Почему уходят на войну?

1950 0 Анатолий ГОРДЕЕВ (ДНР) - 15 апреля 2018 A A+

Памяти командира ставшего легендой «Призрака»…

«Почему уходят на войну?
Нет, не по приказу - добровольцем.
Воевать уходят ЗА СТРАНУ!
Чтоб над ней взошло сегодня солнце».

Юрий Горошко

Книга «Исповедь российского добровольца» - своеобразная  летопись бригады «Призрак», летом и осенью 2014 года отражавшей нашествие Вооруженных сил Украины и националистических карательных «тербатов» (т.н. территориальных батальонов, формировавшихся в разных городах  Центральной и Западной Украины, но присваивавших себе географические названия Восточной Украины, не признавшей государственный переворот 2014 года - «Азов», «Айдар», «Донбасс»). Одновременно эта книга – литературный памятник легендарному командиру «Призрака» Алексею Мозговому, которому посвящены более половины глав. Автору, российскому добровольцу Юрию Горошко (позывной «Тавр»), служившему в личной охране комбрига, удалось не только описать фронтовые будни и быт подразделения, где он служил, но и раскрыть характеры своих братьев по оружию, а также донести до читателя правду о самом Алексее Мозговом, о котором сегодня стараются не вспоминать нынешние руководители Луганской народной республики.
- Я не писатель, - честно признался Юрий Горошко на презентации своей книги, состоявшейся в Санкт-Петербурге при содействии «Музея воинской доблести Донбасса». – Но не написать эту книгу я не мог – на том, чтобы она появилась, настаивали мои боевые товарищи. Там, в Донбассе, я не вел дневников – не до того было. Изредка писал стихи, в которых фиксировались скорее эмоции, чем события. Так что все, что изложено на этих страницах -  восстанавливалось по памяти, уже по возвращению с войны, которая вот уже четвертый год, хоть и в «замороженном» виде, но продолжается в Донбассе.

Москвич, детство и юность которого прошли в Крыму, Юрий Горошко с болью воспринял происходившее на киевском майдане. Горящие покрышки, беснующиеся националисты, охваченные огнем бойцы «Беркута», так и не дождавшиеся приказа дать отпор неофашистам. Впервые мысль о необходимости ехать на войну появилась у автора после событий в Одессе.  

«2 мая 2014 г. 
Одесса, в доме профсоюзов, «правосеки» (члены запрещенной в России ультранационалистической организации «Правый сектор») и просто "сочувствующие им граждане" жгут людей. 
Кадры жестокие, а порой даже жуткие. Люди, спасаясь от пожара, падают из окон, горят внутри здания. Их тут же добивают обкуренные и счастливые молодчики... «Слава Украине!»... «Хероям слава!», «Слава нации!»... «Смерть москалям!», - несётся с экранов телевизоров страны.
У меня в жилах стынет и закипает кровь. Приходит осознание того, что игры в демократию и прочую либерастию, закончились. Это уже война! Реальная война. Там, где пропадают и умирают люди. Умираю по-разному. Кто-то по убеждениям и за идею, а кто-то просто так, потому что говорил по-русски и имел неосторожность высказать вслух своё мнение об укропах и о майдане в целом.

И вот я сижу и смотрю всё это по новостям. Смотрю и воюю с украми в инете. 
Ну, как воюю? Тупо сижу дома, на диване... и в свободное от работы время, высказываю всё, что я о них думаю.
Я – «диванный воин!». 
Схватки у нас идут прям не на жизнь, а «на смерть». В этом процессе и потоке инфы правда, естественно, на моей стороне. 
Впрочем, укропы считают обратное... и закидывают меня ссылками по истории своей страны, которую им заново переписали их самостийные «учёные и просветители». Из этих самых ссылок я узнаю, что Спартак был древним укром, который первый поднял восстание рабов. Правда, поднял он их не против москалей, а Рима, но то не важно. Главное, что он их предок. 
Ещё я узнал, что «древние укры» выкопали Чёрное море, первыми придумали и построили подводную лодку, и что испанская провинция Галисия, произошла от слова ГалиЦия, Галичина. Что Кубань на самом деле - это территория бывшей Украины, так же, как и прилегающие к ней: Орловские, Белгородские, Курские, Воронежские и Ростовские губернии. 
Обычно вся эта «война» заканчивалась тем, что укры меня, вместе с Путиным, посылали…, после чего, благополучно оправляли в «черные списки». И так каждый день».

Окончательное решение он принял несколько позже, отложив, правда, отъезд в связи с предстоящей свадьбой. Но за происходящим в Донбассе продолжал пристально следить.

