Как советские ученые-атомщики спасли человечество от Третьей мировой.

770 0 Юрий НОСОВСКИЙ - 12 августа 2018 A A+

Ровно 65 лет назад на Семипалатинском полигоне была взорвана первая советская водородная бомба. Вторая по формальной очередности после американской – но, все же, первая в плане возможности практического применения. Гонка ядерных вооружений перешла на новый цикл, создав еще более смертоносное, чем ранее оружие. Но именно благодаря ему вся планета вот уже 70 с лишним лет избегает сокрушительной для всех воюющих сторон третьей мировой войны…

Работы над термоядерной бомбой были начаты в СССР еще в 1945 году – вскоре, после аналогичных американских. Без сомнения, немаловажную роль в этом сыграли и разведданные, добытые агентами советской разведки в США. Тем не менее, сводить успехи нашего «атомпрома» к банальному «военно-промышленному шпионажу», в духе завязки сюжета романа «В круге первом» известного «русского патриота» с проамериканскими симпатиями, Александра Солженицина, не стоит. 
Как известно, на первых страницах сего нашумевшего в свое время произведения образцовый «общечеловек» конца 40-х годов, советский дипломат Иннокентий Володин, предает Родину, предупреждая американское посольство о готовящейся передаче советским разведчикам «важных секретов производства атомной бомбы». Дескать, не должно такое разрушительное оружие служить «преступному коммунистическому режиму» – только «светочам демократии» с дядюшкой Сэмом во главе. А потом такие же «патриоты», только осужденные за антигосударственную деятельность, но работающие в закрытом институте, отказываются помогать этому самому «режиму» в разработке технологии идентификации записанного на пленку голоса, в данном случае, того самого предателя.
Соответственно, не только у американцев и разных прочих «западников», но и у немалой части зачитывавшихся писателями образца Солженицина россиян, просто на уровне «подкорки» вбивалось: «Все успехи советской «оборонки», особенно в «атомной» сфере – из-за кражи чужих открытий и достижений!»
В этом аспекте история появления у нас водородной бомбы – лучший ответ «клеветникам России». Во-первых, она стала первым в мире образцом, готовым к боевому применению. Да, формально американцы свою первую такую бомбу испытали еще 1 ноября 1952 года на тихоокеанском атолле Эниветок. Да, мощность взрыва тогда получилась намного большей, чем у нас – 12-15 мегатонн в тротиловом эквиваленте против 400 килотонн на Семипалатинске. Только ведь американская «бомба» представляла собой конструкцию, величиной с трехэтажный дом – к тому же, тяжелый водород, используемый там, находился в жидком виде. Фактически, это был гигантский «термос-холодильник» - с атомным «запалом» внутри.
Советская же бомба имела вполне компактные габариты – и могла, при необходимости, быть в любой момент погружена на борт стратегического бомбардировщика, для доставки к цели. Да и тяжелый водород-дейтерий находился внутри нее в связанном виде при обычной температуре. 
Ну а теперь подумаем – как могли бы советские ученые создать собственное термоядерное оружие на почве «воровства американских секретов» – если сами американцы со всеми своими пресловутыми «секретами» в принципе не создали до этого аналога советского изделия? Не просто не успели – они пошли по несколько другому пути, который, впрочем, чуть позже был найден и нашими оборонщиками…

***

Может возникнуть вопрос – а зачем, вообще, две великие державы тратили немалые ресурсы для создания нового типа атомного оружия? Неужели им обычных ядерных бомб не хватало – к началу 50-х ведь обе стороны наделали их уже достаточно, несколько сотен, как минимум. 
В том то и дело, что чисто «ядерная» гонка становилась все более обременительной для участников. Добыть в достаточном количестве в земных недрах изотоп урана с атомным весом-235, составляющий от силы несколько процентов в общем весе урановой породы с преобладанием «неопасных» урановых изотопов – дело очень хлопотное и дорогое, к тому же, залежи урановых руд далеко не беспредельны. Получить на атомных электростанциях в ходе ядерных реакций другой элемент, подходящий для снаряжения супер-бомб, плутоний – тоже непростая и недешевая задача. 
Да и максимальная мощность самой большой в истории ядерной бомбы не превышала 700 килотонн – дальше наступают уже чисто технологические ограничения. К тому же, при реакции деления атомного ядра образуется множество радиоактивных изотопов. Что, в общем, может быть оправдано лишь тогда, когда территорию противника надо превратить в однозначную радиоактивную пустыню. 
Но ведь большинство войн ведется для победы в войне, завоевания или освобождения территорий, с последующим налаживанием там мирной жизни. С чем обязательно возникнет большая напряженка – если дозиметры после такой «пирровой победы» будут «фонить» еще несколько в лучшем случае десятилетий, если не столетий. «Чернобыльская зона» – лучший тому пример…
В этом смысле, обычная термоядерная бомба выглядит, как настоящая находка. Используемые в ней изотопы водорода, дейтерий и тритий, хоть и не так просто выделить – но находятся они в самой обычной воде. Недаром, в качестве одной из гипотез, почему мощность самой мощной до сего дня водородной бомбы, знаменитой «кузькиной матери», взорванной над Новой Землей в октябре 1961 года, была снижена с первоначально запланированных 100 мегатонн до «всего» 59-ти, бытует мнение, что ученые просто испугались. Испугались того, что столь мощный боеприпас может спровоцировать реакцию термоядерного синтеза в океанской воде – после чего все земные океаны за считанные мгновения превратились бы в одну глобальную «супер-бомбу», а Земля – в новый пояс астероидов…
Тем не менее, при термоядерном синтезе, когда ядра атомов тяжелого водорода сливаются (синтезируют) новый атом гелия, уровень выброса радиоактивных изотопов на порядок ниже, чем в «чистой» атомной бомбе. Которая для бомбы водородной служит всего лишь «запалом» – для начала термоядерной реакции. Соответственно, при боевом применении новая бомба получается не только в разы (и даже на порядки) мощнее – но и «чище», в плане радиоактивного заражения территории. 

