И крестил князь Владимир Русь...

К 1030-летию Крещения Руси

Благословенъ Господь Иисусъ Христосъ, 
иже възлюби новыя люди, Рускую землю, 
и просвѣти ю крещениемь святымь. 

«Повесть временных лет».

Нестор-летописец повествует, что когда великий киевский князь Владимир захватил Корсунь (античный город Херсонес на территории современного Севастополя), у него заболели глаза,   он ослеп. И прозрел только когда крестился. Якобы подвинула его к такому шагу будущая жена Анна Византийская. Видя чудесное исцеление князя, крестились его сподвижники. Придя в Киев уже христианином, князь Владимир приказал главного языческого кумира Перуна сбросить в Днепр, остальных идолов изрубить и сжечь. На горе, где они стояли, возвели церковь святого Василия (имя князя в крещении). 

По княжескому повелению всех киевлян крестили в водах Днепра (или впадавшей в Днепр небольшой речушки Почайны). Восприняли они новую веру якобы радостно. Ну что же, радоваться приходилось, ведь князь объявил, что кто не крестится, станет ему врагом. А быть недругом великого князя никому не хотелось. 

По всем городам и весям древняя славянская вера жёстко искоренялась. Воевода Добрыня огнём и мечом крестил новгородцев. Где прежде стояли языческие истуканы, возводились на византийский лад церкви. Христианство стало государственной религией на Руси (988). Хотя долго ещё по окраинным руським землям народ «отай» поклонялся своим привычным кумирам. 

Рассказ Нестора-летописца о Крещении Руси выглядит легендарно. Серьёзные историки не    склонны вполне доверять ему, подвергают сомнению и дату Крещения. 

Князь Владимир крестился сам и крестил Русь не из-за своих личных амбиций. Новая вера отвечала велению времени, только сильная княжеская власть, освящённая крепкими религиозными устоями, могла укрепить руськую государственность. Мудрый князь понимал это прекрасно.

В средние века жизнь государства определялась религией. Недаром в «Повести временных лет» монах Нестор легендарно рассказывает о выборе веры князем Владимиром. «Смущали» его мусульмане, евреи и христиане-католики, однако не сумели убедить в своей вере. Долго или недолго колебался князь, но выбрал христианскую веру по византийскому образцу. Для этого у него были вполне серьёзные основания.

Русь по своему географическому положению находилась между восточными и западными соседями, их влияние на руськую жизнь было огромно. По Волге и Каспийскому морю руськие купцы достигали Персии. В качестве денег на Руси ходили арабские серебряные монеты — дирхемы. Запад скупал у русов пушнину, а продавал оружие — мечи и панцири, стеклянную посуду, другие товары. По днепровскому водному пути «из варяг в греки» русы торговали с Византией. В 907 году Олег Вещий заключил с византийцами договор, по которому греки обязывались давать дань на Киев, Чернигов, другие руськие города. В нём рассматривались юридические аспекты пребывания русов в Константинополе. Именно политические, экономические и культурные связи Руси с Византией повлияли на принятие князем Владимиром христианства по-восточному, греческому образцу. 

Византия несколько раз пыталась крестить славян. С варварами лучше было дружить, обратив в свою веру, чем постоянно напрягаться от их жестоких набегов. Они серьезно угрожали безопасности Восточной Римской империи, периодически появляясь под стенами Константинополя. 

Первый раз христианство пришло в Русь при воинственных киевских князьях Аскольде и Дире. В 860 году дружина дуумвиров нежданно осадила Константинополь. Много тогда русы избили греков и ограбили монастырей, поразивших их своим пышным убранством и христианскими святынями. Отойдя с богатой добычей от Царьграда, Аскольд и Дир задумались о крещении и направили в Византию посольство, заявившее, что князья желают стать христианами.

Константинопольский патриарх Фотий отправил в Киев епископа, крестившего Аскольда и Дира. Однако князья совсем не помышляли о крещении народа, так как не рассматривали христианство в качестве государственной религии. В этом сказалась их ограниченность как политических деятелей. Народ продолжал верить в своих идолов, что значительно ослабляло княжескую власть. 

