Под прямым углом

634 0 Георгий МОРОЗОВ - 07 июля 2018 A A+

Чесменское сражение 26 июня (7 июля) 1770 года является блистательной и уникальной победой русского флота. Турецкий флот был уничтожен: 14 линейных кораблей, шесть фрегатов, 46 вспомогательных судов были сожжены или взорваны в Чесменской бухте. Итог победы замечательно характеризует надпись на серебряной Чесменской наградной медали «Былъ».

***

После начала Русско-турецкой войны 1768-1774 годов Россия отправила несколько эскадр из Балтийского моря в Средиземное, чтобы отвлечь внимание турок от действий на Чёрном море. В 1769 года из Кронштадта в Средиземное море были направлены две эскадры: адмирала Г.А. Спиридова и контр-адмирала Д. Эльфинстона. Все морские и десантные силы в Средиземном море возглавлял граф А.Г. Орлов.

В конце июня 1770 года объединённая русская эскадра обнаружила турецкий флот на рейде Чесменской бухты. В её составе было девять линейных кораблей, три фрегата, один бомбардирский корабль, а также 17 других судов и транспортов с общим вооружением около 740 орудий. Турецкий флот, которым командовал капудан-паша Ибрагим Хусамеддин-паша, насчитывал 16 линейных кораблей, шесть фрегатов и около 50 вспомогательных судов с 1430 орудиями. Таким образом, неприятельский флот имел двойное численное превосходство в силах.

Турецкие корабли были построены в две дугообразные линии. В первой находилось 10 линейных кораблей, во второй - шесть линейных кораблей и шесть фрегатов. Вспомогательные суда стояли за второй линией. Построение флота было чрезвычайно тесным, полностью могли использовать свою артиллерию только суда первой линии.

Оценив обстановку и слабые стороны боевого построения турецкого флота, адмирал Спиридов предложил следующий план атаки. Линейные корабли, построенные в строй кильватера и пользуясь наветренным положением, должны были под прямым углом подойти к противнику и нанести удар по авангарду и части центра первой линии.

После уничтожения кораблей первой линии удар предназначался по кораблям второй линии. В этом проявилось новаторство Спиридова как флотоводца, нарушившего правила линейной тактики, согласно которой требовалось вначале выстроить линию, параллельную противнику. Такое построение было связано с риском, так как русские, сближаясь с противником, подвергались продольному огню артиллерии турецких кораблей. Расчет Спиридова был построен на быстроте сближения.

Утром 24 июня (5 июля) русская эскадра вошла в Хиосский пролив и по сигналу главнокомандующего Алексея Орлова, находившегося на линейном корабле «Три Иерарха», построилась в кильватерную колонну. Головным шел корабль «Европа», за ним - «Евстафий», на котором держал свой флаг командующий авангардом адмирал Спиридов. Около 11 часов русская эскадра в соответствии с ранее разработанным планом атаки повернула влево и под прямым углом начала спускаться на противника. Чтобы ускорить выход на дистанцию артиллерийского залпа и развертывание сил для атаки, русские корабли шли в сомкнутом строю.

Около полудня турецкие корабли открыли огонь по русским. Спиридов приказал атаковать флагманский корабль турок «Реал-Мустафа». Во время абордажного боя команд «Евстафия» и «Реал-Мустафы» турецкий корабль загорелся, пламя перекинулось на русский корабль, и оба они взорвались. Адмирал Спиридов успел до взрыва покинуть «Евстафий». С гибелью турецкого флагманского корабля управление неприятельским флотом было нарушено. Вот что записано в журнале флагманского корабля «Три иерарха»: «Проходя мы близко неприятельского флота, стали палить по нем из пушек с ядрами, что происходило и с прочих нашего флота кораблей; и оное сражение происходило до исхода 2 часа, а в исходе 2 часа весь турецкий флот снялся с якоря и пошел в местечко Чесма, и стал там на якорь. В 2 часа поворотили мы через оверштаг». Под сильным артиллерийским огнем кораблей эскадры Спиридова турецкий флот в беспорядке отступил в Чесменскую бухту. Таким образом, в результате первого этапа сражения, продолжавшегося около двух часов, погибло по одному кораблю с каждой стороны, а инициатива полностью перешла к русским.

