Представление книги "Плыви, силач!"

75 0 Администратор - 23 июня 2018 A A+

Начинает профессионал

Любовь Тарайкевич

12 июня прошла презентация восхитительной книжки Юрия Нечипоренко «Плыви, силач!» в Музее-квартире А.Н.Толстого, что на Спиридоновке 2/6.

Сама книга полна открытий для юных пытливых умов, в ней Пушкин предстает не столько светочем нашей литературы, сколько скорее кем-то очень близким, жизнь которого тебе известна до мелочей, и возможно, живи он в сегодняшнем дне, то вы бы переписывались в сетях и в лицее сидели бы за соседними партами?!

Но не только Пушкин становится близок на странице этой книги. И Наполеон, и Александр I, и судьба России становятся так понятны, что кажется, что к ним можно даже прикоснуться... Судьба поэта в привязке не только к историческому веку, в котором он рос, но и в ракурсе предшествовавших веков, и в свете судьбы своего рода.

…Когда гости собрались, трудно сказать, с чего начался разговор, поскольку он плавно перешел из фойе 1-го этажа в зал квартиры-музея на втором этаже. И все незримо погрузились в исчезнувшую эпоху. Да, мы не были облачены в костюмы прошлого (за исключением Юрия, который изначально вознамерился проводить нас к прадедушке Пушкина — Абраму Ганнибалу, для чего облачился в восточный халат, одеяние бедуинов, который друзья тут же нарекли матрасом), но атмосфера самого музея помогла нам. К тому же, как заметила Инна Андреева — директор музея, - значение имело соседство Храма Большое Вознесение у Никитских ворот, где состоялось венчание Александра Пушкина с Натальей Гончаровой, — да и сам район, тесно связанный с важными вехами жизни Александра Сергеевича. И как в таких условиях мы могли остаться в 21-м веке, когда все, буквально все звало нас в путешествие в прошлое…

Юрий Нечипоренко и Инна Андреева наперебой делились всем, что знали и помнили, а мы, как юнцы, забыв про свои годы, внимали им… Инна Андреева назвала открытием догадку Нечипоренко о том, что в «Сказке о царе Салтане» явлена благодарность сына отцу. Эту тему она предложила разработать автору и в последующих книгах. Потом выступали друзья писателя, пришедшие разделить радость от выхода книги: профессор института журналистики и литературного творчества — Алексей Бархатов, историк Алексей Виноградов и ученый-биоинформатик Алексей Аджубей. Три Алексея говорили добрые слова о книге и её авторе, последний из них и вовсе сказал, что «Плыви силач!» перевернула его представление о Пушкине. 

Порадовал гостей писатель и телеведущий Олег Шишкин, которого мы знаем ещё и как замечательного знатока истории. Больше всего, конечно, обрадовался его приходу один маленький зритель и участник, имя которого мы оставим в секрете. «Неужели Олег прямо из телевизора придет?» — кажется, так звучал детский вопрос.

Поделились своими мыслями о книге литератор Наталья Попова, преподаватель и поэт Александр Закуренко, читатель Алексей Бобринев. А Елена Фролова — сотрудник музея А.Н.Толстого — рассказала о детях, с которым часто проводят здесь занятия — и каково их восприятие от данной книги. Потом под занавес блистал художник, приехавший из зарубежья и поделившийся радостью встречи с книгой и её автором - Александр Захаров. Он сказал, что автор книги находит путь к любому читателю, в любое общество «через детскую дверцу», заходит так, что ему невозможно отказать…

Одному очень славному молодому учёному и дали слово, он смутился, но вышел… В принципе он мог бы и ничего не говорить. Просто это так здорово, когда дети поддерживают своих родителей, всегда рядом, всегда на расстоянии стука сердца… Это как вот стоишь перед прекрасной дубовой или кленовой рощей (кому как нравится больше), а перед тобой уже зрелое дерево с раскидистой кроной и рядом молодое, но уже завораживающее своей статью… А невдалеке еще один побег, но тсссс… Итак, пришел поддержать отца и порадовать нас Дмитрий Нечипуренко.