***

Хотя, конечно, термин «чистота» здесь может применяться весьма относительно. Тем более, что, как минимум, теоретически, еще в 50-х годах была высказана идея о создании «водородной бомбы с кобальтовой оболочкой» - за счет образования после взрыва чрезвычайно радиоактивного кобальта обладающей просто чудовищным радиоактивным загрязнением. 
Так что при появлении в земной атмосфере 500 тонн такого кобальта (а это всего штук 70 мощных водородных бомб) человечество погибнет от радиации в течении максимум года. На всем земном шаре – где бы такие бомбы не были взорваны. 
После чего и появился мрачноватый термин «бомба судного дня» – которую даже не обязательно доставлять для удара на территорию противника, даже взорванная в собственной стране она все равно уничтожит разумную жизнь на планете. К счастью, реально доселе ни одна страна не объявила о наличии у нее такого оружия. Официально, во всяком случае…
Впрочем, и без всяких запредельных ужасов «кобальтовых бомб» львиную долю ядерного арсенала мощнее 200 килотонн у ведущих мировых держав и так составляют именно термоядерные боеголовки. А все что менее мощное, на более старых, чисто «ядерных» технологиях – это чаще тактические боеприпасы, вплоть до снарядов к пушкам и гаубицам калибра от 152 мм. 
В 70-х годах прошлого века советская оборонка разработала даже «атомные пули» с разрушительной мощью образца крупнокалиберного снаряда, которыми можно было стрелять почти обычным стрелковым оружием - почти что в духе «космических опер» образца «Звездных королей» Эдмонда Гамильтона. Правда, в качестве «начинки» там был не встречающийся в природе из-за быстрого периода полураспада трансурановый элемент «калифорний» – для хранения которого в таких пулях требовался громоздкий контейнер-холодильник. Так что массовым оружием эти «атомные ружья» из «космоопер» так и не стали.

***

Как бы там ни было – но, хоть это может и показаться парадоксом, именно удешевление ядерных арсеналов за счет массового внедрения термоядерных боеголовок вот уже более 7 десятилетий успешно спасает планету от сползания в Третью мировую войну. 
В самом деле, обмен обычными, относительно маломощными ядерными ударами, наверное, отдельные «горячие головы» среди политиков США еще могли бы себе позволить. Но когда в ответ на агрессию тебе на головы неизбежно посыплются водородные бомбы – запал «борцов за демократию и общечеловеческие ценности» (то есть ценности в американскую пользу) как-то сразу сходит на нет. 
Вот и пару лет назад, в ходе командно-штабной игры в Пентагоне, разыгрывающей гипотетический конфликт в «автократией Усирой» (ленивая перестановка букв в названии нашей страны) в итоге был получен результат: «После обмена ядерными ударами, гибель 100 миллионов человек с двух сторон в первые дни конфликта, 400 миллионов – в первый же год после начала войны». Что по мнению американских военных аналитиков означает «неприемлемый ущерб». В переводе на общепонятную терминологию - что войну в таких условиях они начинать побоятся.  
Конечно, чтобы столь похвальная осторожность и дальше преобладала в головах даже самых «отмороженных» звездно-полосатых «ястребов», России приходится принимать все новые и новые меры к поддержанию паритета. НАТО подтягивает к нашим границам свои базы, с целью возможности нанесения удара по стратегическим целям в течении 10-15 минут – у нас появляются гиперзвуковые ракеты, против которых ПВО и ПРО противника окажутся практически неэффективны. 
И даже упоминавшаяся выше «кузькина мать», похоже, ныне заимела не менее опасных для врагов «деток» – в виде начинки беспилотных подводных лодок-торпед «Статус-6», с термоядерными зарядами в несколько десятков мегатонн каждая. Способных передвигаться месяцами на глубине в несколько километров – и в случае нужды подорвать свои колоссальные заряды вблизи побережья противника. После чего гигантские цунами, высотой до километра, пройдут на вражескую территорию на глубину до нескольких сот километров от побережья, сметая все на своем пути – не говоря уже о печальной участи для непосредственно прибрежной местности. 
Впрочем, весь этот сверхэффективный арсенал Россия, как и было раньше, не собирается применять для каких-то завоевательных целей – у нас и своей земли, с учетом малоосвоенных громадных просторов Сибири, более, чем достаточно. Но вот остудить горячие головы наших «лучших друзей» на Западе такой арсенал может вполне. А краеугольным камнем основы российской оборонной мощи как раз и являются те далекие испытания первых образцов ядерного и термоядерного оружия…