Русские гибли за свободу Балкан

272 0 Николай СТАРОДЫМОВ - 29 апреля 2018 A A+

К 190-летию начала Русско-турецкой войны 1828-1829 годов

Имеются в истории родимого Отечества страницы, как-то очень несправедливо обойдённые вниманием потомков. Ладно бы, страницы постыдные – и такие имеются у нас в прошлом, чего уж там скрывать-то!.. Но когда вне фокуса нашего взгляда в прошлое остаются события, достойные благодарной памяти потомков – вот тут, порой, и охватывает досада. 
В частности, в данной публикации речь идёт о Русско-турецкой войне 1828-1829 годов. Как-то она теряется между восстанием декабристов и Крымской войной… Равно как и Русско-персидская война 1804-1813 годов, напрочь оттёртая со страниц учебников Наполеоновскими войнами. Для подтверждения данного утверждения достаточно сослаться на фундаментальный «Атлас офицера», в котором на 400 страницах помещены тысячи и тысячи карт и схем, ни для одной, ни для другой не нашлось даже уголочка. 
Вот тут очень к месту видится реплика о роли художественной литературы в познании родной истории. О войне с Персией я читал в прекрасных книгах: «Буйный Терек Хаджимурата Мугуева, «Генерал Ермолов» Олега Михайлова… А вот о войне, о которой пойдёт речь, книг как-то не встречал…  
Так что хоть чуточку постараемся восстановить справедливость. Ведь в 1828 году русская армия впервые преодолела Балканы и оказалась в непосредственной близости от Константинополя! 
Общеизвестная аксиома: в период своего становления империи, да и вообще крупные государства, стремятся к максимальному раздвижению своих границ. Это закон даже не социальный, а ещё с уровня биологии: любой вид стремится к расширению ареала своего обитания. 
Так, в период своего максимального могущества османский этнос образовал империю, захватив или принудив к покорности немало народов, в частности, причерноморского бассейна. По сути, Чёрное море на несколько столетий стало внутренним водоёмом султаната. 

Однако в какой-то момент экспансия, опять же, как водится в истории, застопорилась, а потом и вовсе остановилась. И собственный пассионарный импульс начал пригасать, и противодействие окружающих государств становилось всё активнее, и национально-освободительная борьба покорённых народов нарастала… 
А на Севере набирала мощь Россия – поначалу Великое княжество, затем царство, ну а потом и империя. 
И вот в XVII столетии две империи вошли в непосредственное соприкосновение. (Да-да, я помню: раньше уже случались Азовские походы, однако они носили всё же частный, не стратегический характер).  Началась череда т.н. называемых «екатерининских» войн. В результате которых Чёрное и Азовское моря уже перестали оставаться внутренним османским водоёмом, а на их северных берегах прочно закрепилась Россия. 
Однако на руках султана оставался ключик, при помощи которого он имел возможность влиять на политику Петербурга – или по крайней мере, пытаться это делать. И имя тому ключику – Проливы! 
Сколько борьбы шло за них, сколько кровушки пролилось! Значение этого морского прохода из Чёрного моря в море Средиземное прекрасно понимали все – и Турция, и Европа, и уж подавно Россия. 
Мы помним классическую классификацию войн: захватнические, освободительные, гражданские… Соответственно и моральная оценка у каждой разная, причём, нередко она, эта оценка, разнится в зависимости от того, с какой стороны линии фронта находится наблюдатель. 
Россия стремилась взять Проливы под контроль не из прихоти, для неё это являлось насущной потребностью. С какой-то это стати, коль этот водный проход наш? – не могли смириться с таким стремлением османы. 
Вот в чём состоит основная причина той войны. 
Непосредственным поводом к её началу стало именно закрытие для России прохода судов через Босфор – это случилось после знаменитого (для нас) и несчастливого (для турок) Наваринского сражения. 
Однако имелся у этой войны и ещё один повод, самого благородного окраса. Со стороны России она стала подлинно освободительной для целой группы народов на Балканах и в Закавказье. 

…Когда ты вступаешь в войну, обладая мощной собственной армией – это здорово. Это просто прекрасно, однако одного данного фактора всё же недостаточно. Помимо других обстоятельств, ещё неплохо бы заручиться поддержкой надёжных союзников, да ещё бы в стан врага внести смуту. 
В борьбе за Проливы у России всегда с союзниками возникала напряжёнка. Ведущие европейские державы и хотели бы прижучить исламскую державу, да только и усиления нашей страны не желали. 
Однако и активно противостоять России Европа в тот период не решалась. После победы над Наполеоном авторитет нашей страны поднялся на небывалую высоту. 
В нашей историографии встречается такой поэтический образ, что война 1812 года стала последней романтической войной истории. Уж не знаю, как к этому термину отнеслись бы французы, прошедшие Березину… Да и вообще, лично я, человек, прошедший четыре войны, к словосочетанию «романтика войны» отношусь более чем скептически. Война – понятия многоликое, однако ни одного лика романтического я лично не видел. 
Но факт остаётся фактом: в России взрастало целое поколение молодёжи, которая жаждала продолжить дело освобождения Европы от поработителей. Не успели повоевать с Наполеоном – так освободим братьев-славян на Балканах, поддержим борьбу греков за независимость!.. 
На фоне таких настроений Балканский поход, затеянный государем Николаем Павловичем, получил в обществе значительную поддержку. 

.

