Майдан в Армении дошел и до церкви

348 0 Юрий НОСОВСКИЙ - 03 августа 2018 A A+

Вот уже больше месяца в этой кавказской республике группа радикально настроенных митингующих требуют отставки главы Армянской Апостольской церкви. Политики, пришедшие к власти путем уличных протестов, демонстративно заявляют о своем «невмешательстве в церковные дела». Хотя это «невмешательство» само по себе очень красноречиво – так как подыгрывает смутьянам. «Революционерам» мало светской власти – захотелось еще и духовной?

Формальные претензии активистов движения «Новая Армения – новый Патриарх», если задуматься, достаточно банальны для организаций подобного рода. Дескать, действующий Католикос Гарегин II нарушает священный обет безбрачия, обязательный для высшего духовенства – правда, тут обвинители несколько путаются, называя его то просто «женатым», то «многоженцем». И грешит «кумовством» – из 49 высших иерархов ААЦ шестеро являются выходцами из его родного села. 
Относительно оригинальным является разве что обвинение в передаче Московской Патриархии части «копья Лонгина» – которым был пронзен на кресте Иисус Христос. Его всевозможные мистики еще называют «копьем судьбы» – дескать, его обладатель сможет вершить судьбы целых народов. Правда, копий этих в музеях и сокровищницах мира явно больше одного – например, известна история о похищении этой реликвии из Вены Гитлером, после захвата Австрии «Третьим Рейхом» в 1938 году. Впрочем, похищенное копье фюреру не помогло – хотя кровавых дел он натворил, конечно, немало… 
Несложно догадаться, что большая часть из этих претензий либо не доказана (как многоженство или та же передача «лонгиновского копья») – либо просто смехотворна. Как в части негодования по поводу продвижения Католикосом своих земляков. В конце концов, любой лидер – хоть государства, хоть правительства, хоть церкви – чтобы нормально управлять, должен иметь свою команду, из людей, которым он доверяет. Именно поэтому на выборах люди избирают только «первое лицо» – а уж его кадровые решения, за которые тот отвечает перед своими избирателями, целиком в его праве.

***

Собственно, ситуация с вышеупомянутыми протестами не была бы чем-то из ряда вон выходящим. Наверное, в любой церкви в любой промежуток времени есть люди, которых что-то не устраивает. Не обязательно даже в фигуре лично патриарха или епископа – «камнем преткновения» может стать и игумен монастыря, и даже разонравившийся старушкам-прихожанкам сельский батюшка. 
Просто в нормальной ситуации подобные вопросы в церкви, как и в государстве в целом, решаются веками отработанными процедурами. Если не нравится президент – к концу его каденции недовольные могут придти на выборы и выразить ему недоверие. С высшими первоиерархами, правда, в этом смысле посложнее – обычно они избираются на свою должность пожизненно. 
Может быть, именно потому, что церковь еще в первые века своего существования мудро решила, что абсолютно безгрешных людей нет – грешны абсолютно все. А потому бесконечно менять одного грешника на другого, все равно имеющего какие-то недостатки, пусть и другие, чем у предшественника – не самый лучший выход. Действует то в церкви Святой Дух – а священники и рядовые верующие являются всего лишь проводниками Его благодати, кто-то в лучшей, кто-то в худшей мере. Стало быть, куда мудрее будет положиться на волю Божью – и работать с теми, кто есть, а не пытаться найти несуществующих «ангелов во плоти».
Посему в нормальные периоды существования стран внутрицерковные конфликты решаются обычно очень просто. Либо любители «видеть соринку в чужом глазу» (не замечая «бревна» в глазу собственном) понимают абсурдность своих претензий – либо уходят в раскол, объявляя о создании какой-нибудь «истинной церкви» в противовес наличной церкви «греховной».
Даже в современной России, например, можно насчитать больше десятка «православных юрисдикций» - всяких там «истинно-православных», «древне-православных», «апостольских» и прочих «церквей». Никем (кроме разве что таких же раскольников) в мировом Православии не признанных, и представляющих интерес в силу своей микроскопичности разве что для профессиональных религиоведов.   
Но вот когда в обществе начинается кризис – тогда и внутрицерковные противостояния могут стать куда более драматичными. Яркий пример тому – «обновленческий» раскол в СССР, начавшийся вскоре после революции. Когда часть «революционных» священников захотела получить епископские митры – при этом не желая принимать монашество. А, поскольку эта братия (точнее – лжебратия) готова была поддерживать большевисткую атеистическую власть практически во всем – та ей благоволила (в известный пределах, конечно), при этом всячески «прессуя» конкурентов из настоящей Русской православной церкви.
Кстати говоря, несколько лет с середины 20-х годов так называемый «вселенский» патриарх из Константинополя, на получение автокефалии от которого так уповают «церковные бандеровцы» из «незалежной», вполне официально признавал в качестве руководства каноничной Русской православной церкви не Патриархию, а обновленческий Синод – во главе с вышеупомянутыми авантюристами в рясах. Такой вот «непогрешимый авторитет» в мировом Православии…