«Июнь - июль 2014 года. 
Донбасс уже не горит, он полыхает так, что снаряды попадают и на российскую территорию... Бои идут везде: Славянск, Краматорск, Лисичанск, Северодонецк, аэропорты Донецка и Луганска, Краснодон, Изварино, Антрацит, Шахтёрск, Торез, Снежное, Красный Луч. Бои удут за Саур - Могилу. Каждый день, ежечасно, постоянно. По новостям только одно - Донбасс, Донбасс, Донбасс.
Тогда же я и услышал это имя - Мозговой!
Алексей Борисович Мозговой! Его батальон «Призрак», а тогда он был ещё просто батальоном, вел бои за Лисичанск и Северодонецк. Укропы неоднократно их хоронили в своих новостях, а потом сами же воскрешали. После очередной такой «гибели» бойцов батальона, они стали их называть уже не иначе, как призраками. Мозговому, как он сам потом об этом говорил, эта идея понравилась и батальон стал носить имя – «Призрак»!

Тогда, летом 2014 года, я даже и предположить не мог, что моя жизнь через несколько месяцев изменится кардинально. 

И что служить я буду не где-нибудь, а именно в «Призраке».
Уже тогда мне стало ясно, что не всё так там гладко и понятно, как мне это показывают в новостях. 
Говорят, что у человека, одна из самых больших проблем в жизни, это проблема выбора. Когда надо принять решение. В данном случае мне нужно было понять для себя, в какое подразделение мне ехать? 
Скажу честно. Долго я не колебался. 
Уже тогда я знал, кто такой Алексей Мозговой и что из себя представляет бригада «Призрак». Я читал и смотрел его интервью различным изданиям. Видел его видео-мосты по скайпу с полевыми командирами украинских подразделений, где он им, практически по полочкам, разжевывал и раскидывал, что такое хорошо и что такое плохо? Рассказывал, каким он видит будущее Донбасса, Украины и самой Новороссии? 
А Мозговой был сторонником именно Новороссии!  
Не отдельных там, каких-то княжеств - ЛНР и ДНР, а именно большой и целостной Новороссии. Без олигархов, воров и бюрократов. Причём говорил и доказывал он это настолько искренне и правдиво, что ты понимал - я ему верю. Борисыч был незаурядным человеком и личностью! С неподражаемой харизмой! Это чувствовалось во всём. И не только в его словах, но и, как я потом сам убедился лично, в его поступках. Люди это видели и тянулись к нему. 
Поэтому, когда передо мной встал вопрос, куда ехать и к кому? Ответ был один - в «Призрак», к Мозговому! 
Но тогда, в сентябре 2014г, я и предположить не мог, что попаду не просто в «Призрак», а буду у этого человека, в его личной охране».

Мозговой.jpg

«Неподражаемая харизма» Алексея Борисовича Мозгового притягивала к нему людей.  О них, добровольцах, оставивших в России семьи, работу и даже свой бизнес и отправившихся в Донбасс, чтобы защитить от неонацистов живущих здесь людей, рассказывает Юрий Горошко. Лаконичными, но четкими мазками пишет он портреты своих соратников – «Албанца», «Охотника»», «Лесника», «Холса», «Димсона» и многих других. Разных в мирной жизни, но спаявшихся в одно целое на войне. Граждане России стояли в одном строю с коренными жителями Донбасса, которые уже успели на себе испытать  все ужасы потенциально «европейской» Украины.
«Среди всех выделялся один парень. Выделялся, потому что был он без глаза. Его имени и позывного я не запомнил, к сожалению. Но зато запомнил историю, которую он нам рассказал.
- Ты сам откуда? - спрашиваю у него.
- Я из... - отвечает он, называя свой город.
- Как там сейчас, укропы сильно лютуют?
- Не то слово. Особенно поначалу, когда они в город вошли. Мы с местными мужиками и «афганцами», когда всё только начиналось, решили держать оборону против этих уродов. Правда, оружия у нас почти не было. Так, только охотничьи ружья и всё. Но «афганцы» нас потом сдали.
- В каком смысле сдали?- спрашиваю его.
- В таком. Они ночью, по договорённости, должны были дежурить на блокпостах. Но, когда укры подошли, то они просто сдали им наши позиции. Короче, засыпал я в одном городе, а проснулся уже в другом. Проснулся от шума и крика во дворе. Выглядываю в окно, а там «правосеки» наших пацанов вытаскивают и прямо у подъездов расстреливают. Всех, кто против майдана выступал. ВСЕХ, понимаешь? Прямо на глазах у их жён и матерей. Мне повезло. Меня не нашли. Я дома два месяца просидел, мать прятала. А потом, надоело сидеть. Решил к своим пробираться. Кое-как, окольными путями и огородами добрался. Вот сейчас здесь пока, жду. Меня в ополчение не хотят брать из-за глаза. Я им говорю:
- Да мне все равно. Возьмите хоть куда. Я этих тварей зубами грызть буду».

