Русские

Русские – это народ, к которому по многим параметрам подходит слово «самый». Это самый многочисленный народ Российской Федерации и бывшего СССР. Это  самый многочисленный и влиятельный православный и славянский народ, создавший самое большое государство в мире, занимающее ныне 1/7 часть суши, которой некоторые исследователи не отказывали в праве считаться отдельной самобытной цивилизацией. И создал он это государство в крайне неблагоприятных исторических и климатических условиях.

Его язык – самый изучаемый из всех славянских языков в мире, его народные инструменты и сувениры – самые узнаваемые за границей. Редкий европеец или американец не знает, что такое самовар, балалайка, шапка-ушанка и матрёшка. 

Русские – самый северный народ. Он прошёл от Москвы многие тысячи километров, дойдя до Заполярья, зоны вечной мерзлоты и вышел к берегам Северного Ледовитого океана за пределы проживания малых народов Крайнего Севера. В России находится самый северный город мира – Норильск. Вечной мерзлотой покрыто 60-65% российской территории. Ни один народ в мире не проделал такого впечатляющего пути с юга на север.
 
Русские ещё и самый разделённый народ. Из более чем 100 млн.русских в России проживает только 75%. Славянский мир представить без русских невозможно, в их лице славяне присутствуют в мировой политике в качестве её субъекта, а не объекта. 

Из-за этого русские – самый атакуемый народ в мире, против него Западом ведётся многовековая информационная, и не только, война со времени становления русской государственности. Достаточно указать, что из 25 миллионов погибших в Великую Отечественную войну граждан Советского Союза около 17 миллионов были русские. 

Треск западной пропаганды заглушает голоса тех иностранцев, кто признавал за русскими особорую духовную, культурную и политическую миссию. 

«Русский человек – одно из самых очаровательных существ земного шара», - говорил английский писатель Джером К. Джером, не жалевший критических замечаний в адрес русских тогда, когда они этого заслуживали. 

«Русский человек одержим не волей к власти, а чувством примирения и любви. Он исполнен не гневом и ненавистью, а величайшим доверием к сущности мира. Англичанин хочет видеть мир как фабрику, француз – как салон, немец – как казарму, а русский – как церковь…Русская душа движима верою, покоем и братством. Именно потому будущее принадлежит России», - писал немецкий философ Вальтер Шубарт. Шубарт был уверен, что христианство потому так легко прижилось на Руси, что сама русская народная душа ещё до Христа уже была христианкой. 

Не меньшим пиететом по отношению к русским отличался соотечественник Шубарта, философ Фридрих Ницше. В12 лет, будучи впечатлён мужественной обороной Севастополя в Крымскую войну, он написал соответствующее стихотворение, и, говорят, плакал, когда узнал, что Севастополь оккупирован войсками западной коалиции.

Выдающейся чертой русских, как народа, Ницше считал «фатализм без возмущения, с каким русский солдат, когда ему слишком тяжёл военный поход, ложится наконец в снег». 

О русской душе-христианке Шубарт прав. Редкий народ дал христианству столько мучеников за веру и подвижников, сколько русские. Древние авторы писали о славянах как народе, который даже рабов и пленников не ставил ниже себя. После некоторого времени в плену у славян чужаки обретали свободу, их уравнивали с остальными членами племени, позволяли жениться, обзаводиться имуществом и жить на равных правах с бывшими хозяевами. 

Русский народный характер до сих пор сохранил эту черту. Родословные многих русских аристократов, и не только аристократов, уходили корнями в Польшу, Литву, Германию, Швецию, Францию, а то и Монголию или Турцию. Русские позволяли вчерашним противникам на поле боя в мирное время быть себе ровней. 

Из Прус и от монгола Мамая вел свою родословную Иоанн Грозный, от шведа Сувора – гениальный Суворов, от татарских мурз – легендарный Кутузов и известный партизан 1812 г.и поэт Денис Давыдов. 

После каждой войны численность русских пополнялась за счёт бывших пленных, которые предпочли остаться там, где были пленены. После Отечественной войны 1812 г. на карте России появилась деревня Париж и прочие, названные на французский манер появившимися здесь бывшими солдатами армии Наполеона.

И даже после самой кровопролитной в истории человечества Великой Отечественной войны из уст советского руководителя прозвучала фраза не о мести, но о прощении: «Гитлеры приходят и уходят, а немецкий народ остаётся». 

Русская культура при контакте с представителями иных культур не сминает их, а словно обволакивает, вовлекает внутрь и переваривает. Может, поэтому излюбленным манёвром древнерусских воинов был охват противника с флангов, в то время как западные рыцари прорубали себе путь вперёд жёстким клином-«свиньей»? 

Для многих народов России русская культура стала окном во внешний мир. Даже для тех народов, с кем приходилось скрещивать мечи, русские изобретали азбуку и грамматику, способствуя изучению и развитию родного языка.