В сражении русские матросы проявили исключительный героизм и мужество. Так, например, во время абордажного боя «Евстафия» и «Реал-Мустафы» один из матросов хотел захватить турецкий флаг, но ему при этом прострелило руку, когда же он протянул другую руку, то ему была нанесена рана клинком. Тогда он, вцепился зубами в полотнище флага.

На следующий день был созван военный совет под председательством главнокомандующего А.Г. Орлова, в котором участвовали Г.А. Спиридов, С.К. Грейг, Д. Эльфинстон, Ю.В. Долгоруков, И.А. Ганнибал и другие командиры. Орловым и Спиридовым было решено, что, используя ночной бриз, дувший с моря на берег, следует сжечь турецкий флот в Чесменской бухте. В воспоминаниях Спиридова об этом сказано так: «Итак, не мешкая нисколько, согласно с графом Алексеем Григорьевичем, так и с другими флагманами, с которыми со всеми и всегда согласно действовал, дал диспозицию для сожжения всего турецкого флота». Был создан специальный отряд под командованием младшего флагмана С.К. Грейга в составе четырёх линейных кораблей, двух фрегатов и бомбардирского корабля «Гром». Орлов приказал Грейгу немедленно направить «Гром» к Чесменской бухте и, пока турки находились в замешательстве, непрерывно метать бомбы в турецкие корабли, что и было исполнено. Одновременно начали готовить четыре брандера.

***

В ночь на 26 июня (7 июля) отряд Грейга вошел в бухту. Линейные корабли «Европа», «Ростислав» и «Не тронь меня», образовали линию с севера на юг и вступили в бой c турецкими кораблями. 66-пушечный «Саратов» стоял в резерве, а «Гром» и фрегат «Африка» атаковали батареи на западном берегу. Вскоре взорвался первый турецкий корабль. Горящие обломки от этого взрыва забросали другие корабли в бухте. После взрыва второго турецкого корабля российские корабли прекратили огонь, а в бухту вошли брандеры. Три брандера по различным причинам не достигли поставленной цели и только один под командованием лейтенанта Д.С. Ильина выполнил поставленную задачу. Под огнём противника он подошел к 84-пушечному турецкому кораблю и поджёг его. Команда брандера вместе с лейтенантом Ильиным села в шлюпку и покинула горящий брандер. Вскоре на турецком корабле произошел взрыв. Множество горящих обломков разлетелись по всей Чесменской бухте, распространив пожар почти на все корабли турецкого флота.

К утру было сожжено и потоплено 15 турецких линейных кораблей, шесть фрегатов и свыше 40 вспомогательных судов; один линейный корабль «Родос» с пятью галерами захвачен в плен; погибло 10-11 тыс. турок. Русский флот потерь в кораблях не имел; погибло 11 человек.

***

О герое Чесмы Дмитрии Сергеевиче Ильине стоит рассказать подробнее. Он родился в 1737 году в Санкт-Петербургской губернии, в дворянской семье прапорщика Сергея Васильевича Ильина, служившего до отставки в кавалерии. 

У Дмитрия был старший брат Михаил. О Михаиле Ильине известно, что он избрал воинскую службу, которую закончил в чине майора. В 1759 году Дмитрий Ильин приехал в Санкт-Петербург и поступил в морской шляхетный кадетский корпус. В годы учёбы ходил на различных кораблях на Балтике, по окончании корпуса 5 марта 1764 года был произведен в мичманы. Затем служил на Балтийском флоте, ежегодно находился в плаваниях в Балтийском и Северном морях. 

В июле 1769 года Д. С. Ильин назначен командиром мортирной батареи на бомбардирском корабле «Гром», который в составе эскадры Г. А. Спиридова отправился из Кронштадта в Средиземное море. Переход оказался исключительно трудным, были серьезные людские потери, в мощных штормах погибли корабли. 

В Копенгагене командующий эскадрой Г. А. Спиридов получил указ о производстве ряда офицеров в следующие чины, в том числе Д. С. Ильина - в лейтенанты. 

По прибытии в Архипелаг Ильин участвовал в Морской экспедиции и в бою в Хиосском проливе. 

