Защитник Руси

341 0 Николай МАЛЫГИН - 21 апреля 2018 A A+

20 апреля в суздальском Спасо-Евфимиевом монастыре – день ежегодной панихиды по русскому князю, полководцу Д.М. Пожарскому (1578–1642). Где он был похоронен, выяснилось лишь 10 лет назад после многотрудных исследований. Прежде считалось, что прах Дмитрия Михайловича покоится в московском Казанском соборе. И поскольку в биографиях народных героев нет мелочей, над местом погребения Д. М. Пожарского вновь установлены Мавзолей с памятным крестом и плитой-надгробием. 

Князь Дмитрий Михайлович Пожарский был представителем старинного, но незнатного княжеского рода, ведущего происхождение от седьмого сына Всеволода Большое Гнездо Ивана Стародубского. Предков князя в середине XVI века не миновали репрессии: опале со стороны Ивана Грозного подвергся его дед князь Федор Иванович Немой Пожарский, лишённый вотчин и сосланный в Свияжск. Вернулся в родные места он уже в годы Ливонской войны, в которой и принял участие даже не в воеводском чине, а в качестве головы — сотенного командира. 
Родовой терем Пожарских находился в 12 верстах от села Коврово (современный город Ковров), в деревне Сергово. Именно здесь 1 ноября 1578 года в семье Михаила Федоровича Глухого Пожарского и Марии (Евфросиньи) Федоровны Беклемишевой и появился на свет младенец Дмитрий. Детские и юношеские годы его прошли в Москве, в расположенной на Сретенке городской усадьбе Пожарских. 
Лишившись в десятилетнем возрасте отца, Дмитрий Пожарский оказался поверстанным частью его поместья, но служить начал лишь по достижении 15 лет. С 1593 года Дмитрий регулярно принимал участие в дворянских смотрах и после одного из них его пожаловали низшим придворным чином — стряпчего с платьем. 
Стряпчий Пожарский был участником Земского собора 1598 года, состоявшегося после смерти царя Федора Ивановича, и именно в этом качестве подписал соборное определение об избрании новым царем Бориса Годунова. 
Вскоре после этого Пожарский был сослан на южное порубежье, постоянно разоряемое крымскими татарами, и пробыл там пять лет. Все эти годы князь командовал отрядом стрельцов, который нёс дозорную службу в самых опасных местах. Его ревностное отношение к службе не осталось незамеченным, - Пожарский становится царским стольником, получив в поместье небольшое село под Москвой. 
Он участвовал в нескольких сражениях с войсками Лжедмитрия I, в том числе в знаменитой битве у села Добрыничи, где самозванец потерпел тяжёлое поражение. 
Однако после смерти Бориса Годунова «названному Димитрию» в 1605 году удалось овладеть Москвой. Щедрыми дарами и пожалованиями он попытался привлечь на свою сторону московских бояр и дворян, в первую очередь тех, кого мог опасаться. 
Осенью 1608 года Пожарский был направлен с отрядом воинов на помощь коломенскому воеводе Ивану Пушкину, с трудом отбивавшему нападения сторонников Лжедмитрия II. У села Высоцкого в 30 верстах от Коломны князь встретил «тушинцев» и разбил их. 
Через год Пожарский одержал ещё одну победу, разгромив разбойничий отряд казачьего атамана Салькова. «Крепость» службы его не осталась незамеченной — он был назначен воеводой в очень важный в стратегическом отношении город Зарайск. 
Выбор оказался верным, Пожарский не «пошатнулся», даже узнав о свержении в Москве царя Василия Шуйского, не признал Семибоярщину и отразил ряд попыток мятежников захватить город. 
Однако отсиживаться за крепкими каменными стенами зарайской крепости Дмитрий Михайлович не собирался. Его отряды выбили «тушинцев» из Коломны.

