За родную землю и умереть не страшно!

1473 0 Александр ГУБАНОВ - 18 марта 2018 A A+

18 марта 2018 года партизанке, Герою Советского Союза Марите Иозовне Мельникайте исполнилось бы 100 лет

Фашисты казнили Марите в 25 лет и – по схожести исторических обстоятельств – в Литве долгое время её называли «нашей Зоей Космодемьянской». 
Сегодня об этом, увы, помнят в Литовской Республике лишь самые пожилые её граждане, да те, кто сердцем воспринял их рассказы о героическом времени Великой Отечественной войны и подвиге Марите Мельникайте. На родине Мельникайте её имя власти постарались забыть: улицы и школа, названные в честь Марите, давно переименованы, а памятник партизанке в Зарасае, установленный в 1955 году, перенесён в глухой угол парка Грутас, расположенный неподалёку от города Друскининкай – как «наследие советского прошлого» (парк вроде бы посвящён советским реалиям, но не без доли презрительной иронии).

***

Впрочем, не все плюют в исторический колодец. Спросите у жителя Тюмени, как пройти (проехать) на улицу Мельникайте, и вам многие сразу и подробно расскажут, как добраться до этой улицы с непривычным для сибирского города названием.
И известность улицы происходит не только из-за её центрального расположения в городе, наличии на ней крупных организаций, торговых центров, медицинских и учебных учреждений. Тюменцы помнят ту, в честь которой улица именована. 

1388969484247_0.jpg

Когда в 1958 году в Тюмени была запланирована новая улица, понятное дело, встал вопрос об её названии. Городской Совет народных депутатов принимает решение назвать улицу в честь Героя Советского Союза Марите Мельникайте!
…Россия помнит героев, защищавших народы всех 15-ти её республик! Кстати, кроме Тюмени, улицы Мельникайте находятся в Минске и Чимкенте.

***

Марите родилась в 1918 году в Литве, в интернациональной трудовой многодетной семье. Папа – литовец, мама – русская. С четырнадцати лет Мария уже начала свою трудовую биографию – упаковщицей на конфетной фабрике «Avanti».
В августе 1941 года, когда гитлеровцы вторглись в Литву, Марите вместе с другими литовскими комсомольцами была эвакуирована в Тюмень. Но работать ученицей токаря на станкостроительном заводе, а вечерами паковать шоколад для лётных пайков – не то занятие, которое казалось ей лучшим в трагическое время. В 1942 году девушка подаёт заявление в военкомат и уходит на фронт – добровольцем.
В Балахне Марите училась в разведывательно-диверсионной школе и прошла ускоренный курс подготовки как боец партизанской разведки. После обучения была заброшена в немецкий тыл, воевала в партизанском отряде в Белоруссии и Литве. Партизаны пускали под откос вражеские поезда с военной техникой, взрывали склады, совершали налёты на гарнизоны противника, жгли поместья и хозяйства, захваченные гитлеровцами.
Она была в отряде самым активным бойцом. Участвовала в диверсиях, ходила в разведку, вела большую агитационную работу среди жителей.

