Литовский герой Викторас Яценевичюс

В декабре 1941 г., в период жестоких кровопролитных боев с немецко-фашистскими захватчиками, была сформирована 16-я стрелковая Литовская Клайпедская Краснознамённая дивизия численностью 10 тысяч человек. Офицерами назначались выпускники Вильнюсского пехотного училища, рядовой состав состоял из солдат-литовцев, собранных по разным подразделениям, в т.ч., расформированным. 

Кроме литовцев, в дивизии служили несколько тысяч русских, казахов, евреев, а также поляки и представители других национальностей, что напрочь отметает муссируемую с 1990-х гг. версию, будто создание литовской дивизии носило пропагандистский характер, дабы подчеркнуть верность литовцев советскому строю.

Зимой 1941 г. было не до подобных идеологических манипуляций. Своим появлением дивизия обязана острой необходимости создания боеспособных подразделений для отправки на фронт. 16-я дивизия была далеко не первой литовской. Летом 1940 г. был сформирован 29-й Литовский стрелковый территориальный корпус, куда вошли литовские 179-я и 184-я стрелковые дивизии. Позже части 29-го Литовского корпуса влились в 16-ю стрелковую Литовскую дивизию.

21 февраля 1943 г. дивизия вступила в бой с превосходящими силами противника под Орлом. Вступив в бой с марша, не подготовившись к наступлению, дивизия понесла тяжёлые потери, но её военнослужащие проявили мужество и отвагу. 

Одним из героев-литовцев, отличавшихся беспримерным мужеством, был Викторас Яценевичюс. На фронте с 19 лет, но провоевать успел всего три месяца. И совершил подвиг, увековечив своё имя. 

Будучи связистом, Викторас неоднократно устранял повреждения кабеля под вражеским огнём и бомбежками. В день своей гибели 5 июля 1943 г. он тоже находился в блиндаже наблюдательного пункта, обеспечиваясь бесперебойную связь. В этот день немцы пошли в бесшумную атаку и быстро подобрались к нашим окопам. Нападение было неожиданным, в скоротечном бою противник быстро перебил всех солдат, Викторас в блиндаже остался один. И принял бой.

Автору сих строк удалось найти фотографию останков Виктораса Яценевичюса, но по этическим соображениям размещать её не стал. Юный литовский герой был изуродован гитлеровцами. Оторвана рука, отрублены ноги, разрезан живот.

Изверги подвесили Виктораса над костром, а над его головой проходила линия связи. Пять часов длилась пытка, гитлеровцы не догадывались, что связь продолжает бесперебойно работать. Яценевичюс молчал. Литовский боец до конца выполнил долг перед Родиной.

Останки бойца были захоронены недалеко от места его гибели. В 1958 г. их перенесли в братскую могилу советских воинов в дер. Панская Глазуновского района Орловской области. К чести местных жителей, могила находится в ухоженном состоянии, местные школьники регулярно приводят её в порядок.

А 16-я стрелковая Литовская Клайпедская Краснознамённая дивизия пошла с боями дальше. На Курской дуге сошлась в смертельной схватке с танковой дивизией Вальтера Неринга и пехотной дивизией Адольфа Гамана. 

Гаман был комендантом Бобруйска, виновен в казнях мирных жителей. Сдачу немецких солдат в советский плен называл низостью и предательством, но сам оказался в плену и был повешен в Брянске по приговору суда. Нерингу повезло больше. Пережив американский плен (янки всегда щадили высокопоставленных нацистов), он дожил до старости.

Затем в истории дивизии были бои в Белоруссии, отражение гитлеровского контрнаступления под Шяуляем и освобождение Клайпеды, после чего дивизии и было присвоено звание Клайпедской. Дивизия участвовала в боевых действиях до последних дней Великой Отечественной войны. 

После капитуляции Германии дивизии было поручено разоружить восемь немецких дивизий и доставить пленных по месту назначения, а в июле 1945 г. дивизия прошла торжественным маршем победителей по улицам литовской столицы. 12 воинов дивизии получили звание Героев Советского Союза, и среди них Викторас Яценевичюс.

Сегодня в Шяуляе располагается авиабаза НАТО. Нынешнее литовское руководство не любит вспоминать коллективный подвиг литовцев, грудью вставших на защиту своей Родины от гитлеровских полчищ. 

Литовцам навязывают других героев – коллаборационистов «лесных братьев», служивших нацистам и соучаствовавшим в их преступлениях. Зададимся вопросом: как бы «лесные братья» поступили с красноармейцем Викторасом Яценевичюсом, если бы он попал к ним в плен? И прямо ответим: так же, как поступили с ним фашисты. 

Если у Литвы будут такие сомнительные герои, как «лесные братья», будущего у такой Литвы не будет, потому что её не простит сама история. 

Настоящие герои литовского народа – это те, кто дрался под Москвой, освобождал Прибалтику, Польшу, Чехословакию и кто дошёл до Берлина, загнав фашистского зверя в его логово.