*** 

Командуя отрядами московских служилых людей, он и впоследствии «ходил в разные места против воровских людей». 
В 1611 году Пожарский участвовал в создании Первого земского ополчения. Именно его отряд пришёл на помощь Прокопию Ляпунову, когда тот был осажден в Пронске ратью служившего полякам Григория Сумбулова. Небольшой отряд Ляпунова (всего 200 человек) был бы неминуемо уничтожен, но известие о подходе войска Пожарского вынудило Сумбулова снять осаду и уйти из-под Пронска к оставленному почти без охраны Зарайску. 
Но Дмитрий Михайлович успел вернуться в свою крепость и в жестокой битве у стен Зарайского кремля разбил Сумбулова. 
После этого Пожарский собрал всех находившихся под его рукой коломенских и зарайских служилых людей в ополчение и повел его в Рязань к Ляпунову. 
Заслуживший доверие Ляпунова князь был направлен в Москву, чтобы возглавить готовившееся там восстание. Однако бунт против поляков начался ранее намеченного срока 19 марта 1611 года. Единственным участвовавшим в нем отрядом земской рати были люди Пожарского. Интервенты оказались не в силах подавить восстание силой оружия и подожгли город. Отступая перед стеной огня, русские воины стали покидать Москву. 
Прикрывая их отход, в столице остались воины Пожарского, принявшие бой в районе Сретенки. Несколько раз князю удавалось обратить в бегство пехоту противника. 20 марта он еще держался в острожке, построенном у Введенской церкви на Лубянке. 
Тогда полковник Госевский бросил против последнего оплота восставших все наличные силы. В последней схватке с врагом Дмитрий Михайлович был трижды ранен. Упав на землю, он ещё успел сказать: «Лучше мне было бы умереть, чем видеть все это». 
Из Москвы тяжелораненого воеводу увезли в его вотчину село Мугреево Суздальского уезда. 

***

Первое земское ополчение запоздало с подходом к Москве: на его месте осталось только огромное пожарище. Поляки укрылись за крепкими стенами Кремля и Китай-города, сев в осаду и ожидая помощи от своего короля Сигизмунда III. 
Вскоре в ополчении начались раздоры между дворянами Прокопия Ляпунова и казаками атамана Ивана Заруцкого. Поляки подбросили «раздорную» грамоту с обвинениями против рязанского воеводы. 
Казаки вызвали властного рязанского воеводу в «круг» и «разнесли на саблях». 
После убийства Ляпунова первое земское ополчение распалось: под Москвой остались только казачьи «таборы»… 

***

Знамя освободительной борьбы вновь поднял нижегородский купец «из молодших» посадский староста Кузьма Минин. Он призвал горожан создать новое земское (народное) ополчение для освобождения русской столицы от иноземцев. На содержание рати был объявлен добровольный, а затем принудительный сбор денег. 
На пост первого воеводы был выбран князь Дмитрий Пожарский, известный нижегородцам своей воеводской доблестью и неподкупностью. Тот, лечившийся в недалёком Мугреево, дал своё согласие. 
Кузьма Минин получил должность «выборного всей землей человека» и стал при Пожарском заведовать финансовой стороной создания ополчения, то есть его ближайшим помощником. 
В начале марта 1612 года нижегородское ополчение выступило в поход. По пути рассылались отряды, которые очищали поволжские города от разбойных отрядов «тушинцев». В Ярославле, где остановилось ополчение для сбора новых сил, был создан временный правительственный орган — «Совет всея земли». 
За время «ярославского стояния» численность ополчения князя Пожарского и Кузьмы Минина заметно возросла: собралось более 10 тысяч служилых поместных людей (дворян и их ратников), до 3 тысяч казаков, не менее тысячи стрельцов и большое число «даточных людей» из военнообязанных крестьян. Но немалая часть этих сил оказалась разбросанной по гарнизонам городов и была послана на север, откуда грозили шведские интервенты, захватившие Новгород. 
Когда стало известно, что король Сигизмунд III отправил на выручку осажденному и голодающему московскому гарнизону войско гетмана Кароля Ходкевича, князь Пожарский выступил из Ярославля. Он отправил к столице два передовых отряда в 1100 всадников под командованием воеводы Михаила Дмитриева, арзамасского дворянина Федора Левашева и князя Дмитрия Лопаты-Пожарского. Главные силы ополчения подошли к Москве 20 августа. 
Воевода приказал ополченцам строить среди городских развалин полевые укрепления на вероятном пути движения гетманских войск. Была усилена блокада осаждённого польского гарнизона. 
Стать единым лагерем с казаками подмосковных «таборов», над которыми начальствовал князь Дмитрий Трубецкой, Пожарский решительно отказался, памятуя о судьбе первого земского ополчения. Но с Трубецким была достигнута договоренность о совместных действиях. 
Гетман Ходкевич привёл к Москве 12-тысячное королевское войско. Большую часть его составляли конные украинские казаки (запорожцы и «черкасы»). Меньшую часть — конница польской шляхты и лёгкая венгерская кавалерия. Пехоты Ходкевич имел немного, и вся она состояла из наёмников: немцев, венгров и прочих. Осаждённый гарнизон насчитывал 3 тысячи человек. О наличии у сторон артиллерии летописные источники ничего не сообщают. 
Князь Дмитрий Пожарский имел 6-7 тысяч ополченцев. У Трубецкого в «таборах» набиралось до 2,5 тысяч казаков, которые показали в предыдущих боях низкую дисциплину. Общая численность земской рати не превышала 8-10 тысяч человек. 

