Заказное убийство века

579 0 Роман ИЛЮЩЕНКО - 10 февраля 2018 A A+

10 февраля мы отмечаем очередную годовщину ухода из жизни «солнца русской поэзии» - Александра Сергеевича Пушкина.

Кажется, о нем, его жизни, творчестве, обстоятельствах трагической кончины, известно уже все. Тем не менее, талант поэта был настолько многогранен, а жизнь ярка и полна самых невероятных поворотов, что даже спустя 180 лет со дня его ухода в мир иной, остаётся еще немало тайн.
Некоторые малоизвестные подробности последних дней великого сына России, помогли установить питерские эксперты криминалисты, но обо всём по порядку!

Молодой и горячий 

Александр Пушкин был человеком увлеченным, азартным и темпераментным. Что в общем то вполне объяснимо для его пылкой, взрывной натуры с примесью горячей африканской крови. По этой причине он не раз становился участником смертельных поединков и большей частью сам и выступал их инициатором. Пушкинистами скрупулёзно подсчитано, что до фатальной дуэли с Дантесом, великий поэт был зачинщиком 25 поединков и еще 7 раз перчатку бросали ему. Первая его дуэль едва не состоялась, когда юному дарованию только исполнилось 17 лет. К барьеру им был вызван родной дядя Павел Ганнибал, который на балу посмел увести у племянника девушку! 
Рисковал головой Александр самозабвенно и порой только Сам Господь Бог отводил руку стрелявшего в сердце поэта, если дуэль не отменялась ранее. Так зимой 1822 года, 23-х летний Пушкин ссорится с командиром егерского полка полковником Семёном Старовым. Старый рубака - воин уверен, что может безнаказанно осаживать юнцов, но «коса нашла на камень» и восходящая звезда русской поэзии вызывает убелённого сединами офицера на дуэль.       
Отказаться полковник в силу своего статуса не может и принимает вызов: в конце концов надо же кому-то проучить мальчишку! Но из-за случившейся снежной бури оба дуэлянта дважды промахиваются и лишь поостыв, соглашаются на мировую. 
Вообще 1822 год – один из самых бурных и богатых на дуэли в насыщенной жизни поэта! Находясь тогда в ссылке за свои антиправительственные высказывания, Пушкин был особенно не сдержан, раздражён и несколько раз рисковал жизнью из-за пустяков. Столь же частыми поводами для поединков были стихи поэта: Пушкин писал едкие эпиграммы на видных представителей света, буквально провоцируя скандалы. К счастью, большинство их удалось погасить бескровно. 

От либерала к консерватору

С годами, Пушкин не только взрослеет, остепеняется, мужает, обзаведясь семьёй, но (особенно после исторической аудиенции в сентябре 1826 года у Императора Николая I) становиться настоящим государственником, направляя свой блестящий талант на служение Богу, Царю и Отечеству. Это период подлинного расцвета его творчества и зрелой гражданской позиции. 
Теперь перо первого поэта России служит уже больше интересам Родины и направлено против уже не личных, но государственных врагов. Поэт, наконец, получает высочайшее разрешение работать в архивах и заказ написать Историю императора Петра. 

Тогда же из-под его пера выходят наиболее зрелые шедевры, пиком которых становится «Капитанская дочка» - его последнее прозаическое произведение, в котором он выступает уже, как противник бунтов и антиправительственных выступлений, сторонник твёрдой власти, патриот и монархист- контрреволюционер: «…Те, которые замышляют у нас незаконные перевороты или молоды и не знают нашего народа или уж люди жестокосердные, коим чужая головушка – полушка, да и своя шейка – копейка».
Сами слова «демократ» и «демократка» были для Пушкина ругательными. «…Чистая демократка. Никого ни в грош не ставит» – говорил Пушкин об одной девушке (А. Смирнова. «Воспоминания о Жуковском и Пушкине»).
Поэт хорошо знал европейские порядки, где тогда начиналось революционное брожение и интересовался устройством гражданского общества в Северо-Американских Штатах. В своей статье, посвящённой этой теме «Джон Теннер», он писал: «С изумлением увидели мы демократию в ее отвратительном цинизме, в её жестоких предрассудках, в её нестерпимом тиранстве. Всё благородное, бескорыстное, всё возвышающее душу человеческую – подавлено неумолимым эгоизмом и страстию к довольству».

