Армянский «майдан» победил: что дальше?

944 0 Юрий НОСОВСКИЙ - 15 мая 2018 A A+

8 мая массовые протесты оппозиции, начавшиеся в апреле, завершились избранием премьером ее лидера Никола Пашиняна. Насколько может измениться политика закавказской республики, как может измениться ее отношение к России? 

Пожалуй, самым распространенным суждением о произошедшем в бывшей республике СССР является – «Запад устроил на границах России очередную «цветную революцию». Конечно, этот момент полностью сбрасывать со счетов нельзя. К примеру, штаты только американского посольства в Ереване составляют около полутора тысяч человек – абсолютный рекорд для всех постсоветских государств. 
А уж с учетом сравнительной немногочисленности населения Армении, чуть меньше 3 млн человек, получается «дипломатическая плотность» в одного американского дипломата на 2 тысячи человек. Столько же пациентов, например, по нормативам должно приходиться на одного «семейного» врача. Так что Вашингтон опекает армян более, чем серьезно.
В пользу «цветной версии» приводятся и некоторые технологии «уличного» давления на власть – блокада дорог и административных зданий, аэропортов, студенческие забастовки, эффективно показавшие себя во время инспирированных США «майданов» в других странах, таких, как Сербия, Грузия, Украина.
С другой стороны, у армянской «бархатной революции» есть и немало непривычных для ее, вроде бы, предшественников, особенностей. Например, здесь так и не появились столь любимые госдеповскими «методичками» цветных мятежей «сакральные жертвы». Если не в виде «небесных сотен», расстрелянных «российскими» (на самом деле - своими) снайперами – то хотя бы в виде какой-нибудь девушки, раненной «случайным» выстрелом. И в обязательном порядке перед отправкой в больницу успевающей запостить в Твиттер что-нибудь «дущещипательное», на манер «я умираю за революцию» - что с успехом использовалось во время мятежей в Иране и на Украине.
Вообще, в Армении практически не всплывала истерика относительно «зловещей роли России». Тогда как, скажем в Киеве, что в 2004, что в 2014 году живо циркулировали слухи о тысячах вездесущих «российских десантников», якобы уже завезенных в столицу Украины на самолетах. Которые только и ждали приказа «подавить народный протест» – об этом, не уставая, верещали практически все майданные политики, начиная с Юлии Тимошенко.
Собственно, даже после победы, лидер оппозиции Никол Пашинян продолжает говорить, что произошедшее в его стране – чисто внутренние разбирательства, международные отношения после смены власти существенного изменения не претерпят. В доказательство этому новый премьер уже посетил Нагорный Карабах, где подтвердил поддержку Ереваном этого региона, анонсировано желание встречи с российским президентом.
Вообще-то, строго говоря, история знает примеры, когда подобные жесты только жестами и оставались. Так, первый международный визит в 2005 году захвативший власть Ющенко совершил в Москву, а победивший в 2010 году на выборах Янукович – в Вашингтон. Что, как известно, ничуть не помешало первому проводить активно антироссийскую политику, а второму … ну, скажем так, более взвешенную в российском направлении. 