Потом выступал помор и программист Всеволод Староверов, который рассказывал, что слушает книги Юрия Нечипоренко, скачивая аудиоверсии с торрентов. «Крадут — значит любят, непопулярных авторов бы никто не крал». 

Итоги вечеру во многом подвела литератор Ирина Гурская, автор пары прекрасных рецензий о книге, — заметила, что уникальное свойство автора — рассказывать просто и доступно о свои открытиях, рассказывать так, что это интересно взрослым и детям. 

Боюсь, я не все имена смогла назвать, но друзья мои! Я так рада была нашей встрече и знакомству с многими из вас. Это восхитительно и волшебно, когда вот так просто пересекаются люди разных взглядов и мировоззрений и помолчав немного, погружаются в беседы… а над всем этим незримо парит… ну, кто бы вы подумали? Конечно Александр Сергеевич!.. Ведь именно из-за него мы и собрались…

 

Ринат Камалиев (это его первый опус такого рода)

Оказавшись у музея Алексея Николаевича Толстого одновременно с дамой, также приглашенной на презентацию новой книги Юрия Нечипоренко, я столкнулся с тем, что охранник учреждения культуры, как, в общем, и подобает любому охраннику, не пылал желанием нас пускать, основываясь на том, что музей закрыт, а распоряжения «пущать» не давали.

Молодой человек на лавочке у входа посоветовал сказать нам пароль: «на вечер к Нечипоренко» — и эти слова, как «Сезам, откройся», сработал! Мы попали в музей — вотчину Буратино даже без золотого ключика! Выглядывая из большого зала, на пороге нас встретил сам Нечипоренко, уже одним своим одеянием, полосатым халатом и красным тюрбаном, показывая, что нас ожидает, как обещают и маркетологи канала ТВ-3, "всё, кроме обычного" (но в отличие от "зомбоящика", в интеллектуальной и интеллигентной форме), а вахтера располагая на более мягкий лад. 

Повесив вещи в гардеробе (с вешалки начинаются не только театры), перешли в зал с банкетным столом и экспозицией по "Детству Никиты", где стали ждать прибытия гостей и начала презентации "гиперболоида физика Нечипоренко". Одной из первых прибыла директор музея Инна Андреева, а еще до её прихода хлопотать в музее начала его сотрудница, Елена Фролова — к слову, обе недавно вернулись из моей родной Самары, где работали в домашнем архиве Алексея Николаевича, побывали "на дне", но не заметили "слона" в виде вертикально установленной ракеты. 

Вскоре пошли разговоры о театре, а именно — о постановке Ксенией Громовой спектакля по "Казакам", тоже Толстого, но уже Льва Николаевича, и о вживании современной актрисы в роль его жены Софьи Андреевны. К ведению беседы располагало присутствие актера и режиссера Андрея Кочеткова, на одном из музейных спектаклей которого побывал и Юрий Дмитриевич и рекомендовал нам, — хотя сам пока что не осилил второй, длящийся два с половиной часа. Когда подоспел первый десяток гостей, собственно, мы, первые зрители и автор, поднялись на второй этаж, где и началась презентация. 

Сначала в непринужденной обстановке, затем в не менее непринужденной, но уже более официальной, когда зал мало-помалу стал заполняться и, в итоге, наводнился так, что практически не осталось свободных мест. 

Открыла официальную часть хозяйка музея Инна Андреева, дополнившая рассказ Юрия о том, какую титаническую работу он проделал, какие правки вносились, пояснившая (знающим напомнившая), какова связь главного героя новой книги, "нашего всё", Александра Сергеевича Пушкина, с родом Толстых: первый граф Толстой, Петр Андреевич, прадедушка Льва Николаевича и предок двух Алексеев, по приказу тезки, Петра Великого, завез в Россию из Турции арапчонка Ганнибала, прадеда Пушкина. Также стоит заметить, что Пушкина повздорил с хладнокровным Федором Толстым "Американцем", и перспектива дуэли с ним, убившим запросто двенадцать человек, была опасна для поэта. Но спор кончился через пару лет миром — и Толстой-американец даже стал сватом для Пушкина — он был вхож в семейство Гончаровых. 