Косвенным подтверждением этому следует считать убийство Аскольда и Дира Олегом Вещим. В летописях не сохранилось даже глухого упоминания о волнении киевлян, безразлично они восприняли вероломное умерщвление своих князей-христиан. Так как видели в них угрозу своему образу жизни. А пришедший с далёкого севера по водному пути «из варяг в греки» князь Олег был язычником, что вызывало у них симпатию.

Олег Вещий поставил точку в так званом «Фотиевом крещении» Руси. Вторая попытка крестить русов тоже не возымела желаемого действия. Киевская княгиня Ольга крестилась в Константинополе (957), однако не сумела обратить в греческую веру своё окружение. Её воинственный сын Святослав так и остался язычником. Руськая православная церковь (РПЦ), помня христианские добродетели княгини, прославила её как святую и равноапостольную. «Она светилась среди язычников, как жемчуг в грязи», — сказал летописец. Собственно, княгиня Ольга стала предтечей Крещения Руси. Только внук её князь Владимир решил эту непростую задачу.

Божья благодать коснулась-таки души язычника и большого развратника киевского князя Владимира. Иначе трудно понять как такой грешник, убивший псковского князя Рогволода и прилюдно изнасиловавший его жену Рогнеду, безжалостно расправившийся со своим родным братом Ярополком, вдруг стал благочестивым христианином. Но всему воля Божья. Привела она буйную княжескую головушку к христианскому смирению. Народная мудрость гласит, что на Бога надейся, а сам не плошай! И князь Владимир, решив принять христианскую веру, не оплошал, что послужило на благо не только его душе, а всей Руси. 

Первый руський митрополит Иларион сравнил князя Владимира с римским императором Константином: «Он царство эллинов и римлян Богу покорил, ты же — Русь». Прозорливым оказался великий князь! Обратив Русь в новую веру, он открыл для неё новые, ранее неизведанные горизонты, приведшие державу руськую к славе и почитанию во всём христианском мире. 

В Европе перестали считать Русь страной варварской. Руськие князья по образованности не уступали западным монархам. Черниговский князь Святослав Ярославич собрал большую библиотеку. Древнеруський памятник словесности «Слово о полку Игореве» стоит в одном ряду с такой выдающейся французской поэмой, как «Песнь о Роланде». 

В монастырях велось летописание, с княжеской помощью открывались школы, где монахи обучали сноровистых к грамоте подростков. В городах появились первые каменные храмы, построенные в византийском и романском стиле. 

Авторитет Руси среди соседних стран ширился, укреплялись международные связи. Княжеских дочерей сватали короли. Анна, дочь руського князя Ярослава Мудрого, вышла замуж за французского короля Генриха Первого, стала королевой Франции. Другую княжескую дочь Елизавету сосватал викинг Харальд, будущий король Норвегии Харальд Третий Суровый, основатель норвежской столицы Осло. 

Русь, встав вровень с другими христианскими народами, пошла своим самобытным путём. Быстро набирала сил и стала страной «слышимой и знаемой во все концы света». А всё благодаря великому киевскому князю Владимиру. Он почитаем и ныне среди католиков и православных. В то время ещё не было официального разделения христианства на православие и католицизм. Случилось так только в год смерти его сына Ярослава, прозванного потомками Мудрым (1054). РПЦ почитает великого киевского князя Владимира как святого, сподобившегося подвигом Крещения Руси встать рядом с апостолами, верными учениками Иисуса Христа. Верующие чтут память князя в день, когда он преставился. Случилось это 15 июля / 28 июля 1015 года. 

***

В Киеве возлагают большие надежды, что 28 июля этого года Украинская православная церковь станет самостоятельной. Ещё весной президент Порошенко выступил с заявлением, что Украина близка к получению томоса (грамоты) об автокефалии УПЦ. 