***

Сражение под Москвой проходило два дня — 22 и 24 августа. В первый день стороны начали «ратовать» с боя конных отрядов на Девичьем поле у Новодевичьего монастыря. Затем войско гетмана смогло продвинуться в черту городских развалин, но к вечеру его атакующий пыл иссяк, и оно отступило. Была отбита попытка осажденных поляков сделать вылазку из Кремля. Казаки князя Трубецкого участвовали в бою силами только четырёх отрядов. 
Через день сражение возобновилось. На этот раз гетман Ходкевич, прославившийся в войне в Нидерландах на стороне испанцев, изменил направление удара. Он решил пробиться к Кремлю через Замоскворечье. Битва возобновилась столкновением конницы. 
Под вечер королевскому войску удалось сбить ополченцев с вала Земляного города и ввести в отвоеванную часть Замоскворечья обоз из 400 возов с продовольствием для осаждённого гарнизона. Большего успеха гетман добиться не смог. 
Судьбу битвы под Москвой решил героический поступок Кузьмы Минина. Получив у князя-воеводы Пожарского в командование три конных дворянских сотни и отряд литовского перебежчика ротмистра Хмелевского, он в сумерках незаметно переправился через Москву-реку и внезапно атаковал у Крымского двора польскую заставу из двух рот — конной и пешей. Те, не принимая боя, обратились в бегство, увлекая за собой всех, кто оказывался по пути. 
Этот удар отряда Кузьмы Минина послужил сигналом для общей атаки ополченцев-нижегородцев и казачьих «таборов». Войско гетмана стало отступать повсюду к Воробьевым горам, не везде оказывая сопротивление русским ратникам, которые «налегали со всею силою». Войско Ходкевича было выбито из Москвы с большими потерями. 
На рассвете 25 августа королевский полководец «с великим срамом побежал» с Воробьевых гор через Можайск в польские пределы. 
Осада польского гарнизона продолжилась. Только 27 октября 1612 года он согласился на капитуляцию, а на следующий день вышел из Кремля и сложил оружие. Москва была освобождена от поляков. 

***

В последующие годы князь Дмитрий Пожарский, получивший от родоначальника династии Романовых царя Михаила боярский титул, воеводствовал в Новгороде, руководил Ямским, Разбойным, Судным приказами, исполнял другие должности. В сентябре 1618 года руководил защитой Москвы от войска польского королевича Владислава и запорожцев гетмана Сагайдачного. 
В отечественной истории князь Дмитрий Пожарский вместе со своим боевым соратником Кузьмой Мининым стали одними из самых популярных национальных героев во все времена. 
В одной из народных песен об «освободителях Москвы» есть такие слова, полные гордости за совершенный ими ратный подвиг: 

Поднялися те добры молодцы, 
Поднялися те Руси верные, 
Что Пожарский князь с купцом Мининым, 
Вот два сокола, вот два ясные, 

Вот два голубя, вот два верные, 
Поднялися вдруг, пустилися.

Благодаря щедрости царя Михаила Федоровича, Пожарский стал одним из наиболее богатых в России землевладельцев. 
Последней службой Пожарского стало его участие весной 1640 года в переговорах с прибывшими в Москву польскими послами. 

***

20 апреля 1642 года Дмитрий Михайлович Пожарский скончался.
Перед смертью он, приняв схиму, взял себе имя Козьма. 
По преданию, царь Михаил Федорович, чтя заслуги Пожарского, «провожал гроб сего незабвенного боярина и почтил оный слезами своими». 
В монастыре Николы Зарайского была обретена записка о дне кончины Пожарского в следующих словах: 
«ЗРН, апреля К, преставися бояринъ князь Дмитрий Михайловичъ Пожарский, въ среду, вторыя недели по пасце». 
В своей работе «Обозрение Москвы», которую Малиновский закончил в 1826 году, но впервые изданной лишь в 1992 году, автор пишет, что многие думали, что Пожарский похоронен в московском Казанском соборе, первостроителем которого он был. 
Современные исследования показали, что его прах покоится в родовой усыпальнице в суздальском Спасо-Евфимиевом монастыре.

Схима и имя Козьма – дань памяти Кузьме Минину?..