Хроника четырёх дней

63 0 Наталья ВАРЕНИК (Украина) - 02 августа 2018 A A+

«Когда падет Сирия, начнется третья мировая война»
(из предсказаний великой Ясновидящей)

 

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ

Я хорошо помню серый, ничем не примечательный день, когда пала Сирия.
Утром, за чашкой кофе, когда даже не было надежды на интересные новости по ТВ, произошло то, что перевернуло жизнь миллиардов людей: одна из сторон затянувшегося военного конфликта применила страшное, разрушительное оружие, которое еще никогда не применялось на Земле.
Помню, как сейчас, себя с дымящейся чашкой кофе в руке, которую я так и не поднесла к губам…
Помню захлебывающиеся голоса дикторов, пляшущие кадры съемок со спутников, ноты протеста разных государств, панику, охватившую страны этой части планеты и спешную эвакуацию населения…
Все это промелькнуло со скоростью летящего поезда в моем сознании и на экране телевизора.
Но это было только начало.
Не было сил что-то делать, думать, звонить друзьям – все остановилось, сошлось в одной точке, слилось в одно ощущение конца, потому что все понимали: за этим ударом последует ответный удар, и еще, и еще – из разных концов Земли, и это будет уже Апокалипсис, ожиданием которого давно живет человечество…
И в это мгновение пришел ОН, потому что его аспекты везде, потому что он покрывает своей небесной полевой структурой всю Землю, видит и слышит каждого.
Вначале я не видела его, а только ослепительный свет, золотое сияние, которое озарило сумрак комнаты.
Вместе с нм пришел восторг, потрясение его мощью и величием, блаженство, которое разлилось   каждой клеточке моего тела.
Он обнял меня, но не руками, а крыльями, потому что это и есть его руки. И ничего не сказал вслух, но я услышала: - Ты нам нужна, и ты сегодня изменишься – сказал ОН – Выбирай любую прошлую жизнь, у тебя их было много…
…ОН ушел, а я молча сидела в полутемной комнате и не могла двинуться с места, хотя звонили все телефоны, приходили сообщения, надрывался телевизор…

 

ДЕНЬ ВТОРОЙ

Я проснулась, лежа навзничь на диване в холле, что было очень странно.
Было утро, или уже день, а может быть – даже вечер, непонятно. За окнами брезжил странный свет, но это был не свет заходящего солнца или утренних лучей. Это было какое-то странное свечение, будто бы все наступило одновременно: утро, день и вечер.
Телевизор продолжал вещать о том, что несколько стран нанесли ответные удары по государству, применившему запрещенное оружие.
Эти безумные удары вызвали стихийные бедствия в разных точках Земли: одна за другой приходили новости о наводнениях и землетрясениях, сходах лавин и пожарах…
Но все это почему-то мало волновало меня – все мое внимание сконцентрировалось на внутренних ощущениях. 
Не было привычной скованности в позвоночнике, в голове прояснилось, зрение улучшилось, кровь быстрее побежала по венам…
Я подошла к зеркалу и обомлела: на меня смотрела молодая женщина, смуглая, в богатом убранстве далекой эпохи. 
И вдруг это отражение исчезло, растаяло, а вместо него из затуманившегося зеркала на меня смотрел молодой священник в черной рясе, с крестом на серебряной витой цепи и длинными волосами, стянутыми в пучок…
- Не то, не то – пронеслось в голове, и внезапно из зеркала прямо мне в глаза посмотрело лицо сурового воина с туго заплетенными косичками огненных волос, мускулистого, увешанного металлическими амулетами, с непонятными изображениями на руках и груди.
Я перевела взгляд с зеркала на свои руки: тело переливалось, менялись очертания, это была я и уже не я, а какая-то переходная субстанция между прежними жизнями.
- Эта, эта, эта – эхом пронеслось в голове, и перетекание сразу же прекратилось, тело налилось силой и светом, оно буквально источало свет, и его мощи не было приделов.
Я была мужчиной, мои движения были странными, язык непонятен, голос низкий и хриплый, в руках у меня было древнее оружие.
Сметая на своем пути хрупкую мебель, я уселась в кресло перед телевизором и мой внешний вид меня уже не волновал.
А между тем, в доме происходили странные вещи.
Ощущалось какое- то движение из соседней комнаты. Глянув туда краешком глаза, я заметила в дверном проеме зависшую фигуру странного существа, полупрозрачную, будто бы состоящую из серого дыма. Она несколько мгновений качалась туда-сюда, а потом прошла мимо меня, прямо через стену, а сторону спальни.
Под потолком мимо моей головы проплыла какая-то штуковина в виде темной дуги, и пришло ощущение, что это что-то опасное.
И совсем уже близко, возле самого лица, проплыло светящееся зеленое пятно, похожее на амебу, которое сопровождал эскорт маленьких светящихся золотым светом ангелоподобных сущностей, похожих на морских коньков.
Я попробовала достать их рукой, но они мгновенно отодвинулись, вероятно, возмутившись.
Дом становился похожим на проходной двор.
О присутствии этих существ я догадывалась и раньше, но явственно увидеть их прежде не удавалось.
Все это меня мало удивляло и не пугало, скорее, казалось забавным.
Пугаться нужно было того, что происходило на телеэкране и на всей планете, но и это я почему- то уже воспринимала отстраненно, как наблюдатель, который философски следит за развитием событий.
Внешне я была уже иным человеком, но мыслила, как прежняя я. Хотя сохранять здравый смысл в такой ситуации уже было отклонением.
А в доме продолжалось бурное движение, которое шло по нарастающей – кто-то пробегал по полу, кто-то летал, кто-то висел в воздухе, - будто открывались все измерения одновременно, и казалось, что сам дом вот-вот поменяет свои привычные формы и станет какой-то абстрактной конструкцией.