***

Как вспоминает писатель Евгений Журавлев, в роковой день - 8 июля 1943 года - Мельникайте вместе с пятью товарищами вышла на выполнение боевого задания – диверсии против немецкого эшелона. Но отряд был выслежен карательной ротой немцев. 
Группа бойцов, которую возглавляла Марите, после взрывов, совершённых ими на железной дороге, уходила на север. Их было всего шесть человек.  Они шли лесами уже один день и две ночи. На рассвете следующего дня, когда начало только-только сереть, выбившись из сил, они остановились неподалёку от местечка Римше. 
Утро выдалось такое прохладное и роса на траве была такая обильная, что на ней отчётливо отпечатывались все их следы.  Днём идти было небезопасно, и они решили остановиться в лесу и переждать там до темноты.  Выставили дозорного: остальные, уставшие, сразу же повалились спать.  И тут невдалеке хрустнула ветка. Дозорный приметил двух человек. Он сначала решил не открывать себя – думал, что они пройдут мимо. Но нет, неизвестные шли прямо на него. И тогда дозорный, щелкнув затвором, выкрикнул:
- Сток! Кас эйна? (Стой! Кто идет?)
Люди остановились…
- Кто такие? – спросил дозорный.
- Мы местные жители из Римше, - ответили те.
- А что тут делаете так рано?
- Грибы собираем, - ответили неизвестные.
- А вооруженных людей где-нибудь поблизости не видели?
- Нет, - ответили «грибники»,- только в Римше в пяти километрах отсюда немало полицаев и немецких солдат.
- Покажите-ка, что вы там уже понасобирали! - приказал дозорный.
Люди открыли ему свои плетённые корзинки и показали несколько грибов. Увидев грибы, дозорный успокоился и примирительно сказал:
- Ну ладно, идите, люди добрые, только никому не говорите, что вы кого-то повстречали в этом лесу. Поняли? 
- Да-да, будем молчать, как рыбы, - ответили ему. И быстрым шагом пошли прочь.
Часовой поднял отдыхавших партизан и рассказал Марите об отпущенных им людях.
Марите вскочила и крикнула:
- Подъём! Уходим! Это наводчики!
Но уходить было уже некуда. Слева своей водной гладью блестело озеро Апвардай, а спереди, справа, слева и сзади их окружали подъехавшие и выскочившие из машины полицаи во главе с вахмистром зарасайской полиции Казанасом.
- Принять круговую оборону! По два бойца на каждую сторону! – скомандовала Марите.
Раздались первые выстрелы, засвистели пули. Полицаи ринулись на штурм партизанской позиции, и тогда Марите взяла свою снайперскую винтовку, поймала в прицел вахмистра Казанаса, командовавшего наступающими карателями, и выстрелила. Тот упал, сражённый её пулей. И полицейские, потеряв командира, сразу растерялись, залегли и стали постреливать, не поднимаясь из укрытий, – они поняли, что у партизан есть снайпер.
Но боеприпасы и силы у оборонявшихся иссякали. Постепенно один за другим падали и умирали отважные бойцы. Бой продолжался весь день, до позднего вечера… а на закате к карателям прибыло ещё две машины солдат. 
Немецкие солдаты, осознав, что у партизан кончаются патроны, стали медленно приближаться к тому месту, где находилась Марите. Они подходили с двух сторон, всё ближе и ближе. 
Марите ждала, когда их соберётся вокруг неё побольше… Потом поднялась и, крикнув: «За Родину!», бросила гранату прямо в гущу фащистов. Граната взорвалась и разметала врагов, но осколками ранило и саму Марите. 
На некоторое время она потеряла сознание, а когда очнулась, в её сознании ещё мелькнула мысль: «Надо выдернуть чеку у второй гранаты на поясе». Но сил на движение уже не осталось, и Марите снова впала в забытье. В таком состоянии её и пленили враги.

***

Из показаний Ионаса Матузы, предателя, служившего переводчиком в фашистской жандармерии и участвовавшего в допросе взятой в плен Марите Мельникайте:
«Когда мы привели девушку и поставили её у стены, немецкий офицер спросил: 
- За что ты воюешь такая хорошенькая? Могла бы хорошо пожить…
- За Советы, за Литву, - отвечала партизанка.
Её снова начали бить. Она молчала. Не было ни стона, ни слезинки. В Дукштасе на допросе девушка сказала, что её зовут Куосайте, она студентка из Каунаса…
Вместе с девушкой был захвачен и другой партизан. Их вместе избивали до потери сознания, а потом за руки привязывали к балке за потолком. Я помогал немцам. Ни девушка, ни парень не сказали ничего.
Потом их сняли с балки и потащили в камеру. Я ушёл домой. Через час меня снова вызвали в жандармерию. Немецкий офицер открыл камеру. Девушка лежала в изорванной одежде и еле дышала. Не в лучшем состоянии был и парень…
Днём девушку допрашивали с десяти утра до четырёх вечера. Вызывали для перевода меня и ночью. Так длилось шестеро суток. Ее, окровавленную, водили по улицам Дукштаса для устрашения людей».

