Битва за Харьков

1265 0 Виталий ТОПЧИЙ (Украина) - 24 августа 2018 A A+

Одна из блестящих побед Красной армии в годы Великой Отечественной войны —  освобождение Харькова в ходе Белгородско-Харьковской операции, известной как «Полководец Румянцев». Войска Степного (генерал-полковник И.С. Конев), Воронежского (генерал армии Н.Ф. Ватутин) и Юга-Западного (генерал армии Р.Я. Малиновский) фронтов сломали упорное сопротивление противника и 23 августа 1943 года освободили первую столицу советской Украины. Бои за крупный украинский город (до войны в Харькове проживало более 900 тысяч человек), были тяжёлыми и продолжались несколько дней, но боевая выучка и отвага бойцов Красной армии заставили гитлеровцев отступить. Москва салютовала славной победе 20 артиллерийскими залпами из 224 орудий. На Западе об этой победе отозвались как крупном поражении вермахта и большом стратегическом успехе Красной армии. Агенство Рейтер отметило, что «немцы потеряли свою важнейшую крепость в Южной России».

В Великую Отечественную войну советские войска 4 раза сходились с гитлеровцами в битве за Харьков. После упорных кровопролитных боёв Красная армия оставила город 25 октября 1941 года. Немецкий генерал Эрвин Фиров, корпус которого первым вошёл в город, обратился к своим солдатам, что они взяли третий индустриальный город России и должны этим гордиться. Оккупанты установили в Харькове режим тотального террора. Но даже после этого не ощущали себя в безопасности. Через месяц на радиоуправляемой мине (применена впервые в ходе Великой Отечественной войны) был взорван во время банкета немецкий штаб с комендантом Харькова генерал-лейтенантом Георгом фон Брауном. На оккупантов это произвело гнетущее впечатление. Команду сапёров, ответственных за безопасность штабной вечеринки, расстреляли.

После поражения немцев под Москвой, Ставка Верховного Главнокомандования решила добиться коренного перелома на всех фронтах и разработала ряд стратегических военных операций. В приказе Сталина отмечалось, что в 1942 году советская земля должна быть окончательно освобождена от «гитлеровских мерзавцев». 

Вторая битва за Харьков началась в мае 1942 года. Силы Брянского (генерал-лейтенант Ф.И. Голиков), Юго-Западного (маршал С.К. Тимошенко) и Южного фронтов (генерал-лейтенант Р.Я. Малиновский), начали успешное наступление. Обойдя Харьков с юга и севера, 640 тысяч бойцов и 1200 танков попытались окружить 6-ю немецкую армию (командующий генерал танковых войск Фридрих Паулюс). В результате упорных боёв оборона немцев была прорвана, но окружить армию Паулюса не удалось. 

Немцы спешно перестроили свои силы и начали наступление (операция «Фредерикус»). Первая танковая армия генерал-полковника Пауля фон Клейста, поддержанная люфтваффе, нанесла мощный удар по позициям советских войск. Понимая, что Харьков взять не удастся, исполняющий обязанности начальника Генштаба генерал-полковник А.М. Василевский предложил план отступления, но Сталин его отклонил. В результате немецкого танкового прорыва, советские войска попали под Харьковом в окружение. 

Красноармейцы сопротивлялись отчаянно, шли в штыковую, но вырваться из «Барвенковского котла» смогла только 10-я часть окружённых. Многие пали в ожесточённых боях или пропали без вести. Такую участь разделили заместитель командующего Юго-Западным фронтом генерал-лейтенант Ф. Костенко, командующий 6-й армией генерал-лейтенант А. Городня, ещё несколько генералов. Под Харьковом погибли 171 тысяча красноармейцев, а более 100 тысяч попали в плен. Немцы вместе с румынами потеряли убитыми, ранеными и без вести пропавшими 32 тысячи человек. Итогом этой провальной битвы стало наступление гитлеровской армии на южном фланге (план «Вариант Блау»). Завязались кровопролитные бои за Воронеж, немцы взяли Ростов, упорно рвались к Сталинграду, начали наступление на Кавказ.

Третья битва за Харьков (операция «Звезда») проходила в феврале-марте 1943 года. Советское командование, воодушевлённое сокрушительным поражением немцев под Сталинградом, решило, что врага нужно добивать, пока он деморализован, но серьёзно просчиталось. Опытный гитлеровский военачальник генерал-фельдмаршал Эрих фон Манштейн разработал и реализовал план по окружению и уничтожению наступавших советских войск. 