 

ДЕНЬ ТРЕТИЙ

Мое новое мускулистое тело затекло в изящном кресле возле телевизора. Оно еще больше светилось золотым сиянием, рыжие косички щекотали щеки, металлические браслеты впились в запястья. Утро и пробуждение было тяжелым.
Большинство каналов уже не работало, жертвы, по сводкам оставшихся новостей, были неисчислимы, внешний облик планеты менялся…
На улице что-то происходило.
Не обращая внимания на переполненный движущимися объектами дом, я (или он?) вышли на крыльцо, сживая в руках тяжелый сверкающий меч.
Небо было окрашено в свинцово-синий цвет, хотя на вечер это было непохоже, а в огромной башне - многоэтажке не светилось ни одно окно.
Немного правее башни, в небе образовался сияющий просвет, окруженный всеми спектрами радуги, который и был источником непонятного движения.
Внезапно пошел дождь, стекающий теплыми каплями по лицу, а еще через мгновение стало невыносимо холодно и теплые капли прямо в воздухе моментально превратились в острые осколки льда, которые осыпались на землю, пронзая тело сотнями лезвий.
В свинцовом небе проносились темные крылатые тени, но это были не птицы, а существа с крыльями, нечто демоническое, зловещее, отдалено похожее на людей.
В то же время из светящегося просвета, который вращался с огромной скоростью, вылетали светлые крылатые фигуры. Некоторые из них были схожи с людьми,  другие состояли из человекоподобной головы, окруженной множеством крыльев, а самые странные напоминали светящиеся крылатые диски.
Они шли и шли из вращающегося сияния, которое постепенно росло и расширялось, мгновенно вступая в бой с парящими в небе темными сущностями, и скоро все пространство над головой сверкало от вспышек этого небесного сражения.
Внезапно я почувствовала, как огромные крылья обняли меня за плечи – это ОН, чьи аспекты повсюду, который видит и слышит каждого – материализовался и тут же исчез, командуя неисчислимым небесным воинством.
Я стояла на крыльце своего дома, опираясь на древний меч, опустив голову с рыжей гривой, хрипло произнося какие-то картавые слова на непонятном зыке, а надо мной грохотали раскаты грома, шел снег, ревели самолеты и закипала кровь умирающих ангелов.

 

ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫЙ

Пульт управления не работал, экран телевизора был пуст, а из звуков осталось только тихое шипение пустоты.
В мобильниках уже не было покрытия, они стали бесполезными железяками, и я с отвращением швырнула их на пол.
Впрочем, понятие пола тоже стало уловным – он прогибался под ногами и, ступая по нему, можно было в любой момент провалиться в какую- то зияющую пустоту. 
Все стало условным – распахнув дверь в спальню, можно было оказаться в совершенно незнакомом месте – в диком поле или на краю пропасти.
Движение по дому прекратилось, некоторые предметы зависли по углам, но мне было не до этого.
Кто-то шел по дому, тяжело шаркая ногами, и я увидела Маму. Она смотрела на меня, огромного рыжего детину в шрамах, с любовью и тревогой, она узнала меня, будто мы расстались всего мгновение назад, а не десятки лет, она пришла спасти меня, сражаться за меня.
Дом наполнялся людьми: на кухне хлопотала бабушка, будто ничего не изменилось за эти годы – спокойная и решительная.
Рядом со мной стоял мой возлюбленный, такой как при жизни – красивый, седой, с раскосыми голубыми глазами, - и смотрел на меня с нежностью.
Мимо меня проходили люди – деды и прадеды –все стали рядом с живыми, все временные пояса сошлись в одну линию, все мы одновременно были на Земле, чтобы спасти друг друга.
Из окон сочится призрачный свет.
Я подошла к одному из них, но ничего, кроме этого молочно-туманного света не увидела. Неизвестно – существует ли еще мой город, Европа, другие континенты?
Жив ли еще кто-нибудь, кроме меня?!
Распахнула дверь и вышла в этот молочный туман.
Это было, как погружение в воду, но с каждым шагом туман опускался, стекал вниз, и открывалась картина великой битвы.
В воздухе плавали тела погибших ангелов и архангелов, на земле лежали обугленные тела погибших демонов, и я переступала через них.
С каждой минутой сердце наполнялось гневом и ненавистью к тем, кто сотворил такое с нашей Землей.
Возле самой линии горизонта шло последнее сражение, в котором плечом к плечу сражались выжившие люди и уцелевшие небесные воины.
Там горело адским пламенем и переливалось потоками плазмы что-то непередаваемое, имя которому – Враг рода человеческого. Не оружие массового поражения, а то, что денно и нощно ведет борьбу за наши души.
И родился в моей груди странный гортанный крик, и ринулся рыжий, огненный воин в самую гущу этой битвы, разя врага своим светоносным мечом…
Время остановилось.
Только ослепительный свет и черная тьма, и еще свет и тьма, и еще, и еще…и мамин голос издалека: «Девочка моя, я с тобой!»
И вдруг все кончилось.
Я стою посреди безбрежного пустого поля, белый сияющий свет – то ли слепящее солнце надо мной, то ли убийственная радиация, - полуослепшая, потрясенная, но живая.
С неба льются потоки ливня, смывая грязь и пепел с обнаженной земли.
Я не знаю – уцелел ли хоть кто-то, кроме меня? Я даже не знаю – кто я?...

 

Послесловие автора

Думаю, что этот странный рассказ удивит многих. Он в первую очередь адресован тем, кто толкает нас к пропасти, плохо понимая – какие внутренние механизмы сознания людей могут быть запущены, какой баланс устройства мира может быть нарушен и какие силы будут вовлечены в запланированный конец света. 

Раздел