«Митология» и «ындыкы» украинского правописания

1266 0 Анатолий ГОРДЕЕВ (ДНР) - 27 августа 2018 A A+

Три с лишним года тужилась созданная Кабинетом Министров Украины в 2015 году Комиссия по вопросам правописания, чтобы выдавить на свет проект новой версии украинского орфографии. 15 августа года нынешнего Министерство образования и науки Украины разместило сей проект на своем сайте, Якобы для общественного обсуждения. Правда, на это «общественное обсуждение» отводится всего лишь месяц, а потом, как говорится, «кто не успел – тот опоздал». Да и что там долго судить-рядить? Ведь, как подчеркнуто в сообщении пресс-службы Минобрнауки, сей объемистый, насчитывающий двести с лишним страниц труд разработан «на фундаменте украинской традиции правописания с учетом новейших языковых явлений, получивших распространение в различных сферах общественной, научной и культурной жизни». Тем паче, что, как отметили чиновники ведомства, «комиссия по правописанию исходила из того, что украинское правописание, как и правописание любого другого языка, не может быть исчерпывающим, оно кодифицирует основные, наиболее распространенные или спорные орфографические положения».

Но даже при беглом знакомстве становится понятно, что данный проект представляет собой вариант будущего учебника «української мови», в связи с чем его в столь скоростном режиме не то что проанализировать, а даже вдумчиво прочитать затруднительно. Впрочем, уже нашлось немало пользователей Интернета, которые, бегло ознакомившись с проектом, обратили внимание на его ключевые «новации», не могущие не вызвать недоумения. В их числе – возможность употребления украинской буквы «и» (аналогичной букве «ы» в русском языке) в начале слов перед согласными «н» и «р». Но первый же пример, приведенный в проекте, не может вызвать ничего, кроме смеха – «мовознавцы» предлагают носителям языка  величать индюка «ындыком». И совсем уж гомерический хохот вызывает глагол «ыкаты» (сиречь – «икать»), равно как и существительное «ыкавка», то бишь «икота».
Еще одно новшество – параллельное употребление «ф» и «т» в словах греческого происхождения, вследствие чего можно будет писать «кафедра» или «катедра», «міфологія» или «мітологія», «анафема» или «анатема». А чего заморачиваться? Как и с удвоенными согласными в словах иностранного происхождения – пиши теперь спокойно: «акумулятор», «група», «интелектуальный», «колектив» и т.д.  И с буквой «й» можно отныне не церемонится – Савойя в будущем обозначится в украинском языке, как «Савоя», а фойе, потеряв букву «й», станет «фое». 

Первые отклики, появившиеся в интернете, принадлежат самым здравомыслящим носителям языка: «Вот такие у нас «ретормы». Главное – отвлечь внимание на «ындыкив». Пусть холопы из-за «ындыка» друг другу чубы дерут, аж до «ыкавкы» – комментирует одна из пользователей. 
«Это делается для того, чтобы один украинец не понимал другого, даже украиномовные. Разделяй и властвуй», – констатирует другой.
«Министерство образования и науки Украины, на пути своей «успешной деятельности», уже сумело безвозвратно потерять украинскую науку. Кроме того, указанное министерство деформировало всю сферу образование настолько, что представить успех в этой сфере вряд ли возможно. И тут очередь пришла к нормам правописания. Страна, которая имеет проблему с обеспечением приоритета национального языка, должна терпеливо и вдохновенно создавать устойчивые условия для его (языка) восприятия всей национальной общиной. А это системная работа, исключающая несвоевременные деяния, разрушающие системность», – резюмирует третий. 