На начальном этапе наступление Красной армии силами Воронежского и Юго-Западного фронтов шло успешно. Советские войска освободили ряд городов и подошли к Харькову. Это обеспокоило Гитлера, прилетев 6 февраля в Запорожье, он резко выговорил Манштейну. Но тот его убедил, что отступление, это ещё не катастрофа. Советские войска должны втянуться как можно глубже в хорошо эшелонированную немецкую оборону, чтобы потом ударами с флангов взять их в клещи, окружить и уничтожить. Гитлер поверил, а Манштейн на деле доказал свою правоту.

Красная армия в ходе ожесточённых боёв освободила Харьков 16 февраля, а уже через месяц пришлось его оставить. План гитлеровского генерал-фельдмаршала блестяще сработал. В тяжёлых боях с отборным танковым корпусом СС гарнизон защитников города был разгромлен, лишь немногим удалось вырваться из окружения и присоединиться к войскам генерала Ватутина. Потери составили 45219 человек убитыми (более 13% от общей численности личного состава, принимавшего участие в Третьей битве за Харьков) и 41250 тысяч ранеными. Дивизии СС потеряли убитыми, ранеными и пропавшими без вести до 12 тысяч личного состава. 

***

Оккупация Харькова продолжалась 641 день. Неисчислимые беды и страдания принесла она оставшимся в городе людям. Комендантский час действовал с 17 вечера до 5 утра. Кто из мирных жителей в это время встречался на улице, подлежал расстрелу на месте. Центр города был разрушен, десятки тысяч харьковчан захватчики ограбили и выселили из квартир, у них забирали одежду, обувь, даже лыжи, палки к ним и лыжные костюмы. 

Все харьковские музеи и высшие учебные заведения были уничтожены. До войны в Харькове насчитывалось 138 школ, только 4 формально работали при немцах. Не ходил транспорт, не было электричества — за зажжённую лампочку грозил расстрел. Оккупанты расстреливали  тех, кто не сотрудничал с ними или выходил без особого разрешения из города в поисках съестного. В городе действовало пять столовых, но три были для гитлеровцев, в остальных двух подкармливались «лояльные граждане». Взрослые и дети пухли, умирали с голоду и эпидемий. В детском доме по улице Артёма из 1800 детей умерло 1175. По сведениям Харьковской городской управы, большинство из умерших в 1942 году горожан (22708 человек) — это смерти от голода. 

Жёстко наводили нацисты свой порядок в оккупированном Харькове, собственно, как и во всех захваченных советских городах, посёлках и сёлах. Оккупанты расстреляли всех харьковских евреев. Известный писатель Алексей Толстой, побывав в Харькове после его освобождения, свидетельствовал, что немцы «... убили, свалив в ямы, поголовно всё еврейское население, около 23 — 24 тыс. человек, начиная от грудных младенцев». Более 120 тысяч молодых горожан нацисты угнали в Германию. 
Однако даже в таких нечеловеческих условиях истинные патриоты продолжали бороться с врагом. В городе действовал подпольный обком КП(б)У, возглавил его Иван Иванович Бакулин. Подпольным обкомом комсомола руководили Александр Зубарев, Галина Никитина и Пётр Глущенко. Подпольщики устраивали в городе диверсии, нередко за них приходилось расплачиваться своими жизнями. Немцы при помощи осведомителей из местного населения выходили на патриотов. Зубарева и Никитину выдал предатель, после жестоких пыток их расстреляли. В сентябре 1942 года после нечеловеческих истязаний умер в гитлеровском застенке Иван Бакулин. За умелое руководство харьковским подпольем, личное мужество и стойкость в борьбе с оккупантами, в 1965 году Указом Президиума Верховного Совета СССР ему посмертно было присвоено высокое звание Герой Советского Союза. 

Но даже после показательных казней патриотов оккупанты не чувствовали себя спокойно. Пленный немецкий солдат из 294-й дивизии свидетельствовал: «Я видел много виселиц. На балконах домов центральных улиц, а также окраин долго висят трупы повешенных... Неизвестные и неуловимые люди поджигают и взрывают здания и казармы, в которых размещаются немецкие воинские части и военные учреждения. Наши солдаты теряют надежду в победу Германии».

Свыше 23 тысяч гитлеровцев нашло свою смерть в Харькове и на территории области в период оккупации. Партизаны и подпольщики взорвали 21 немецкий эшелон с техникой и вражескими войсками, несколько мостов, уничтожили 4 штаба, 88 паровозов и сотни автомашин. Земля горела под ногами оккупантов и их пособников из числа полицаев. 

