Два тарана

497 0 Александр ГУБАНОВ - 31 мая 2018 A A+

Что подвигает человека пожертвовать собой «за други своя»? Без сомнения, это какое-то высшее состояние духа. Его не обретешь через пропагандистские лекции, душеспасительные беседы или проповеди. А если в критической ситуации человек впадает в отчаянье, то он уж точно ринется спасать собственную жизнь.

Верующий человек скажет, что это – приобщение ко Спасителю, который отдал свою жизнь на кресте ради всего человечества, каждого из нас. Атеист отошлет к способности человека проявить героизм. Но как «приобщиться» и как «проявить»? В общем, тайна сия велика есть.

Советский летчик Александр Маслов в годы Великой Отечественной войны совершил таран, но это долгое время не было известно стране.

***

Сегодня трудно выяснить точные детали того, что произошло в тот день в районе Молодечно — Радошковичи. На протяжении многих лет хрестоматийной была версия, которую опубликовали в газете «Правда» 10 июля 1941 года корреспонденты П. Павленко и П. Крылов в очерке «Капитан Гастелло». Суть её широко известна.

26 июня 1941 года экипаж под командованием капитана Н. Ф. Гастелло в составе лейтенанта А. А. Бурденюка, лейтенанта Г. Н. Скоробогатого и старшего сержанта А. А. Калинина на самолёте ДБ-3Ф вылетел на бомбёжку немецкой мотоколонны на дороге Молодечно — Радошковичи в составе звена из двух бомбардировщиков. Огнём зенитной артиллерии самолёт Гастелло был подбит. Вражеский снаряд повредил топливный бак, и Гастелло совершил огненный таран — направил горящую машину на механизированную колонну врага. Все члены экипажа погибли.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 июля 1941 года Николай Гастелло был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза. 

***

Но спустя годы эта версия неожиданно пополнилась новыми деталями. В 1951 году для последующего торжественного перезахоронения была произведена эксгумация останков из предполагаемой могилы Николая Гастелло. Однако в ней обнаружились личные вещи других людей: как позже выяснилось, однополчанина Николая Гастелло - комэска капитана Александра Маслова и стрелка-радиста Григория Реутова. В результате проведенного расследования было установлено, что экипаж (штурман лейтенант Владимир Балашов, стрелок-радист младший сержант Григорий Реутов, стрелок младший сержант Бахтурас Бейскбаев) в тот день в том же месте проводил бомбометание по мотоколонне врага, были подбиты, и Маслов направил горящую машину на скопление фашистской техники. 

В горячке первых дней войны останки Гастелло и Маслова были перепутаны. Свидетели подвига экипажа Маслова вскоре погибли в бою. А об экипаже Гастелло сослуживцы рассказали журналистам «Правды». Так получилось, что двойной подвиг получил одностороннюю огласку.

.

Более того. Так как свидетельств гибели Александра Маслова не было, он вместе со своим экипажем считался «пропавшим без вести». По идеологии того времени военные, чья смерть не была точно установлена, подозревались в возможной «измене Родине». В частности, семья Маслова (жена Софья и дочь Ирина) не могли рассчитывать на полагавшиеся членам семьи павшего военнослужащего пенсию и ряд социальных льгот.

2 мая 1996 года справедливость восторжествовала: капитану А.С. Маслову было посмертно присвоено звание Героя России.

В посёлке Проводник Коломенского района, расположенном близ села Андреевское, где родился Маслов, с 15 мая 2002 года его имя носит местная средняя школа. В декабре 2007 года здесь же в честь столетия со дня рождения героя ему был установлен памятник.

***

Коротко о капитане Маслове.

Александр Спиридонович Маслов родился 22 ноября 1907 года в селе Андреевском Московской губернии. Окончив четыре класса коломенской заводской школы и школу крестьянской молодежи, три года он проработал киномехаником в Коломне при отделе народного образования. В октябре 1929 года был призван в Красную Армию, служил в 10-м Туркестанском стрелковом полку в Ленинграде. 

Отслужив положенный срок, Александр Маслов поступил в военно-теоретическую школу летчиков, вслед за которой окончил курсы командиров. Великую Отечественную войну лётчик встретил командиром 3-й эскадрильи 207-го дальнебомбардировочного авиаполка 42-й авиадивизии дальнего действия Западного особого военного округа. Его авиаполк оказался одним из первых, который столкнулся со вторгнувшимся в наше Отечество неприятелем: Маслов принял участие в войне с первых её часов. А что было дальше, теперь известно. 26 июня 1941 года во время бомбежки вражеской танковой колонны в районе Минска, самолет Маслова был подбит неприятелем. С пробитым бензобаком экипаж самолета принял решение бросить полыхающую пламенем машину на автоколонну противника, пожертвовав своими жизнями.

