Витязям глубин посвящается…

На пирсе тихо в час ночной,
Тебе известно лишь одной -
Когда усталая подлодка
Из глубины идет домой…

Слова этой всенародно-любимой и всенародно-знаменитой песни Александры Пахмутовой и Николая Добронравова стали не только любимыми, это народный гимн подводников, настоящих мужчин (нисколько не умаляем другие мужские военные мужественные профессии). 19 марта - не простой день календаря для подводников, поскольку является их профессиональным праздником. На просторах СНГ праздник является святым для тех, кто знает, что такое прочный корпус и жизнь, и служба под водой. В этот весенний день те, кто и сейчас служит в прочном корпусе и находится в глубинах морей и океанов, и те, кто давно прошел славный путь моряка-подводника, а также их родные и близкие с трогательным вниманием слышат в свой адрес официальные слова: «Моряки-подводники надежно стоят на защите национальных интересов нашего Отечества. Представители самой героической и романтической морской профессии всегда отличались смелостью, храбростью и мужеством, они беззаветно преданы своему воинскому долгу. Этим обусловлена народная любовь и признательность к морякам, несущим нелегкую службу в прочном корпусе». Это слова уважения долгу, отваги и мужеству подводников.

История появления профессионального праздника подводников достаточно прозаична. Официальной датой праздника стал день 19 марта 1906-го. Был подписан Указ Николая II о включении нового класса боевых кораблей – подводных лодок –  в состав Российского флота. Был создан первый учебный отряд подводного плавания, появилось новое созвездие морских защитников Отечества.
Тем не менее идея и практические возможности подводного плавания были уже давно «как на слуху, как и на бумаге, так и в изделиях».  Потаенные суда, ныряющие миноноски, подводные истребители – все это уже завораживало умы, и чинов по военно-морскому ведомству, и отечественных изобретателей. 

ПЛ-01.jpg

Такими были первые «прочные корпуса» отечественных витязей глубин

Но с исторической точки зрения, без привязки к официозу, стоит все же признать, что возникновение полноценного подводного флота имеет другую дату – 1 января 1905-го, когда по приказу командира Владивостокского порта был создан первый отряд подводного плавания, получивший имя «отдельного отряда миноносцев особого назначения». Именно этому отряду первых подводников Отечества удалось весной 1905-го предотвратить атаку японского флота на Владивосток. И это неоспоримый исторический факт! 

ПЛ-1.jpg

Первые подводники Отечества на рейде Владивостока

В период, предшествующий Первой мировой войне, Россия была одной из самых развитых стран «подводного мирового клуба», не уступая ни в отваге, ни в технических новинках, ни в вооружении подводных лодок. Лишь с началом разрухи третьего года Первой мировой бойни пришлось приобретать «потаенные суда» у союзников. Однако имена отечественных подводников, как и подвиги экипажей подводных лодок той поры, вписаны золотыми буквами в морскую летопись военно-морской истории Отечества. Имена прославленных экипажей «Акулы», «Тюленя», «Миноги», «Крокодила», «Дракона», «Волка», «Гепарда», «Леопарда», «Тигра», «Вепря», минного заградителя «Краб» стали известны далеко за пределами Отечества. Подводники российского флота уже тогда показали силу, мощь и отвагу настоящих витязей глубин. К сожалению, в советское время скудно освещались подвиги тех, кто был «героем презренной империалистической», мы не знали доблестных имён Ивана Бубнова, Ивана Мессера, Ивана Ризнича, Василия Меркушева, Александра Зернина, Михаила Китицына, Льва Феншоу, Якова Подгорного и многих других…
Но разве вправе забывать мы подвиг тех, кто в глубинах морей стоял на страже отечественный морских рубежей, стоял у истоков создания отечественного подводного флота?.. Конечно же, нет. И впервые, в полном объеме эти имена, как и подвиги экипажей подлодок, были обнародованы в 2006-м – в первый юбилей отечественных подводников. 