Затем, как же отмечалось, было Чесменское сражение и блестящая атака брандера. Участие в боевой операции на брандере требовало воистину большого мужества и храбрости от командира и экипажа. Одно попадание пули в брандер, загруженный взрывчатыми и горючими веществами, - взрыв и мгновенная смерть. 

За подвиг в Чесменском сражении Д. С. Ильин был награжден орденом Святого Великомученика и Победоносца Георгия 4-го класса. 

После сражения лейтенант Ильин был переведен на линкор «Европа», с мая 1771 года назначен командиром бомбардирского корабля «Молния». Командуя «Молнией», он находился в Архипелаге, участвовал в атаках на турецкие крепости. В 1774 году Ильин был произведен в капитан-лейтенанты, в том же году переведен в Санкт-Петербург, где был причислен к Санкт-Петербургской корабельной команде. В 1775 году за отличие в Чесменском сражении его произвели в капитаны 2-го ранга. 

Закончил доблестную службу Отечеству Дмитрий Сергеевич Ильин в самом начале 1777 года. Увольнение со службы было произведено по выслуге 18 кампаний на море, при выходе в отставку за именную заслугу в Чесменском сражении ему было присвоено звание капитана 1-го ранга. В целом за подвиг в сражении Д. С. Ильин был награжден и поощрен четырежды. 

После выхода в отставку Дмитрий Сергеевич вернулся в родные края, сведений о его роде занятий в последующие годы жизни нет. Женат он был дважды, детей у Дмитрия Ильина было четверо. Старший сын Михаил по окончании морского корпуса служил подшкипером на Балтийском флоте, младший сын Алексей - в морской артиллерии. 

Жизненный путь Дмитрия Сергеевича Ильина окончился 19 июля 1802 года. 

Увы, в XIX веке появились фальсификации, выставляющие в чёрном цвете личность Дмитрия Ильина. Якобы лейтенант Ильин на приеме в Зимнем дворце предстал перед Екатериной II в непотребном, нетрезвом виде, за что был сослан в деревню Застижье.

Самая известная фальсификация - историческая миниатюра В. С. Пикуля «Лейтенант Ильин был». В ней писатель ярко и сочно описал Чесменское сражение, подвиг русского офицера и, искренне сочувствуя Ильину, повторил все инсинуации о ссылке. В наши дни журналисты также продолжают публикации различного рода вымыслов, при этом появляются новые фантазии. 

Для преодоления этой удивительной ситуации и установления истины была проведена работа по составлению научной биографии Д. С. Ильина, по итогам которой можно уверенно констатировать - весь жизненный путь героя Чесменского сражения был достойным, никаких проступков по службе и лично перед императрицей он не совершал, ссылки в деревню не было. 

В ходе работы над биографией выявлено, что встреча Ильина с Екатериной II все-таки была! Императрица 7 июля 1776 года провела смотр эскадры в Кронштадте, во время которого состоялось награждение С. К. Грейга орденом Святого Князя Александра Невского, нижние чины были награждены Чесменскими медалями. Затем на корабле «Ростислав» состоялся обед, на который императрица пригласила всех офицеров - участников Чесменского сражения. На обеде присутствовал и капитан 2-го ранга Ильин. 

Екатерина провозгласила один из тостов за здоровье отличившегося в сражении Дмитрия Ильина. Бокал, из которого пила Екатерина, с вензелем императрицы был подарен герою.

***

Главнокомандующий всеми русскими силами на Средиземном море Алексей Орлов с этого момента получил почетную прибавку к фамилии - «Чесменский», а за «храброе и разумное предводительство флотом и одержание знаменитой на берегах Ассийских над турецким флотом победы и совсем оный истребивший» он был пожалован высшей степенью ордена Св. Георгия. Кроме того, графу был присвоен чин генерал-аншефа, даровано право поднимать кайзер-флаг и внести его в герб.

Чесменский бой имел важное военно-политическое значение. Турция, лишившись флота, вынуждена была отказаться от наступательных действий против русских в Архипелаге, сосредоточив свои силы на обороне пролива Дарданелл и приморских крепостей. Всё это сыграло важную роль при заключении Кючук-Кайнарджийского мирного договора. Сражение явилось свидетельством дальнейшего роста морского могущества России.