментах разговора, голоса диктора, значительная роль диалога, особенности динамики мизансцен (режиссер-постановщик Н. Пинигин, музыкальный руководитель и дирижер Г. Проваторов). Линию музыкально-авангардистской эстетики продолжила постановка «Записок сумасшедшего» – одноактной оперы В. Кузнецова по повести Н. Гоголя (режиссер-постановщик М. Изворска-Елизарьева, 2005 г.). 
Музыкальный театр рубежа нынешних столетий в целом отличает более поисковый характер в сфере сценической драматургии (новые нетрадиционные постановочные решения) и в направленности репертуара в «смежные» музыкально-театральные жанры. В оперном театре все большее предпочтение отдается мобильным концертным постановкам, что способствует разнообразию и расширению репертуара. В театре музыкальной комедии все более утверждается жанр мюзикла.

— Триумфом в музыкальной жизни республики считают постановку в 1995 г. балета «Страсти /Рогнеда» А. Мдивани на либретто и в постановке главного балетмейстера белорусского Большого театра Валентина Елизарьева. 

— Пока что это единственное в республике современное балетное произведение высокого уровня на национальную тему. Это повесть об общих русско-белорусских предках. Балет поставлен на сюжет древнеславянской истории, взятый из летописей. Его герои — полоцкая княжна Рогнеда и киевский князь Владимир. Основные эмоции — любовь, мщение, власть и вера. Слово «страсти» в названии означает сильные чувства не только в частной и государственной жизни, но и имеет сакральный смысл: уязвленный отказом Рогнеды выйти за него замуж, Владимир сначала залил кровью Полоцк, позже принял христианство и крестил Русь, а потом женился на византийской принцессе. Звучание хоровой молитвы в финале балета несет смысл прощения и примирения.
Говоря о композиторе Мдивани, отмечу, что в жанре симфонии выделяются его программные симфонии Пятая и Шестая, хоровые произведения — «Снапочак», «Свадебные» и «Свадебные застольные» на народные тексты, хоры на стихи С. Есенина и Я. Купалы. В его произведениях есть театральность мышления и экспрессивность высказывания, оркестровая красочность и выразительность всех компонентов музыкальной речи, свежесть художественных идей.

— Есть ли другие яркие имена и постановки?

— В 1996 г. был поставлен одноактный балет «Круговерть» О. Залетнева (с необычным подзаголовком «балет-триллер»), в 2000 г. — балет-символ «Макбет» В. Кузнецова.
Однако появление имен белорусских композиторов на афишах музыкальных театров республики — событие редкое и не столь впечатляющее, как того заслуживает национальная музыкальная школа. Спектакли, ушедшие из репертуара, как правило, более не возобновляются (исключение – балет Е. Глебова «Тиль Уленшпигель»). Свой потенциал белорусские композиторы реализуют в драматическом театре, создавая музыку к драматическим спектаклям. За последние годы поставлено мало новых опер. «Записки сумасшедшего» В. Кузнецова — среди них. 

— Какие коллективы Беларуси вы бы выделили еще?

— Государственный академический народный оркестр им. Иосифа Жиновича (с 1930 г.), Государственный симфонический оркестр (с 1928 г.), Государственная академическая хоровая капелла имени Григория Ширмы (с 1939 г.), Государственный народный хор имени Георгия Цитовича (с 1952 г.). Многие знают эстрадные ансамбли «Песняры», «Сябры», «Белорусские песняры».

В итоге следует сказать, что в условиях новой общественно-политической реальности особенностью развития белорусской национальной музыкальной культуры рубежа ХХ–ХХІ веков является стилистический плюрализм в сфере композиторского творчества, обновление фактора этнической актуальности и исполнительская экспансия разнообразных коллективов. 

Раздел