Находились и те, кто чествовал оккупантов из-за похлёбки. Ведь голод — не тётка, а если ещё на руках маленькие дети... Такие охотно шли на сотрудничество с немцами. Расскажу об одном малоизвестном факте. В годы оккупации Харькова открылся «кляйн кунст-театр», его солисты ублажали слух завоевателей украинскими и русскими народными песнями, весело отплясывали перед гитлеровцами украинские и русские танцы. Точно такой же театр был в Киеве. Знал человека, который пел при немцах сначала в киевской филармонии, а потом в «кляйн кунст-театре». О нём мне приходилось писать, кого это заинтересует, прочитать может здесь: http://www.proza.ru/2010/10/23/1120

Тяжёлая судьба выпала этому артисту. Пришлось ему пройти лагеря, а после освобождения долго мыкался по периферийным украинским сценам. На него косились, звание заслуженного артиста, о котором так мечталось в довоенное время, он так и не получил. Казалось бы, чего его жалеть, ведь сотрудничал с оккупантами, но через 23 года после войны его реабилитировали. Когда узнал от него об этом, очень удивился. Для меня, воспитанного в советской школе, любое сотрудничество с немцами казалось большим преступлением. Но вот подишь ты, даже советская репрессивная система не смогла доказать, что, исполняя украинские и русские народные песни для гитлеровских солдат и офицеров, он нанёс непоправимый вред своей стране. 

Совсем иное дело обстояло с харьковским «кляйн кунст-театром», его артисты пели антисоветчину. Советская власть простить этого не могла. После войны тех, кого удалось выловить, отправили на Колыму. О реабилитации не могло быть и речи. Так в зрелом возрасте наглядно открыл для себя истину, что нельзя всё сваливать в одну кучу и чернить всех подряд. Между чёрным и белым есть масса оттенков, и хорошо, если они различаются. 

***

Современный Харьков — это второй по количеству жителей город Украины с населением 1,5 млн. человек. Большой промышленный, научный и культурный центр. Харьковчане помнят своих героев — красноармейцев, подпольщиков и партизан, мужественно боровшихся с ненавистным врагом. Ведь именно им они обязаны своей свободой и жизнью. Недаром 23 августа считается Днём города. Сегодня В Харькове 19 памятников, напоминающих о событиях Великой Отечественной войны. Памятник Воину-освободителю установлен на месте, откуда в августе 1943 года Красная армия начала штурм Харькова.  

Несколько лет назад вандалы его осквернили. Это случилось лишь потому, что сегодня на Украине находятся люди, которые стремятся переписать историю Великой Отечественной войны, очернить подвиг советского народа в борьбе с нацистской Германией. 

История пишется один раз и сразу набело, она не знает сослагательного наклонения. Если бы да кабы — это не для человека действия. Раскладывать всё по полочкам, вот как нужно было бы поступить в той или иной ситуации, хорошо в кабинетной тиши, а на поле боя необходимо принимать мгновенное решение. И конечно, многое зависит от командира. В тяжёлых, кровопролитных битвах с отборными немецкими частями ковалось умение Красной армии побеждать. Советское командование в первые два года войны допустило ряд стратегических ошибок, дорогой ценой досталась победа советскому народу над врагом. И 4 битвы за Харьков — наглядное тому подтверждение. 

Но стенать по поводу, что советские военачальники были преступниками, допустив такие большие потери в Великой Отечественной войне — это гадить свою историю. Так уж на роду человеческом написано, что в войнах массово гибнут бойцы и мирное население. Это ужасно, но ведь одними благими намерениями жестокое противостояние между народами никогда не решалось. За свою свободу и независимость всегда приходилось платить слишком высокую цену. Нередко государство, не сумевшее отстоять свою независимость, просто исчезало с политической карты мира. Так случилось с Восточной Римской империей, она пала под ударами турок (1453). Теперь о былом византийском величии мы знаем только из учебников истории. 

С Советским Союзом такого не произошло. Да, советский народ за победу над нацистской Германией заплатил миллионами жизней. Однако это не повод оплёвывать великую победу наших отцов и дедов. Они сделали всё, что смогли, честно выполнили свой солдатский долг. За это им низкий поклон и вечная память. А умелыми были советские военачальники или нет, пусть об этом рассуждают историки и военные аналитики. Но именно под руководством маршалов Жукова, Конева, Рокоссовского, других не менее прославленных советских полководцев, советский народ победил нацизм, отстояв своё право на свою свободу и своё государство. 

Мемориал Славы в Харькове возвели на месте массовой казни гитлеровцами советских патриотов и мирных жителей. У подножья скорбящей фигуры «Матери-Родины» горит Вечный огонь и выбиты слова: «"Герои не умирают. Они обретают бессмертие и навсегда остаются в памяти нашей, в свершениях наших, в великих делах грядущих поколений. Жизнью своей потомки обязаны им." 

Вот об этом и нужно помнить всем, кому дорога память о своих предках: отцах, дедах и прадедах, которые ценой собственной жизни остановили нацизм в Европе.