Связь места проведения и тематики презентуемой книги стала очевидна. Было объяснено, и что из себя представляет необычный костюм Юрия Дмитриевича, который он снял уже после своей речи презентации, когда заговорили "серьезные люди" — африканский, в честь корней классика (а многим казалось — в честь Буратино). Упоительный и содержательный рассказ Нечипоренко о книге "Плыви, силач", расписывать пошагово, точно кадрами диафильма или изразцами мозаики, сейчас не буду — прочитайте книгу, и поймете, что к чему. Так что обрисую (как Клод Моне восход солнца и кувшинки на пруду) реплики друзей и близких писателя, последовавшие за основной частью. 

Но обрисую, не персонифицируя, а просто просуммировав ключевые тезисы — если бы знал, что потребуется готовить именно такое описание, своему решету устроил бы подспорье в виде блокнотного "стенографирования", но увы, ограничился поэтическим экспромтом, подготовленным во время выступления других гостей. 

И читавшие новую книгу и еще только готовящиеся, но немного знающие Юрия Дмитриевича и его творчество, единодушно сошлись на том, что писателю удалось найти и выразить понятный и приятный детям язык, не проявлять телячьих нежностей, а говорить с юными читателями как с подрастающими взрослыми, образовывая их и воспитывая моральное достоинство и тягу к прекрасному, к классической литературе, истории и, в то же время понимая их психологию, грамотно расставляя акценты так, что ребенок (и далеко не ребенок тоже) сможет призадуматься, но не окажется затянут в эту непростую задумчивость, словно в трясину — вскоре отпустит, ведь последуют веселые места. 

Детство Пушкина не показано унылым, но и не описано, как сплошной праздник — Юрий Дмитриевич проявляет меру, раскрывая становление гения с разных сторон, и такой подход однозначно полезен для молодой поросли — детство ни у кого не бывает однозначным и ребята увидят в переживаниях взрослеющего Саши параллели с тем, что сами переживают и испытывают. 

Нечипоренко выступает поборником представления о том, что Пушкин развивался гармонично и детства лишен не был, хотя после поступления в Царскосельский лицей, практически совпавшего с началом Отечественной войны, надолго оказался оторван от родителей — в этом смысле Нечипоренко выступает продолжателем взглядов и идей не Цветаевой и Лотмана, считавших, что трудно выделить в жизненном пути Александра Сергеевича прекрасную пору детства, а Берестова и, отчасти, Вересаева. 

Язык автора легкий, без экзистенциального занудства, образы оригинальны —  говорит живущий в Нечипоренко художник (художник Иван Исаев недаром ностальгировал по поводу совместных перформансов на сюжеты шумерской мифологии), но и ученый в писателе Нечипоренко не смолкает, — хотя труд не академический, в нем есть задатки крупной исследовательской работы. 

В зале упомянули недавно вышедшую статью Непомнящего, в которой "Сказка о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной царевне Лебеди" интерпретируется как "шпилька" монарху. 

Версия Нечипоренко, — что в этой сказке видна благодарность Пушкина отцу, с которым состоялось примирение, и который отписал сыну часть Болдино, Кистенёвку, чтобы сын отгулял свадьбу с Натальей Гончаровой, — больше понравилась собравшимся. 

Знатоки русской словесности отметили главное свойство Юрия Нечипоренко — в отличие от литературных коммерсантов, ищущих дивиденды в виде дешевых сенсаций, он не привирает, его беллетристика не нуждается ни в псевдоразоблачениях, ни в драконах и феях (если последние ни к селу ни к городу) и, оставаясь честной, ни в коей мере не становится пресной. Не могу с этим не согласиться. 

Спрашивали, будет ли Юрий Дмитриевич готовить вторую часть труда о Пушкине — он отнекивался, заявляя, что проделана большая работа, следует перевести дыхание, а продолжение возможно, но, если удастся найти оригинальную интригу в сюжете с дуэлью. За дарами океана с Дальнего Востока (рулетики с неркой) и чарками "медовухи" (кому мартини, а кому вишневый сок) обсуждение с тостами продолжилось на первом этаже, в зале, где ему и было положено начало. 

Презентация отгремела, а славный путь Нечипоренко продолжен. И наш с вами тоже. 

Раздел