«Призрак» на линии фронта и «Призрак» в городе металлургов Алчевске, ставшим базой бригады – это словно две разных воинских части. В первом случае, особенно в боях во время ликвидации Дебальцевского котла, - это отлаженный боевой коллектив, каждый член которого знает свои место и задачу. В удаленном от мест боев Алчевске – это скорее организация, выполняющая правоохранительные функции, а заодно и помогающая жителям, попавшим в беду. Кстати именно «Призраку» удалось в основном искоренить в городе наркоторговлю, с которой десятилетиями «не могли» справиться правоохранительные органы. Авторитет бригады и ее командира в городе, да и не только, был настолько высок, что это не могло не раздражать многих в верхних эшелонах власти ЛНР. 
Попытки «укротить» своенравного комбрига, отстаивавшего свою точку зрения и свое видение перспектив Новороссии, подчинить его уже обосновавшимся в Луганске чиновникам-неофитам предпринимались не раз и не два. Но по-настоящему бригаду взяли «в осаду» после окончания боев за Дебальцево. Вернувшийся в Алчевск «Призрак» фактически сняли с пищевого довольствия. Юрий Горошко описывает случай, когда он с товарищами вынуждены были продать личные вещи, чтобы купить сигареты и что-нибудь из еды.
А когда не удалось ни мытьем, ни катаньем сломить Мозгового, на него 7 марта 2015 года было совершено первое покушение. Два взрыва фугасов, заложенных на дороге, по которой следовал джип комбрига, хоть и изрешетили «Тойоту-Секвойю», но сам Мозговой получил лишь легкое ранение. 
Но вот что примечательно – в исполнители покушения немедленно назначили украинских диверсантов.   
«- Тавр, глянь что по местным Луганским каналам уже кричат? - говорит мне Лесник, протягивая свой телефон.
- А чё там?
- Да ты сам видос посмотри.
Открываю видео. Там, если коротко, говорится о том, что на командира бригады "Призрак" сегодня вечером было совершено неудачное покушение неизвестной украинской диверсионной группой.
- Оперативно работают ребята. Уже и укропов назначили главными виновниками, - говорю я Леснику.
- Так и я о том же. И откуда только они это всё берут? С чего они взяли, что это укропы? - возмущается Лесник.
- Ну, так ведь больше некому, кроме как укропам. Иначе народ не поймёт…»
Через два с половиной месяца будет совершено второе покушение. О нем с болью рассказывает Юрий Горошко, который в тот момент находился в отпуске в Москве.

«- Москва. 23 мая 2015 года. Примерно 18 часов вечера.
Я гуляю по набережной Москва - реки со своей давней подругой, с которой мы не виделись сто лет. Крайний раз я был на её свадьбе. С тех пор утекло столько воды, что всё так сразу друг другу и не расскажешь. Весеннее, теплое, майское солнце светит нам и радуется вместе с нами. У нас прекрасное настроение. Мы идём и на ходу, что то там рассказываем о том, что у нас было в жизни за эти годы? Что нового у неё, а что у меня? Кругом гуляют люди. Катаются  дети. Мы идем по набережной и общаемся.
И тут, у меня в кармане раздаётся телефонный звонок. Я смотрю на экран. Звонит «Охотник» - мой друг, с которым мы были вместе в личной охране у Мозгового и который к тому времени уже перебрался в Питер.
- Лен, ты извини, мне нужно ответить. Друг из Питера звонит, - говорю подруге.
- Здравствуй, брат, какими судьбами? - улыбаясь спрашиваю я его.
- Юр...Борисыча убили, - слышу тихий голос Охотника в трубке.
- То есть, как убили? Кто? Когда? - моя улыбка тут же сползает, и я с трудом пытаюсь осознать то, что сейчас от него услышал.
- Пока не ясно, кто? Где-то час назад. Мне самому только что «Лесник» позвонил, рассказал.
- Подожди, это точно? Может, он просто ранен? - с надеждой спрашиваю я.
- Да, точно, - слышу ответ в трубке. И по его сдавленному голосу понимаю, что это так.
- Кто с ним был? Кто, я тебя спрашиваю, с ним ещё был? - чуть ли не ору я в трубку.
- Я точно не знаю. Кажется, ещё Метла, Холс и Аня. Саня Песня был за рулём. В инете уже должна быть инфа. Посмотри. Конец связи».
«Тавр», как и его соратники, не поверил в официальную версию, которую обнародовали в тот день различные СМИ:
«Люди в погонах из Донецка и Луганска, на полном серьёзе, наперегонки сообщают примерно следующее: «Сегодня, 23 мая, примерно в 17 часов, на трассе Луганск - Алчевск была расстреляна машина командира бригады «Призрак» Алексея Мозгового. Вместе с ним погибли бойцы из его личной охраны и пресс-секретарь. По нашим сведениям, это могла сделать некая украинская диверсионная группа, которых сейчас на территории республики насчитывается около восьмидесяти и которые в последнее время активизировали свою деятельность».
ВОСЕМЬДЕСЯТ!
Вы только вдумайтесь в эту цифру. Восемьдесят хорошо упакованных, экипированных и обученных, с оружием в руках ДРГ укропов спокойно и свободно разгуливают по территории ЛДНР... Не восемь, а восемьдесят! 
И если учесть, что каждая такая группа должна состоять, как минимум из 4-5 бойцов, то получается - 400 человек! Нормально так, да? 
Одна из таких вот групп, как бы «нечаянно» и нарвалась, по мнению этих людей в погонах, на машину комбрига «Призрака». Бред, скажите вы? Да, бред. Но если этот бред льётся с экранов ТВ, то это уже не бред. Это уже информация.