***

Из показаний водителя Повиласа Гучуса:
«Работал я в ту пору шофёром в кооперативе Салакаса. 13 июля приехал в Дукштас за солью.  Когда закончил погрузку, ко мне подошёл немецкий офицер и приказал соль выбросить. Подъехали с ним к зданию жандармерии. В кузов бросили несколько лопат. Туда село семеро полицейских…
Во дворе тюрьмы в кузов втащили двоих: девушку и парня.
По приказу начальника жандармерии я повёл машину на кладбище деревни Канюкай… Выкопали яму. Обоих партизан подвели к ней»…

***

Когда Марите вывели на казнь, на неё даже смотреть было страшно. Перед жителями городка Дукштас, силой согнанными созерцать расправу над партизанкой, предстала шатающаяся истерзанная девушка, похожая на старуху: с седыми кудрями, в окровавленной рубахе, босые ноги – в ожогах.
Истерзанные, избитые и окровавленные Марите и парень партизан (его звали Фатей Сапожников) стояли у края предназначенных для них могил. 
Марите глянула ввысь… 
Небо было голубое, как глаза её матери, и по нему медленно плыли белые, как лебеди, облака… 
Страшно умирать?! 
Конечно! Но, нет, только не за родную землю!..

***

В партизанском лагере весть о казни всеобщей любимицы Марите вызвала великую скорбь. Все говорили только о ней. Никому не верилось, что её уже больше нет с ними, что она уже не подойдёт и не глянет, как раньше, своими голубыми глазами, и не скажет никому уже больше своих горячих слов поддержки и ободрения в трудные минуты их жизни, связанные с постоянной опасностью.
Возвратившись в лагерь после операций на железной дороге и узнав о смерти Марите, её учитель и командир Бронюс Урбанавичус поклялся вместе с боевыми товарищами отомстить палачам за её гибель.
Вскоре три группы подрывников партизанского отряда были направлены на тот же самый участок железной дороги: Дукштас – Ингалина. А Урбанавичус повёл две группы в район Постава – Адутишкис. Ему до боли были знакомы эти места – он там родился. 
Немцы постоянно проверяли исправность железнодорожного полотна.  Перед проходом поезда они всегда пускали дрезину с мощными прожекторами и вооруженной пулемётами командой.  
Выйдя к линии, партизаны притаились в кустах.  И вот показалась дрезина…  Когда она прошла, освещая прожекторами кусты, линию и обочины насыпи, у партизан оставалось несколько минут для закладки мин. 
Урбанавичус был опытным минером и четыре заряда тола поставил сам.  Вскоре показался и немецкий паровоз. Когда он поравнялся с партизанами, Урбанавичус крутанул рукоятку магнето, грянул взрыв и вагоны немецкого поезда полетели под откос. Вспыхнуло пламя, послышались крики и стоны немецких солдат. 
Уже, уходя в лес, партизаны услышали новые взрывы.  Потом они узнали, что машинист второго поезда, шедшего с обратной стороны по второй линии, не заметил в темноте взорванного эшелона и врезался в искорёженные вагоны первого состава – в нём тоже были гитлеровцы и многие из них погибли…

***

Великая Победа советского народа над фашизмом неумолимо приближалась. Свою неоценимую лепту в неё внесла и Герой Советского Союза Марите Мельникайте вместе с боевыми товарищами-партизанами.

… Если вы окажитесь в Тюмени или Минске, в Чимкенте или в Грутесе, найдите памятник Марите Мельникайте. Постойте у него, молча вспоминая о жизни и смерти этой замечательной девушки. Пусть памятники сделаны из камня, а об очерствевших сердцах говорят – каменные сердца…
Но у нас-то они какие?