ПЛ-3 (1).jpg

Одна из таких «забытых» героических подводных лодок «Крокодил» (в официальной историографии «Аллигатор») под командованием Якова Подгорного. Ее экипаж совершил шесть боевых походов, уничтожил три корабля противника и захватил, как трофей,  германский пароход «Desterrо»  с грузом ценной руды.

Именно в годы Первой мировой войны, как в России, так и в остальных морских державах, подводные лодки и их экипажи отменно проявили себя. Они не только занимались своим «прямым делом» - топили неприятеля, но и создавали блокаду всего побережья. Особых успехов в этом добились Россия и Германия. Вот с той поры и сформировался, как самостоятельный род военно-морских сил, подводный флот, приступивший к решению не только оперативных, но и тактико-стратегических задач.
Даже в страшное лихолетье Гражданской войны и интервенции, отечественные подводники оставались верны своей мужественной профессии, чему свидетельство – уникальная атака экипажа подводной лодки «Пантера» 31 августа 1919-го. А командир «Пантеры» военмор Александр Бахтин стал первым кавалером ордена Красного Знамени среди моряков, и именно его отечественные подводники считают первым Героем Отечества.

Сложным периодом для становления Военно-Морского Флота Страны Советов стали 20-е и 30-е годы прошлого столетия. Не было новейших современных крупных кораблей класса линкоров (поскольку не было нужных средств у страны, пережившей военное лихолетье и строившей новую жизнь), не хватало сил и средств на большое строительство элегантных и надежных эсминцев (это подтвердили тяжелые мили Великой Отечественной), но спасением флота стали отечественные подводники. Именно в этот период был не только создан достаточно сильный подводный флот, но и появились новые судостроительные заводы, необходимые базы, а главное, была создана кадровая база подводного флота – сеть высших военно-морских училищ и учебных отрядов подводного плавания. 

Подводники.jpg

Советские витязи глубин Великой Отечественной войны

В этот период, презрительно (некоторыми критиканами) называемый «этапом коллективизации и индустриализации», было построено более 20 больших, 80 средних, 60 малых подводных лодок и 20 подводных минных заградителей. К началу Великой Отечественной войны в составе Краснознаменного Балтийского, Черноморского и ново-созданных Северного и Тихоокеанского флотов имелось 212 подводных лодок. А итоги боевой деятельности советских подводников на фоне надводного флота говорят сами за себя. По подтвержденным данным было потоплено 137 боевых кораблей и судов противника. А сколько вражеских судов было потоплено и повреждено на минах, выставленных подводными заградителями?.. Точного ответа нет до сих пор. Ряд историков, как отечественных, так и зарубежных, называют эти победы «пирровыми», особенно с учетом того, что и количество погибших наших экипажей велико. Да. С одной стороны, это так, ибо в начальный период советские подводники еще не имели того опыта, которым обладал противник. Да и количество подлодок, уничтоженных в базах в первые дни войны при отступлении, также впечатляет. Но… Ни в тяжелейших условиях полной блокады Финского залива, ни в годы героической обороны Севастополя и Кавказа, ни один экипаж советской подлодки не проявил трусости, не отказался идти на прорыв в Балтику или в осажденный Севастополь. И это не мифы, а исторические факты.  Как факт и то, что с середины 1943-го с советскими подводниками не решались вступать в открытую схватку лучшие подводные германские ассы. 

Многим известна морская песня со словами «Экипаж – одна семья». Именно экипажными семьями наши подводники были сильны, особенно, в своем патриотизме защитить единую любимую Родину. И никто тогда не смотрел на то, какую национальность, к примеру, имеет штурман или матрос-торпедист, кто по рождению и разрезу глаз стоит на вахте у дизеля, а кто у аккумуляторных батарей, кто готовит обед для всего экипажа, а кто стоит у перископа. А согласно Корабельному Уставу, у перископа стоит командир. И прославленными командирами подводных лодок Великой Отечественной, Героями Советского Союза были: русские – астраханец Борис Алексеев, ставрополец Иван Бурмистров, архангелогородец Федор Вершинин, курянин Михаил Грешилов, рязанец Михаил Калинин, саратовец Сергей Лисин, смолянин Александр Морухов, ленинградцы Евгений Осипов и Иван Перов, уроженец Удмуртии Валентин Стариков, москвич Иван Травкин, уроженец Брянщины Максим Хомяков, уроженец Туапсе Григорий Щедрин, дагестанец Магомед Гаджиев, осетин Астан Кесаев; грузин Ярослав Иосселиани; уроженцы украинской земли – Николай Египко, Иван Кучеренко, Николай Лунин, Александр Маринеско, Александр Трипольский; белорус Георгий Холостяков, еврей из Беларуси Самуил Богорад, еврей из украинской кировоградской земли Израиль Фисанович. Все они имели еще одно интернациональное военно-морское имя – ПОДВОДНИК!