«Ни за что на свете… переменить Отечество»

Уже в те времена против России велась тайная война. В начале XIX века среди поданных Русских царей было немало людей, одураченных западными ценностями. Пушкин понимал всю опасность этого явления. Он утверждал: «Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно; не уважать оной есть постыдное малодушие». Осознавая роль Запада в этих умонастроениях, писал: «Европа в отношении России всегда была столь же невежественна, как и не благодарна». В письме к своему лицейскому товарищу Чаадаеву, тяготевшему к либеральным взглядам, Пушкин со свойственной ему откровенностью, писал: «Хотя лично я сердечно привязан к государю, я далеко не восторгаюсь всем, что вижу вокруг себя... Как литератора – меня раздражают, как человек с предрассудками – я оскорблен, – но клянусь честью, что ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество, или иметь другую историю, кроме истории наших предков, такой, какой нам Бог её дал».
Борцы за чуждые России западные ценности вызывали у поэта негодование: «Простительно выходцу не любить ни русских, ни России, ни истории её, ни славы её, – говорил Александр Сергеевич. – Но не похвально ему за русскую ласку марать грязью священные страницы наших летописей, поносить лучших сограждан и, не довольствуясь современниками, издеваться над гробами праотцев».
Поэт с презрением отзывался о космополитах-«перемётчиках», «для коих где хорошо, там и отечество, для коих все равно: бегать ли им под орлом французским или русским языком позорить все русское – были бы только сыты…»
Такого Пушкина мы знаем мало и именно такой Пушкин – всенародный любимец был опасен и страшен врагам России. Даже сегодня не прекращаются нападки на него. Так буквально на днях стало известно, что некий «великий украинский писмэнник» Юрий Винничук обвинил классиков русской литературы Михаила Булгакова и Александра Пушкина в плагиате.

«Из чьей руки свинец смертельный?»

Есть веские основания полагать, что и самая известная дуэль с Дантесом, результатом которой стало смертельное ранение Пушкина, произошла не по причине бурных и искренних чувств, которые якобы питал к супруге поэта – Наталье Гончаровой приёмный сын голландского посланника в России, а было инспирирована врагами Отечества и самодержавия. Да и сам поединок, его ход где ещё много загадок, предстоит переосмысливать.
Согласно официальной версии полагалось считать, что 9 февраля 1837 года Пушкин был смертельно ранен в грудь. Это утверждение основывалось на выводах официальных следственных документов, заведённых по факту поединка, которые были категорически запрещены Императором. На первых же страницах следственного дела речь шла о ранении поэта в область сердца. Эта версия закрепилась в сознании народа и через стихотворения, написанные на смерть поэта Михаилом Лермонтовым («…с свинцом в груди и жаждой мести») и Фёдором Тютчевым («Из чьей руки свинец смертельный поэту сердце растерзал?»). 
Однако, в материалах суда есть упоминание и о ранении Пушкина в бок. Эта путаница дополнялась и врачебным документом о вскрытии тела умершего, где врач Владимир Даль (да-да, тот самый автор толкового словаря!) фиксировал, что «пуля пробила общие покровы живота… правой стороны, потом шла вниз, и, встретив сопротивление в крестцовой кости, раздробила её и засела где-нибудь поблизости». 
Ответ на точность ранения поэта дает его сюртук, в который он был одет в тот день. На нём имеется входное отверстие «против правого паха». Подтвердил эту версию и «диван поэта», на котором он скончался и который чудом сохранился до наших дней. На нём теоретически могли сохраниться частицы крови Пушкина. К работе были подключены питерские эксперты-криминалисты под руководством заместителя начальника областного бюро судмедэкспертизы, профессора Юрия Молина. Ими, спустя 170 лет со дня смерти поэта, удалось определить и его группу крови, и точное место ранения. Выводы специалистов подтвердили, что Дантес намеренно стрелял в пах! 

Возмездие за бесчестие

А что же Пушкин? Будучи смертельно раненым (дуэль проводилась с расстояния всего в 11 шагов), Александр Сергеевич нашел в себе силы приподняться и сделать довольно меткий выстрел в оппонента. Официальная версия гласит, что пулей поэта Дантес был ранен в руку навылет и контужен в живот. Некоторое время считалось, что пуля, пробив руку попала в пуговицу на панталонах, на которую крепились помочи (подтяжки). Очевидно, что поэт целился туда же, куда ранили его. 
Но, не так давно с помощью тех же экспертов криминалистов, работающих в области баллистики и трассологии было установлено, что выстрелом с такого расстояния и теми же пистолетом Дантес должен был получить не менее серьёзное ранение, которое не могла бы остановить пуговица. Специалисты не исключили, что под одеждой француза была надета специальная защита, что являлось грубейшим нарушением дуэльного кодекса!      
Проводить осмотр дуэлянтов перед поединком в то время считалось невозможным, дабы не оскорбить подозрением участников - настолько высоки были требования кодекса чести! Но французу, очевидно выполнявшему заказ тайных и тёмных сил, как наёмному убийце, эти чувства были не ведомы. Он, фактически не рискуя своей жизнью, хладнокровно застрелил русского гения, желая еще его и унизить.
На чём же основаны такие предположения? Сразу по завершении расследования Дантес – Геккерн был разжалован в рядовые и выслан из России, хотя ему грозила смертная казнь. На родине он, не имея никаких средств к существованию, очень быстро разбогател и даже сделался сенатором. Его внук, Луи Метман вспоминал: «Дед был вполне доволен судьбой и впоследствии не раз говорил, что только…из-за дуэли… он обязан своей блестящей политической карьерой».   

Но судьба покарала его по-своему. Одна из дочерей Дантеса, узнав, что именно он убил обожаемого ею поэта, прокляла отца. 

Роман Илющенко,
Дмитрий Орлов