Небольшая ремарка. Сегодня на Украине церковный раскол. Существуют каноническая УПЦ Московского патриархата, которая официально представляет Украину за рубежом, но в опале у националистически настроенных украинских политиков. К неканоническим, непризнанным мировым Православием, относятся УПЦ Киевского патриархата и Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ). На Украине эти раскольничьи Церкви считаются национальными, вот их легализации и ждёт с нетерпением президент Порошенко и Верховная Рада. 

Константинопольский патриарх Варфоломей, по уверению президента Порошенко, якобы готов к такому шагу. Наконец-то УПЦ выйдет из-под ярма Руськой православной церкви, которая совсем не является для неё материнской. Такой для УПЦ всегда была Константинопольская церковь, так как именно от неё Украина приняла Крещение. 

Вот так, оказывается, что князь Владимир крестил Украину, а не Русь. Хотя Украины как государства в средние века на политической карте мира не существовало, об украинцах тогда слыхом не слыхивали. Впрочем, когда слушаешь некоторых украинских историков, создаётся впечатление, что Украина — самая древняя в мире страна, а первым словом, произнесённым ещё первобытным человеком, было «Украина». Этакий «украиноцентризм» сродни комплексу неполноценности, свидетельствует о детской болезни молодого украинского государства, о стремлении любой ценой «выбиться в люди» — найти свою историю там, где её и в помине не было. 

Но вряд ли стоит серьёзно думать, что украинский президент не знает истории. Петр Порошенко убеждён, что независимая Украина должна иметь свою единую национальную Церковь. Тяжело это оспорить, вот только не все методы для достижения такой цели хороши. Метод «выкручивания рук», который сегодня применяют украинские политики по отношению к УПЦ МП, вряд ли поможет церковному примирению, а значит, спокойствию в  государстве.

Значительное число верующих на Украине, это прихожане канонической УПЦ Московского патриархата. В случае предоставления автокефалии не смутятся ли их души? Тогда придётся молиться с раскольниками в одних церквах. Без покаяния ушедших в раскол и возвращения их в лоно канонической Церкви, это выглядит святотатством. Потому УПЦ МП выступает против автокефалии. Сначала нужно говорить об объединении украинских церквей, но неканонические УПЦ КП и УАПЦ идти на это не хотят. И совсем не по религиозным мотивам. Политика тут диктует свои права.

Патриарх Варфоломей может принять решение об автокефалии УПЦ без согласия поместных церквей. Во всемирном Православии таких насчитывается 15. Но тогда он легализует украинских раскольников, это посеет большую сумятицу среди мирового Православия. Вряд ли поместные церкви согласятся, чтобы схизматики из одной отдельно взятой страны  диктовали свои условия. А нынче это именно так выглядит со стороны украинских неканонических Церквей, они на всех парах стремятся к признанию. 

Заявление украинского президента поддержала Верховная Рада. По Конституции Украины Церковь отделена от государства. Однако украинские политики ничтоже сумняшеся вмешиваются в жизнь Церкви. А ведь именно с их подачи произошёл церковный раскол. К этому приложил руку первый президент Украины Леонид Кравчук и иже с ним. Именно они подняли на щит нынешнего патриарха УПЦ Киевского патриархата Филарета Денисенко, бывшего епископа РПЦ и предстоятеля УПЦ Московского патриархата, более 20 лет назад извергнутого из своего сана и отлученного от Церкви за свои прегрешения перед ней и верующими. 

Говорят, что патриарх Варфоломей испытывает сильное давление со стороны США. Потому подаёт надежду украинским политикам и раскольникам. Якобы томос об автокефалии будет дарован Украине 28 июля, в День поминовения святого равноапостольного князя Владимира.

Объявит ли об этом во всеуслышание Вселенский Константинопольский патриарх Варфоломей, ждать осталось совсем недолго. Не верится, что он примет опрометчивое решение. Ведь томос об автокефалии УПЦ означает легализацию украинского раскола, поставит под удар авторитет патриарха Варфоломея среди верующих и внесёт большую смуту во вселенское Православие. 

 

* Термином "руськие" автор подчёркивает общность русичей, не разделяя их на русских и украинцев. (Ред.)