Император Николай I

 

Вспомним знаменитый пушкинский «Выстрел»: офицерство рвалось в поход! 
Не будем забывать ещё об одном обстоятельстве. Совсем недавнее выступление декабристов, при всей своей сомнительности и бестолковости, имело много сочувствующих – и в обществе, и в армии. У казнённых руководителей и у отправившихся в ссылку дворян имелось немало друзей и сослуживцев, считавших их благородными мучениками за правое дело. Авторитет царя всей этой историей оказался заметно пошатнувшимся… 
Победоносная война с благородными целями вполне могла послужить перепускным клапаном для того, чтобы сбросить накопившееся в обществе социальное напряжение. 
Конечно, нигде нет ни единого документа, который бы зафиксировал подобные рассуждения Николая I. Однако нет сомнения, что и их он также имел в виду – иначе просто быть не может!  

…Боевые действия начались 14(26) апреля 1828 года. Россия начала наступление по двум направлениям: Дунайской армией командовал генерал-фельдмаршал Пётр Витгенштейн, а Отдельным Кавказским корпусом – генерал от инфантерии Иван Паскевич. На побережье Болгарии высадился переброшенный из-под Анапы морской десант, которым командовал генерал Александр Меншиков – внук знаменитого сподвижника Петра, весьма достойный полководец, на которого впоследствии не вполне заслуженно возложат ответственность за падение Севастополя в Крымской войне… Кроме того, русскую армию поддержали казаки Задунайской сечи (ещё одна несправедливо мало освещённая страничка из истории православного мира), а также отряд армянских добровольцев в Закавказье. 

.

Генерал-фельдмаршал Пётр Христианович Витгенштейн

 

Особо следует отметить тот факт, что российский флот в 1829 году двумя отрядами судов заблокировал те самые Проливы, служившие яблоком раздора, с обеих сторон: Босфор взял под контроль адмирал Алексей Грейг, а со стороны Дарданелл в блокаде участвовала эскадра адмирала Логгина Гейдена… 
Пересказывать весь ход боевых действий, наверное, нет необходимости. 
Война шла тяжело. Турецкая армия численно несколько превосходила русскую, к тому же опиралась она на крепости, расположенные на территории давно обжитой ими Болгарии. К тому же осман после некоторого выжидательного колебания поддержала 40-тысячная албанская армия. Однако русская армия, тяжело, с боями, но преодолела Балканы, и, захватив Адрианополь, отрезала Константинополь от европейской части Османской империи. 
Мост через Босфор будет построен ещё нескоро (к слову, возведёт его сын злополучного Александра Керенского – инженер-мостостроитель с мировым именем)… Так что положение со всех сторон блокированного Константинополя оказалось весьма плачевным… 
Шутки ради вспомним, что радио в те времена ещё не изобрели – ни непрактичный Попов, ни оборотистый Маркони. Соответственно, координировать действия воинских формирований, разнесённых друг от друга на многие сотни километров, представлялось серьёзной проблемой. А как координировать действия двух флотов, блокировавших Проливы, курсировавших в разных морях?.. Это ж донесения и распоряжения приходилось доставлять едва не вкруг всей Европы. 

Так вот, в результате действий сухопутной армии, вышедшей к Эгейскому морю, между эскадрами образовалась прямая связь!.. Конные эстафеты между адмиралами доставлялись буквально в считанные сутки. 
Вспоминается к слову показательный случай, который произойдёт через полвека после описываемых событий. В 60-е годы того же XIX столетия Россия предложила Турции оказать помощь в картографировании территории современной Восточной Болгарии. Французский посланник при Высоком Диване Османской империи попытается отговорить турецкое правительство: мол, русские составят тогда карты и для себя. На что визирь султана ответит вполне логично: в 1828 году русские без всяких карт одержали победу, так чего уж теперь-то сторожиться… И отправилась в Турцию группа российских военных топографов, в составе которой начал свою карьеру Николай Дмитриевич Артамонов, о судьбе которого я уже неоднократно писал.  
Успешными стали действия и на Кавказском направлении – русская армия дошла до Эрзерума! 
Однако наши потери оказались слишком велики. Причём, потери в первую очередь от болезней. Россия потеряла убитыми десять тысяч солдат, десять тысяч ранеными (из которых пять тысяч впоследствии умерло)… Зато болезни унесли 110 тысяч человеческих жизней. Османская армия убитыми и ранеными потеряла солдат больше, а вот от болезней умерло меньше… 
Всего Русско-турецкая война обошлась человечеству более чем в четверть миллиона жизней. 
И Высокая Порта запросила мира! Который и был заключён в Адрианополе 2(14) сентября 1829 года. 
Результатами войны стали следующие. 
К России отошло побережье Чёрного моря до Сухуми включительно, а также устье Дуная. Турция признала принадлежность России ряда территорий в Закавказье, ранее отошедших к ней в результате Туркманчайского договора, заключённого с Персией – нынче это Грузия и Армения. Сербия, Валахия, Молдавия, а также Греция получали автономию. 
Как тут удержаться!.. Сегодня некоторые из названных народов подобострастно участвуют в антироссийских санкциях, шестерят и хвостиком  метут перед Западом… А ведь именно за вас от пуль и дизентерии погибло почти 150 тысяч русских людей!.. (Если учесть, что Россия получила от потерпевшей поражение Турции 1,5 млн. золотых червонцев контрибуции, то получается, что по десять за каждого павшего). 

У отдельных людей чувство благодарности более или менее встречается. У народов – очень редко. У государств – на первом месте всегда стоят нынешние интересы, но никак не благодарность за былые благодеяния. 
Как бы то ни было, а война своих целей достигла. Высокая Порта подтвердила право свободного прохода российских судов через Проливы. Освободительная миссия по отношению к христианским народам выполнена. Ну и память в обществе о Сенатской площади немного задвинулось на второй план…