***

Похоже, нечто подобное происходит сейчас и в Армении. Правда, лидер победившего местного Майдана Никол Пашинян не рискует открыто «прессинговать» руководство Армянской церкви, подобно большевикам 20-х годов. Вместо им избрана формально безупречная тактика: «Раз церковь отделена от государства – стало быть, власть в ее дела не вмешивается». А потому полиция вмешивается в акции антицерковных смутьянов лишь тогда, когда они начинают выходить за все рамки. Как, например, в ходе недавнего захвата патриаршей канцелярии.
Действительно, в любом государстве немало структур, прямо с последним не связаны – общественных объединений, политических партий, акционерных обществ, наконец. Но если группка агрессивных крикунов, скажем, начнет требовать в Германии отставки главы, например, концерна «Опель», а тем более, захватывать административные здания фирмы – полиция вмешается очень быстро. Меньшинство не должно управлять большинством – это правило незыблемо соблюдается в западных демократиях, «майданократия» агрессивных меньшинств – это чисто «экспортный вариант» для дестабилизации государство, не входящих в «золотой миллиард».
В Армении же полицейские лишь вежливо вынесли захватчиков из здания церковной администрации – даже не возбудив против них не то, что уголовные – но даже административные дела… Понятно, что без прямой отмашки высшей власти такое преступное бездействие правоохранителей было бы невозможно. Но, похоже, такой политикой власть как раз и добивается смены руководства Армянской церкви – пусть формально и чужими руками. Поскольку же единственный относительно легитимный путь для этого – добровольная отставка действующего Католикоса (избран он ведь пожизненно!) – принуждение это ведется «церковными гопниками» все более шокирующими методами. Вплоть до открытых угроз – и бросания в первоиерарха камней. 

***

То есть, на самом деле, вопреки заявленному отказу вмешиваться в церковные дела, новые власти Армении именно этим и занимаются. Конечно, строго говоря, довольно циничная формула «Вестфальского мира», увенчавшего кровопролитную 30-летнюю войну между католиками и протестантами Европы в 17 веке, «чья власть – того и церковь», на деле существовала задолго до ее произнесения. И, наверное, будет в той или иной мере действовать и дальше.
Но, все же, большинство мало-мальски переживающих за свой имидж в глазах верующих что византийских императоров, что европейских королей и князей, что русских царей, крайне редко опускались до того, чтобы прямо низлагать не нравящихся им духовных лидеров. Устроить избрание подходящей кандидатуры на выборах новых, после смерти прежнего иерарха – это да, но случаи откровенных смещений неугодных за добрые 17 столетий можно пересчитать по пальцам. Вроде отстранения Иваном Грозным митрополита Филиппа – или патриарха Никона царем Алексеем Михайловичем. Последний, кстати, для соблюдения легитимности созвал в Москве над Никоном суд из нескольких его «коллег» – восточных Патриархов, подтвердивших законность отставки бывшего московского патриарха.
Доселе такой же похвальной осторожностью отличались и власти современной Армении. Когда в 1995 году умер Католикос Вазген I – избрание его преемником выходца из Сирии Гарегина I, учившегося в Англии, в период правления президента-«западника» Левона Тер-Петросяна выглядело достаточно логичным. Но ведь первоиерарха, удобного и армянским «западникам», и собственно западной армянской диаспоре, никто ж не стал трогать после того, как Тер-Петросяна сверг в феврале 1998 года тот самый «карабахский клан»? Который, в свою очередь, пал под напором Майдана 2018 года. И ставший Католикосом при прежней власти Гарегин I продолжал находиться на посту, пока не умер от злокачественной опухоли почти полутора годами позже…
И лишь потом главой Армянской церкви был избран ныне правящий Гарегин II - кстати, первый за более, чем 100 лет уроженец собственно Армении, а не представитель диаспоры. Видимо, лидеры нынешнего Майдана не могут простить ему того, что он не поддержал их попытки захвата власть десятью годами раньше – во время президентских выборов 2008 года, когда сторонники Тер-Петросяна попытались оспорить их результаты в свою пользу. Дескать, «кто не с нами – тот против нас». 

***

Что ж, если Пашиняну, якобы «не вмешивающемуся в церковные дела» удастся поспособствовать «церковному перевороту» руками местных «обновленцев» – это, во многом, будет означать «открытие ящика «Пандоры». Поскольку возникнет прецедент, когда при каждом очередном «обновлении Армении» путем то ли Майдана, то ли просто голосования в парламенте (где сторонники Пашиняна не имеют большинства для стабильной поддержки их правительства) новое правительство будет пытаться назначить и нового Католикоса. Отчего авторитет церковной иерархии среди населения (и так невысокий – на уровне 33%, при достаточно высокой, в 77% общей религиозности) может упасть еще ниже. Ведь иерархов начнут считать не столько духовными лидерами – сколько некими «министрами духовных дел», подлежащими назначению и увольнению вместе со своими «светскими» коллегами.
Впрочем, удастся ли «майданной» власти довести свою задумку с «перезагрузкой» власти церковной – большой вопрос. Поскольку не похоже, что действия группы «Новой Армении новый патриарх» поддерживаются сколь-нибудь значительным количеством не то, что реально верующих прихожан – но даже просто обычных граждан. Значительная часть которых, особенно из числа «западников» имеет весьма специфичную «религиозность», при которой «Бог в душе» – а в храмы на службы регулярно ходить не обязательно. А уж долго требовать отставки Католикоса – и подавно.
Между тем, законное руководство ААЦ тоже начинает переходить в контрнаступление. Так, на недавнем заседании соответствующего дисциплинарного органа было принято решения о лишении сана и монашества одного из лидеров церковных «майданщиков» - Армена Аракеляна. После чего его претензии на «духовное лидерство» даже хотя бы своих сторонников начинают выглядеть весьма сомнительно. 
И, главное, Католикос Гарегин так и не собирается подавать в отставку – поддерживаемый в этом подавляющим большинством епископата, не без оснований считающего, церковь и революция – далеко не лучшее сочетание. В подобной ситуации власти для достижения своих целей надо идти на крайние меры в духе антицерковных репрессий в СССР в 20-х годах – но подобное могут не понять даже на Западе, где на многое в ходе «цветных мятежей» закрывают глаза. 
Так что церковный кризис в Армении продолжает вяло развиваться – вслед за кризисом государственным. И каким будет его исход - пока непонятно также, как и в вопросе об окончательном исходе внутриполитического противостояния в этой стране…