Недовольство копилось десятилетия…

Так что, думается, более правильным было бы выяснить глубинное происхождение нынешних армянских протестов. Формально – да, лидер политической силы, получившей на прошлогодних парламентских выборах всего около 9% голосов избирателей, «продавил» свое избрание главой правительства. С другой стороны, только один из митингов в апреле в Ереване собрал около 160 тысяч человек – для 3-миллионного населения, включая стариков и детей, это очень немало.
Основной причиной недовольства, как минимум, политически активного населения стало продолжение пребывания у власти прежнего лидера страны Сержа Саргсяна. Который, пробыв в качестве президента два максимально возможных для пребывания в должности срока, сначала добился изменений в Конституцию с перенесением большинства полномочий от президента к премьеру – а затем с помощью подконтрольного большинства парламента обеспечил свое избрание на новую должность. 
Но все же – и это, скорее, лишь следствие. Первопричиной же можно почти однозначно считать довольно слабые показатели социально-экономического развития. Так, по уровню ВВП на душу населения (по паритету покупательной способности) Армения почти вдвое уступает соседнему Азербайджану, втрое – России, и незначительно опережает разве что признанного «аутсайдера» среди бывших советских республик, постмайданную Украину. 
С Украиной Армению роднит и существеннейшая роль в «подкачке» отечественной экономики в виде переводов от работающих за рубежом армян своим родственникам. Причем, размер диаспоры в разы превышает численность населения собственной страны – 10 миллионов, 2,5 миллиона проживает в России.
Тем не менее, на одних переводах «выехать» трудно. А развитию собственной промышленности, торговли мешают, мягко говоря, сложные отношения с соседями – Турцией и Азербайджаном. «Камнем преткновения» является тема геноцида армян Османской империей в 2015 году, против признания которого активно борются турки. И, разумеется, конфликт вокруг Нагорного Карабаха - населенного преимущественно армянами, де-факто контролирующегося Арменией, но де-юре являющемуся частью Азербайджана. 
Отсюда и необходимость крупных военных расходов – 15% от государственного бюджета, который весь составляет около 3 млрд. долларов, при наличном госдолге в почти 6 миллиардов. Так, численность армянской армии – 42 тысячи человек, 1,4% населения, вдвое больше в процентом отношении, чем, скажем, у России. В прошлом году только на закупки нового вооружения, вроде ракетных комплексов «Искендер», пусть и в кредит, было ассигновано 100 млн долларов.
Но, в общем, дело даже не только в чисто военных тратах. Республика ввиду вышеупомянутых геополитических моментов, находится в фактической блокаде большей части своих границ – имея возможность торговать через территорию лишь соседней Грузии и, в незначительной мере, Ирана. 

Карабахский «камень преткновения»

Неудивительно, что всю вину за сложившуюся ситуацию значительная часть общества видела в практически безраздельном правлении на протяжении последних 20 лет так называемого «карабахского клана» – олицетворяемого выходцами из непризнанной республики Робертом Кочаряном, президентом с 1998 по 2008 год, и его преемником Сержем Саргсяном. 
Собственно, сам приход к власти Кочаряна произошел на фоне досрочной отставки его предшественника, президента Левона Тер-Петросяна. Как раз и вызванного недовольством «карабахского клана» намерениями тогдашнего главы государства урегулировать конфликт вокруг Карабаха выводом оттуда армянских войск, передачей Азербайджану части контролируемых Арменией его официальных территорий и некоторых других моментов, воспринятых, как «предательство соотечественников». 
С тех пор «карабахцы» управляли страной на протяжении двух десятилетий – но нельзя сказать, что при полной поддержке населения. Собственно говоря, победный для оппозиции «майдан» 2018 года был далеко не первый – хоть и самый массовый. Попытки реванша предпринимались ею и в 2008 году, уличные протесты происходили и в 2015, и в 2016 годах. Сейчас, похоже, ситуация достигла критической точки… 
Так что, пожалуй, именно в контексте проблемы Карабаха и надо будет отслеживать возможные изменения политики нового армянского руководства. Если его позиция останется прежней – то, в общем, в отношении недавней «бархатной революции» можно будет говорить разве что в контексте «смены декораций». В конце концов, предыдущая партия удерживала власть целых 20 лет – непривычно долго для традиций даже стабильных демократий, а не страны, находившейся, как ни крути, в состоянии перманентного кризиса и вялотекущего военного конфликта. 
Так что, вполне возможно, что практически бескровная «смена караула» произошла в Армении при консенсусе местных элит – разрешивших замену власти оппозицией. В общем, довольно рутинной для западных демократий процедуры, служащей для «спуска пара» народного недовольства. 
В пользу этого может свидетельствовать, например, голосование за кандидатуру нового премьера в том числе целых 11 (из 57) депутатов прежде правящей партии Сержа Саргсяна. Тем более, что без досрочных выборов (а нынешнему составу парламента заседать еще 3 года) депутаты могут в любой момент инициировать отставку Никола Пашиняна – и избрать нового премьера. Главное – чтобы против этого не протестовала улица. Что вполне может случиться, если завышенные ожидания масс (а они завышены всегда) не смогут быть удовлетворены их нынешним любимцем.
Но возможен и более радикальный вариант – в виде смягчения позиции Еревана в отношении как вопроса Нагорного Карабаха, так и геноцида армян. Собственно, по последнему даже предыдущая власть согласовала (хоть и не утвердила) с Турцией так называемые Цюрихские соглашения – в которых декларировалась готовность размораживания межгосударственных и торговых отношений, а «спорные вопросы оставить предметом академического обсуждения ученых двух стран». Теперь же Пашинян уже заявил, что готов договариваться с Анкарой без предварительных условий – при согласии турок сделать тоже самое.
Если же и в отношении Карабаха новая власть Армении решит реанимировать планы своего «патриарха», экс-президента Левона Тер-Петросяна – то геополитическое положение страны изменится еще заметнее. 

