«Образ будущего» как камень преткновения

425 0 Иван ГОЛУБНИЧИЙ - 16 апреля 2018 A A+

В контексте всего происходящего в мире, перед лицом всеобъемлющего мирового кризиса (в том числе онтологического, бытийно-философского) в российской общественно-политической мысли с новой силой зазвучала тема о необходимости для страны «образа будущего». Когда с треском начинает обрушиваться казавшаяся незыблемой идеологическая модель либерального капитализма, и даже сами её вчерашние апологеты всё чаще с ужасом отшатываются от той действительности, которую эта модель породила (заметим, чаще всего когда это касается их непосредственно) – в этих условиях общество, в лице своих активных интеллектуальных сил, начинает судорожно искать новые опоры для сколько-нибудь устойчивого состояния, хотя бы в ближайшей исторической перспективе. И здесь интеллектуальный аппарат чаще всего наталкивается на непреодолимые препятствия для честного, незашоренного взгляда на эту проблему. 

Современные мыслители, имеющие свои «колонки» в тиражных изданиях и эфирное время на телешоу, часто не способны (по причине внутренней несвободы) признать некоторые истины, выкованные ходом истории. Они, эти мыслители – журналисты, публицисты и философы, писатели и артисты, даже вроде бы порой и «патриотически» настроенные, в большинстве своём органически не способны признать, что для нашей страны (и большинства стран – бывших республик Советского Союза) нынешнее состояние онтологического тупика есть прямое и непосредственное следствие развала СССР. Но без осознания и признания этой очевидности на уровне всего народа путь в будущее всегда будет заблокирован нагромождением ложных смыслов, безжизненных идеологических циркуляров и пораженческих мифологий. 

Образ будущего не достаётся даром. И уж тем более он не сочиняется в кулуарах официальных инстанций, по заданию высокого начальства. Образ будущего добывается народом у истории ценой многих совокупных усилий, и цена эта порой безмерно высока. Многонациональный советский народ имел свой образ светлого будущего. Он обрёл этот образ в ходе исторической борьбы – революции, гражданского противостояния, всеобщей мобилизации, Великой Победы, мирного социалистического строительства. Он заплатил за этот образ самую высокую цену, поэтому не имел морального права перед самим собой сомневаться в его истинности. Братство и равенство людей и народов на основе высоких духовных ценностей и мирного созидательного труда во благо всей страны – вот одна из главных составляющих этого, скажем так, «образа прошлого», которые способен стать путеводным маяком для дня сегодняшнего. Как говорится, было бы желание. 

Способны ли мы сегодня хоть к какому-нибудь самоограничению во имя обретения, наконец, образа будущего и связанной с ним осмысленности исторического пути? Способны ли мы платить по историческим счетам, которых за прошедшие постсоветские годы накопилось больше, чем за всё предыдущее столетие? Способны ли мы отказаться от навязанной нам чуждой мировоззренческой парадигмы и, может быть, в чём-то потеряв, по-настоящему восстановить связь своей истории и, как следствие, понять, наконец, куда мы идём и в чём наше историческое предназначение в обозримом будущем? 
Способны ли?.. 

Судя по ряду признаков, ещё нет.  
«Пока гром не грянет...»