***

И напоследок, увы, ещё вот о чём. У неистовых критиков советской истории есть своеобразный «комплекс» - они никак не терпят преумножения её величия. И неслучайно возникла такая версия: если подвиг Маслова был – значит, не было подвига Гастелло. 

Про таран Николая Гастелло в СССР знал каждый, фамилия героя стала нарицательной. Но тут подвиг Гастелло начали оспаривать. Если на месте предполагаемой могилы Гастелло нашли останки и вещи Маслова и стрелка-радиста Реутова, значит Гастелло не совершал таран.

Что же было на самом деле? О чём свидетельствуют доподлинные факты?

…Положение на фронтах было настолько сложным, что уже с 24 июня 1941 года на штурмовку отправляли даже тяжелые бомбардировщики ДБ-3Ф, предназначенные для дальних рейдов к тыловым объектам противника. 26 июня 1941 года, несмотря на тяжёлые потери, понесённые в предыдущие дни, 207 и 96 авиаполки 42-й дальнебомбардировочной авиационной дивизии продолжали дневные вылеты на штурмовку. В этот день их целью были колонны противника на участке дорог Молодечно - Радошковичи. Истребительного прикрытия не было, поэтому, чтобы уменьшить шансы на встречу с немецкими истребителями, наши бомбардировщики должны были действовать не «девятками», а мелкими группами. С аэродрома «Боровское» с интервалами в полтора-два часа вылетели три звена самолетов (по два в каждом).

Первым в 8 часов 30 минут на цель ушло звено капитана Александра Маслова.  Самолёты звена на аэродром не вернулись.

В 10 часов взлетели бомбардировщики старшего лейтенанта Висковского и старшего лейтенанта Клята. Это звено вернулось без потерь.

В 12 часов вылетел капитан Николай Гастелло. Второй самолёт пилотировал старший лейтенант Фёдор Воробьёв, штурманом был лейтенант Анатолий Рыбас.

Дальнейшие события нам известны из рапортов Воробьёва и Рыбаса. По возвращении на аэродром они доложили, что во время штурмовки самолёт Гастелло был подбит и совершил таран механизированной колонны врага. То есть экипаж Гастелло совершил нечто такое, что произвело сильное впечатление на ведомых, даже на фоне общих тяжёлых потерь. 

После войны, из опроса свидетелей стало известно, что крестьяне из близлежащей деревни Декшняны ночью извлекли трупы лётчиков и похоронили их рядом с местом падения бомбардировщика. 23 августа 1941 года старший лейтенант Фёдор Воробьев погиб в районе города Орёл, а 15 ноября 1941 года погиб лейтенант Анатолий Рыбас. 207 авиаполк расформировали осенью 1941 года. Понятно, что в той обстановке были задачи куда важнее сохранности бумаг воинской части.

Когда через десять лет после описанных событий была произведена эксгумация останков из предполагаемой могилы экипажа Гастелло и в ней нашли вещи Маслова и Реутова, ситуация оказалась сложной. Находка противоречила официальной версии событий, и вместо соответствующих исследований власти выбрали замалчивание. А в 1990-х годах на волне «гласности и перестройки» началось массовое «разоблачение легенд» Великой Отечественной войны. Досталось всем: Александру Матросову, Зое Космодемьянской, Николаю Гастелло и многим другим героям войны. 

С утратой документов детали событий тех лет трудно установить со стопроцентной точностью. Но ясно, что самолёты Маслова и Гастелло были подбиты, а командиры экипажей предприняли попытку тарана. Возможно, какой-то из бомбардировщиков и не попал в колонну врага, а упал где-то неподалёку (на что уповают ненавидящие подвиги советских воинов). Что ж, ДБ-3Ф не был подарком по части пилотирования, а подбитые и горящие бомбардировщики управлялись вовсе плохо. Как бы то ни было, героизм этих и многих других наших экипажей лётчиков не вызывает сомнения. На тяжелых неповоротливых бомбардировщиках, на малых высотах, они летали днём на штурмовку вражеских войск, без истребительного прикрытия. Если бомбы были сброшены, а истребители противника не появлялись, то они продолжали штурмовать колонны, ведя огонь из ШКАС-ов. Лётчики гибли, защищая Родину, из последних сил пытаясь нанести урон врагу.

Другое дело, что многократно повторённый рассказ о Гастелло в системе «дубовой» пропаганды получил статус непреложного факта. Любое исследование подвига стало ненужным и даже нежелательным, потому что угрожало идеологически выверенному образу. Неудивительно, что в 1990-е годы, в условиях кризиса идеологии, на поиске всякого рода в ней нестыковок поднялась мутная волна «правдоискателей-разоблачителей».

Номер