Стоит ли бояться России потери Армении?

Угрожает ли последний гипотетический вариант позициям России? Думается, нет – в силу чего со стороны российских властных элит в отношении происходящего в Армении прослеживается крайне сдержанная реакция, граничащая с осторожной симпатией. Все-таки, армяне – древний и мудрый народ, не склонный к самоубийственным эксцессам, вроде истерической русофобии образца прибалтийских или украинских «западников» и националистов. 
Дружить с такими соседями, как Турция (особенно «эрдогановская», мечтающая о возрождении былого могущества Османской империи) и превосходящий на порядок Армению по ВВП Азербайджан, конечно, можно – но при этом, желательно, имея в кармане дополнительный «козырь». В виде участия в Договоре о коллективной безопасности и обороне с Россией и рядом стран СНГ – и той же российской базы в Гюмри. 
Конечно, нельзя исключить, что самые «горячие прозападные головы» в Ереване спят и видят включение своей страны в «дружную семью европейских народов», вплоть до членства в НАТО и (вдруг повезет?) в ЕС. Только ведь в НАТО уже есть пример конфликта между двумя странами, входящими в этот блок – Турцией и Грецией, во время Кипрского кризиса 1974 года. Когда действительно могучий 6-й флот США даже не пошевелился, чтобы воспрепятствовать разгрому турками за считанные дни посланных хунтой «черных полковников» в поддержку кипрских мятежников, греков-националистов, греческих войск. 
А самый свежий пример – то, как турецкие войска в Сирии чехвостят курдское ополчение, несмотря на то, что оно находится под патронатом вроде как «самой мощной и непобедимой» американской армии. Так что в ОДКБ Армении в этом смысле будет как-то побезопаснее... 
Сказочные экономические «плюшки» Запада в армянскую экономику для превращения ее в сияющую «витрину преимуществ западного образа жизни»? Ага – только надо дождаться очереди за Украиной, тоже ожидающей «зарплат по 4 тысячи евро и пенсий по 2» со времен Майдана – но вместо этого все более явно скатывающуюся в откровенную нищету. А так ведь даже Грузия, из которой Вашингтон пытался при Саакашвили делать «витрину», превышает Армению по ВВП на душу населения всего на считанные проценты. 
США при Трампе резко охладели к зарубежному финансированию даже своих ближайших союзников – достаточно вспомнить постоянный торг с европейцами по поводу слишком низких взносов на содержание НАТО. Да и в самом ЕС после 2020 года намерены резко снизить дотации восточноевропейским «лимитрофам» – что для той же Прибалтики может стать настоящей катастрофой. 
То есть, самим армянам работать на подъем своей экономики, добившись улучшения отношений с соседями – это реально. А вот рассчитывать на получение сказочных «бонусов» «по щучьему веленью, по моему прошенью» (ну, может, еще за лай в сторону России, по примеру бандеровского Киева) – просто глупо, доказано печальным примером той же Украины.
Но разумеется, все вышесказанное – только догадки и прогнозы, окончательные выводы можно будет сделать лишь после конкретных шагов и достигнутых правительством Никола Пашиняна результатов.

Номер