Иван, крестьянский сын

927 0 Александр ГУБАНОВ - 20 марта 2018 A A+

К 405-летию подвига Ивана Сусанина

Героическое самопожертвование костромского крестьянина Ивана Сусанина описано многократно, но мне всегда чего-то в прочитанном недоставало. Я долго не мог понять – чего.
И вдруг, как это часто бывает, когда вроде и думаешь-то совершенно о другом, долгожданный ответ пришёл сам собой. Я общался с моими сельскими родственниками, людьми по-деревенски практичными, и неожиданно понял – вот оно! 
Подвиг Ивана Сусанина, по крайней мере мне, удивителен тем, что своей жизнью жертвует именно крестьянин. Иван, крестьянский сын, словно вышедший из былины молодец, совершает не просто героический поступок и побеждает, – он идёт на смерть. 
Да, в те давние времена крестьяне боролись с врагом, восставали против барской несправедливости, но это происходило для каждого из них в общей массе и вовсе не в расчёте потерять жизнь, пусть, как говорится, на миру и смерть красна. Отнюдь не на явную погибель шли.
Это наши славные русские офицеры, гусары были воспитаны по-другому. Служить и умереть за Отечество было их девизом, впитанным с молоком матери. 
Как мирная жизнь – так можно (и должно!)  покутить, в картишки порезвиться, пофлиртовать с девицами… 
Но ударил военный колокол – и вперёд на неприятеля, и что жизнь – копейка!

***

Крестьянин же был всегда практичен. Коли и рисковать собой – так ради чего-то осязаемого, ради справедливого прибытка. 
А что с прибытком у Ивана Сусанина? Наверное, он видел его самым великим – как путь в Царство Небесное!
Костромские крестьяне всегда отличались благочестием. Но немаловажно, на мой взгляд, и то, кем был в селе Домнино (домнинской вотчине Романовых, что находилась в 65 километрах от Костромы) Иван Сусанин. 
В документах XVII века об этом ничего не говорится. Историки XVIII–XIX веков обычно просто называли его крестьянином.
Однако протоиерей, впоследствии окормлявший домнинскую вотчину, ссылаясь на бытовавшие в Домнине предания, указал, что Сусанин был не простым крестьянином, а вотчинным старостой. Он писал: 
«… Сусанин был старостою вотчинным, это я считаю достоверным потому, что слышал об этом от двоюродного деда моего, престарелого священника села Станков Михаила Федорова, воспитанного, вместе с родным моим дедом, у деда их, а моего прапрадеда, домнинского священника Матвея Стефанова, урожденца домнинского и умершего около 1760-го года. А сей был внук домнинского священника Фотия Евсевиева – самовидца упомянутого события. Сей в дарственной грамоте от великой старицы Марфы Иоанновны в 1631-м году записан дьячком при отце своём священнике Евсевии». 
В другом месте он вновь повторяет: 
«Домнинские старые крестьяне тоже говорили, что Сусанин был старостою».
А старостою выбирали или назначали особенного по своим практическим и духовным качествам человека.
Кстати, любопытно и то, что «Сусанин» – это не фамилия в нашем понимании, которых в те времена у крестьян не было. Прозвание же давалось, как правило, по имени отца, внук Сусанина Даниил, сын его зятя Богдана Собинина, опять-таки по отцу проходил в документах как «Данилко Богданов». 
Прозвание Сусанин явно происходит от женского имени Сусанна («белая лилия» по-древнееврейски; такое имя носила одна из жён-мироносиц). Вероятнее всего, Сусанной звали мать Ивана Сусанина, и прозвание по имени матери позволяет предположить, что Сусанин рос без отца, может быть, умершего, когда его сын был совсем маленьким. Ну, и то, что мальчик всем виделся весьма благочестивым.
Некоторые историки также именуют Сусанина приказчиком, и, видимо, это соответствует действительности. Как известно, в боярских вотчинах XVI–XVII веков было два основных должностных лица: староста и приказчик.
Староста являлся выборным лицом местной общины («мира»), приказчик же (или «посельский») назначался владельцем вотчины. 
Русский историк и архивист, государственный и политический деятель Николай Павлов-Сильванский писал: 
«Управление и хозяйство господского имения обыкновенно были в руках уполномоченного господином приказчика /посельского/… Посельский заведовал собственным хозяйством господина на боярской земле, в отношении же участков, занятых крестьянами как самостоятельными хозяевами, он был только сборщиком оброков и податей, а также судьёй и управителем. Вознаграждением ему служило пользование пожалованным участком земли в особенности особые пошлины, которые он собирал с крестьян в свою пользу».
Судя по всему, Сусанин был не выборным старостой, а именно приказчиком (посельским), управляющим домнинской вотчиной и живущим в Домнине при боярском дворе. 
Этому выводу отнюдь не противоречит то, что называет Сусанина «вотчинным старостой». 
Во-первых, ещё в старину термин «староста» имел и значение «управитель». Во-вторых, ко временам этот термин несколько изменил своё значение, которое он имел в XVII веке, и из обозначения выборного лица, выполнявшего ряд важных мирских функций, стал – по крайней мере, в дворянских поместьях – также синонимом слов «приказчик», «управитель», «бурмистр».