К сожалению, не все экипажи вернулись домой, так и не увидев тихий пирс в час ночной. Мы помним их имена, помним их подвиг, помним и то, с какой самоотверженностью и с каким риском они шли в свой очередной боевой поход, не зная, что он последний в их жизни… Не зная, но всегда помня об этом. И не зря третьим тостом подводников стало пожелание, чтобы количество погружений всегда равнялось числу всплытий.
И как тут, в День моряка-подводника, не вспомнить замечательного штурмана и поэта-мариниста Алексея Лебедева, написавшего незадолго до своего последнего похода, слова: 

Но если даже глубина нас примет
И не настанет нашей встречи час,
Друзья-бойцы, вкушая отдых дымный,
Поговорят о славе и о нас…

И мы, наследники их славы, конечно, в этот день моряка-подводника не только поговорим о них и об их славе, но и вспомним всех поименно и поэкипажно. Вспомним и о том, что, как и в страшнейшие годы военных испытаний, так и в годы создания нового подводного флота, мы, подводники, всегда гордились своим званием, своей службой и девизом, завещанным нам легендарным командиром подводной лодки Фисановичем.
Нет выше счастья, чем борьба с врагами,

И нет бойцов подводников смелей.
И нет нам тверже почвы под ногами,
Чем палубы подводных кораблей. 

ПЛ-5.jpeg

Экипаж героев – одна семья, одна судьба

Подводниками (как и всеми защитниками Родины) в годы войны гордилась вся страна. Комсомольцы региональных организаций боролись за право, чтобы имя их комсомольской организации было на борту подводной лодки. Даже в самые трудные годы они находили возможность взять шефство над экипажами лодок, посетить военно-морские базы и встретиться с легендарными моряками-подводниками. 

ПЛ-6.jpg

Одна из таких встреч на борту подводной лодки Северного флота 

ПЛ-7.jpg

Да и в период временной передышки на берегу, подводники не оставались без внимания, ведь завтра в боевой морской поход, возможно, в … последний

С последними залпами Второй мировой войны, да и с последними торпедными атаками, не наступил прочный и твердый мир, как об этом мечтало человечество. 
Противостояние в Европе (Берлинский кризис) и Азии (Корейский и Индо-Китайский кризисы) показали, что мир к миру не готов, а готов к новому противостоянию. И вновь, как десятилетие тому назад, воды Мирового океана стали враждебными. А роль подводного флота всех стран – участниц той мировой бойни – непомерно возросла, поскольку значение подводных сил, стало уже не тактическим, а стратегическим.
Гонку нового вида вооружений – атомного подводного флота организовал вчерашний союзник США, спустив на воду 21 января 1954-го первую атомную подводную лодку (ее торжественный спуск, иезуитским образом, был «приурочен» к 30-летию кончины Владимира Ленина, с намеком на то, что, мол, Советскому Союзу скоро также будет «конец»). Вкупе с наличием огромного количества авианосцев и надводных кораблей другого класса – эта сила показывала явную агрессивность к советскому государству, а наличие ядерного оружия превращала ее в «меч инквизиции» против социализма. Просчитались тогда…
С учетом опыта действий советских подводников в годы войны отечественные кораблестроители, руководимые партийно-советским руководством (извините за каламбур, но так и было), не остались в стороне и уже спустя шесть лет в ВМФ Союза ССР появились отличнейшие отечественные подводные лодки проекта 627, более известные, как тип «Ленинский Комсомол». А качество и выносливость типовых дизель-электрических подводных лодок отечественного производства, также было на высоте. 