На что же, вернее - на кого, она была рассчитана, тогда - в мае 2015 года? 
Думаю, что ответ прост. На простого обывателя, который, придя с работы домой, включит ящик и будет эту лапшу глотать, не прожёвывая. Уверен, что многие её и проглотили. А если нет, то сделали вид, что такая группа была. Ведь если это сделали не укры, то возникает логичный вопрос: 
- Кто тогда?
Большинство здравомыслящих людей давно уже поняли - КТО? Просто не хотят об этом говорить вслух, в целях собственной безопасности. Подвалы МГБ и так уже переполнены».

Памятник в Луганске.jpg

Нельзя не отметить – презентация книги Юрия Горошко в Питере практически  с самого начала стала своеобразным вечером памяти Алексея Мозгового. На экране тогда еще живой комбриг излагал свое видение будущего лелеемой им в мечтах Новороссии. Он раскрывался, как талантливая личность – автор стихов и песен, певец с великолепным, профессионально поставленным голосом. И присутствующие проникались симпатией к этому человеку. И то и дело задавали практически один вопрос – как его не уберегли? «Тавр», а вместе с ним и присутствовавший на презентации «Охотник» с горечью рассказывали о том, с каким пренебрежением относился сам Мозговой к своей личной безопасности, как мог неожиданно изменять направление своего движения, вследствие чего охране надо было следить не только за окружающей обстановкой, но и за самим охраняемым, чтобы не потерять его из виду.
Что же касается самой трагедии 23 мая 2015 года, то бойцы сообщили детали, практически опровергающие официальную легенду об украинской ДРГ. «Когда наши прибыли на место покушения, - рассказал «Охотник», - в живых уже никого не было. Но «Песня» (начальник охраны Мозгового Александр Юрьев) был убит выстрелами в упор. И было видно, что до этого он отстреливался, а потом подпустил  нападавших, приняв их за своих, пришедших на помощь. Тем более, что до своей гибели он успел сделать три звонка, сообщив о состоявшемся покушении. В рожке его автомата еще оставались патроны, и уж чужих бы Саня ни за что не подпустил». 
«Лично я убеждён, - пишет «Тавр» в своей «Исповеди…»,- это сделали те, кому Мозговой был крайне не удобен в своих высказываниях, суждениях, мыслях о Новороссии и всем, что с ней связано. Это сделали люди, которых он критиковал в открытую, не стесняясь в выражениях и словах. 
Его боялись! Это правда. 
Боялись те, кто воровал и до сих пор ворует, прикрываясь народными лозунгами.

Уверен, что если бы Борисыч пошёл в политику, как он потом планировал, и выдвинул бы свою кандидатуру на должность главы Луганской республики, то он бы эти выборы выиграл, даже не напрягаясь. Что называется - одной левой. Поддержка народа у него была огромной. Люди ему верили. Люди шли к нему и ЗА ним».
А довелось идти за гробом комбрига… Но в последний путь Алексея Мозгового вышел провожать весь Алчевск – десятки тысяч людей отдавали дань командиру ставшего легендой «Призрака»…
- Собираетесь ли Вы и Ваши товарищи вернуться в Донбасс? – задал я вопрос Юрию Горошко. 
- Пока нет, - ответил «Тавр». – Когда мы сражались в Дебальцево, то твердо знали: бьемся за Русский мир, за Новороссию, выстраданную в мечтах нашего комбрига. А воевать за благополучие отдельно взятых ловких людей, пробравшихся во власть, помогать им «отжимать» чужое?..
В соответствии с сегодняшним «правилом», установленным «вершителями судеб», новостью (а зачастую и истиной) является не то событие, свидетелями которого являются тысячи, а то и миллионы людей, а то, которое зафиксировали десяток-другой телекамер.  Опрокидывает это правило книга Юрия Горошко – ставшая свидетельством одного из тех самых тысяч непосредственных участников событий, знающих настоящую правду о продолжающейся в Донбассе гражданской войне, которая длится уже больше, чем Великая Отечественная война…

Раздел