***

О семье Сусанина нам известно крайне мало. Поскольку ни в документах, ни в преданиях не упоминается о его жене, то, скорее всего, к 1612–1613 годам она уже умерла. 
У Сусанина была дочь Антонида, бывшая замужем за местным крестьянином Богданом Собининым. О её замужестве нам известно только на 1619 год, но, судя по тому, что Собинин умер к 1631 году, а его сыновья Даниил и Константин числились на этот год хозяевами двора. Можно уверенно предполагать, что Антонида к 1612–1613 гг. уже была замужем и что, скорее всего, к этому времени уже появились на свет внуки Сусанина, дети Богдана и Антониды – Даниил и Константин.
О Богдане Собинине нам известно ещё меньше, чем о его знаменитом тесте. Мы знаем, что Собинин был местным крестьянином; прозвание его, скорее всего, происходит от старинного имени «Собина», как, видимо, звали его отца. Как говорилось выше, на 1612–1613 годы он, вероятно, уже был женат на дочери Сусанина. 
В литературе обычно пишется, что Собинин был сирота или приёмыш Сусанина, –  тем объясняется тот факт, что, судя по всему, не Антонида пошла к нему в семью, а он пошёл во двор, принадлежавший, видимо, его тестю.

***

Подвиг Ивана Сусанина общеизвестен. И всё же вкратце напомним о нём.
Восхождению на российский престол рода Романовых предшествовало Смутное время. 
Страна стояла на краю гибели. Долгое отсутствие законного царя грозило потерей государственности. После смерти Ивана Грозного поляки возжелали не просто захватить близлежащие земли, но и захватить верховную власть в России.
Несколько самозваных лжедмитриев, которых поощряла и всячески поддерживала Речь Посполитая, претендовали на российский престол. Столица и несколько крупных городов оказались в руках врага. 
Дошло до того, что большая часть бояр была согласна посадить на российский трон польского короля. Но русский народ решил отстоять своё государство. 

***

Под началом Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского было собрано народное ополчение и осенью 1612 года произошло решающее событие, положившее конец польской интервенции. 4 ноября поляки были окончательно изгнаны из Москвы.
Всеобщий Земский Собор избрал новым царем шестнадцатилетнего боярина Михаила Романова. 
Его в это время не было в Москве. Он бежал вместе с близкими из захваченного интервентами Кремля в свою вотчину под Кострому. Это было село Домнино. Оно находилось в лесах.
Его мать Марфа Иоанновна поручила сына старосте села Ивану Сусанину и его зятю Богдану Собинину. Сама поселилась в окрестностях Макарьево-Унженского монастыря. 

Польский король Сигизмунд, который желал русский престол для собственного сына, отдал приказ отыскать избранного царя до его помазания на царство. Взять в плен или убить, как получится. 
Полякам приходилось сторожиться ополченцев и действовали они тайно. Зная приблизительно, где находится Михаил Романов, они пытались найти проводников, чтобы пройти через топи и болота.
Хватали попадавшихся им крестьян и силой выпытывали место, где прятали Михаила Романова. 
Староста села Домнино Иван Сусанин отправил своего зятя, чтобы тот переправил молодого царя в более надёжное место, а сам вызвался быть проводником у поляков. 
Долго водил он их по глухим лесным тропам и вывел к непроходимому Исуповскому болоту. Когда ему стало понятно, что поляки не смогут организовать погоню, он сознался, что специально завёл их совсем не туда.
Разъярённые враги зарубили Ивана Сусанина на месте и попытались выбраться самостоятельно. 
Но время уже было упущено. Посланцы от Земского Собора первыми встретили Михаила Романова, и Россия получила законно избранного русского царя. 
Закончилась пора смут и бесправия на Руси.

***

Род Романовых отблагодарил семью Ивана Сусанина Жалованной грамотой, которую получил его зять Богдан Собинин в 1619 году. По этой грамоте потомство героического крестьянина освобождалось от повинностей. Кроме того, им был дарован надел земли.
В 1838 в Костроме, по повелению императора Николая I, был воздвигнут памятник Сусанину, «во свидетельство, что благородные потомки видели в бессмертном подвиге Сусанина спасении жизни новоизбранного русской землей царя через пожертвование своей жизни – спасение православной веры и русского царства от чужеземного господства и порабощения».
… Вот так – высшею мерою! – был оценен подвиг Ивана Сусанина его благодарными соотечественниками. 
Подумаешь о нём – так и видится глухой лес, болота, разъярённые лица врагов и спокойный благородный лик Ивана Сусанина. 
И потому неприятно бывает наткнуться на писанные в тёплых уютных комнатах статейки, под названиями типа «А был ли подвиг Ивана Сусанина?..».
Впрочем, что они могут изменить в нашей героической, пусть и сложной, истории?!