ПЛ-10 (1).jpg

Первый отечественный подводный атомоход на испытаниях

В начале 60-х годов прошлого столетия (к сожалению, уже после Карибского кризиса) советский Военно-Морской Флот имел четыре ракетных и пять торпедных атомных подводных лодок. Но основу подводного флота составляли надежные, проверенные и неприхотливые в обслуживании дизель-электрические подводные лодки.
А 29 сентября 1963-го состоялось великое историческое событие, сравнимое, разве что с полетом Юрия Гагарина, всколыхнувшее весь мир – советская атомная подводная лодка К-181 первой в мире всплыла в географической точке Северного Полюса. За этот поход, впервые в послевоенное время экипаж атомохода стал Краснознаменным. 

ПЛ-11 (1).jpg

Торжественный момент поднятия Советского Государственного и Военно-Морского Флагов в районе Северного Полюса

ПЛ-111.jpg

Картина художника-мариниста Сергея  Варленовича  Пена «Водружение государственного флага СССР на Северном полюсе экипажем подводной лодки «Ленинский комсомол» показывает событие 17 июля 1962-го, когда атомоход К-3 впервые в истории всплыл в районе полюса. Но сюжет картины основан как раз на подвиге К-181, что и видно на фотографии

Именно в эти сложные 60-е годы прошлого столетия и зародился настоящий отечественный подводный флот, который и сегодня является самым мощным фактором удержания «горячих заокеанских голов» от непродуманных и авантюристических действий.
Пережив непростые 90-е годы прошлого столетия отечественные подводники не только сохранили силу и дух славных предков – витязей глубин, но доказали, что подводному флоту Отечества – быть.     

ПЛ-12.jpg

Злопыхатели из прошлого предрекали «погибель» не только подводному флоту Отечества, но и всей системе подготовки и воспитания нового поколения покорителей глубин.
Но как же тяжело был пройден этот сложнейший период мужества, отваги, самопожертвования и отчаяния. Тем не менее, и он был преодолен, как в тяжелейшие годы Великой Отечественной подводники Балтики преодолевали Нарген-Порккалаудский противолодочный рубеж. Не все его преодолели, как и не все подводники Отечества пережили тяжелейшие годы т.н. «перестройки», когда на слуху и общества был подвиг ребят с «Комсомольца» и «Курска». Не забыли мы и «К-8», «К-129», «С-80»… Но ребята с экипажей этих лодок не ушли бесследно – они ушли в бессмертие, они ушли в наши сердца и наши души. А память о них – это память обо  всех тех, кто гордо в понедельник 19 марта 2019-го скажет: «За наших в море!»

Сегодня подводники Отечества несут свою тяжелую службу вдали от Отчизны, но несут они ее ради своей Отчизны. Несут в сложных условиях прочных корпусов так, как несли ее их прадеды, деды и отцы, и они остались верны традициям отечественных защитников своей Родины в глубинах Мирового океана. В составе новых соединений подводных лодок новейшие атомоходы с именами тех, которые были в самом начале становления подводного флота Отечества - «Волк», «Вепрь», «Гепард», «Леопард», «Пантера», «Тигр»… И этот факт говорит о продолжении славных традиций, заложенных еще 19 марта далекого, но славного 1906-го.
И если читателям этих строк доведется 19 марта встретить подводника (настоящего подводника) в России и в Беларуси, на Украине и в Молдове, в Азербайджане, Грузии, Армении, в среднеазиатских республиках, да и в странах Прибалтики, то не поленитесь задать настоящему подводнику (как в прошлом, так и современному) вопрос: «Что нужно настоящему подводнику Отечества для счастья?».  И вы получите достойный ответ: «Настоящему подводнику для счастья нужна любимая женщина, которую нужно любить всегда и любимая Родина, которую нужно защищать всегда!»

С Днем Подводника сотоварищи! С Днем Славы, Отважные Витязи Глубин!