При всем при этом стоит вспомнить о том, что современный вид украинское правописание приняло лишь в 1933 году, когда так называемое «харьковское правописание» 1928 года было упразднено как «националистическое». Его еще именуют «скрыпниковским», поскольку утверждал его тогдашний нарком просвещения УССР Николай Скрыпник, покончивший жизнь самоубийством в 1933 году. На заре т.н. «перестройки» мне довелось косвенно столкнуться со Скрыпником. В редакцию донецкой областной газеты, где я тогда работал, пришел посетитель, представившийся жителем поселка Ясиновка. Он предложил написать о его «выдающемся земляке» Николае Скрыпнике – бывшем наркоме, репрессированном при «тиране Сталине». Он взахлеб нахваливал земляка, рассказывая о том, как тот охотно откликался на просьбы односельчан, выписывая им то десяток лопат, то ящик гвоздей. «А еще, – поведал этот пожилой человек, – Николай Алексеевич стремился очистить украинский язык от иноземных слов. Например, слово «фотография» он предлагал заменить словом «мордопыс»… 

Укр правопыс.jpg

Услышав про «мордопыс», я понял – писать не буду. А утвердился в этом решении дома, когда рассказал жене и теще о состоявшейся встрече. Я был поражен, когда моя теща – человек сдержанный и воспитанный, учительница математики с многолетним стажем, буквально «вскипела» при упоминании фамилии застрелившегося наркома. Потом, остыв, рассказала, что «благодаря» этому деятелю, украинизировавшему школы, техникумы и институты с ретивостью, достойной лучшего применения, многие ее сверстники так и не смогли получить достойного образования. Она сама, поступая после окончания украинской школы в харьковский вуз и успешно поступившая на первый курс, тем не менее привела в некоторое замешательство экзаменаторов тем, что не смогла назвать касательную – касательной, ибо в ее сознании эта линия была исключительно «дотычной».  
Да что там абитуриенты! Первая «волна украинизации» вымыла в двадцатых годах из Украины немало высококлассных специалистов. Один из самых ярких примеров – судьба Степана Прокофьевича Тимошенко, заслуженного  профессора Стенфордского университета, академика американской Академии механики, до революции – профессора Санкт-Петербургского  университета, создавшего вместе с академиком Владимиром Ивановичем Вернадским Украинскую Академию наук. Ученый-механик был вынужден покинуть Киев в 1919 году после того, как безграмотные студенты стали заставлять его читать сопромат по-украински. Об этом он написал в своей книге «Воспоминания»,  впервые изданной на русском языке в 1963 году в Париже. 

В 1946 году вышла первая редакция украинского правописания, в 1959 году – вторая, сближавшая украинские орфографические и пунктуационные нормы с «Правилами орфографии и пунктуации русского языка» от 1956 года. В 1990 году была опубликована третья редакция украинского правописания, действующая до сих пор. Она узаконила отход от ряда основных идей второй редакции. В частности, в алфавит вернулась буква «ґ», звательной форме вернули права падежа. Но до сих пор «скрыпниковку» используют главным образом украинские диаспоры в США, Канаде, а также в ряде европейских стран. Издающиеся там СМИ охотно публикуют опусы самых радикальных украинских националистов. Так, некоторое время назад издаваемый в США Украинским народным союзом еженедельник «Свобода» под рубрикой «Харьковскому правописанию – 90 лет» опубликовал статью одиозной украинской «патриотки», некогда возглавлявшей комсомольскую ячейку во Львовском университете, а ныне кошмарящей ребятишек в детских садах угрозой выслать их из «незалежной» за русские имена, националистки, экс-нардепа  Ирины Фарион под красноречивым заголовком: «Почему до сих пор пишем по-советски?» Дама настаивает на «десоветизации и деколонизации нашего правописания», гневаясь на то, что современный украинский еще недостаточно далек от русского языка, вследствие чего украинцы и русские все еще в состоянии понимать друг друга. Не сработало потакание советской властью националистам на Украине. И правописание в 20-е годы она ввела по их рецептам, уводящим украинский язык как можно дальше от русского и приближавшим его к польскому. К счастью, на сей непонятный для них «правопыс» мало обращали внимание малороссийские крестьяне, лишь недавно «произведенные» в украинцы. И продолжали использовать привычный язык, считавшийся тогда южным сельским диалектом русского языка. А упорное внедрение «особого» языка, сопровождавшееся и обособлением украинской культуры от русской привело к тому, что украинский «новояз» не понимают те, для кого он вроде бы создавался и теоретически должен быть родным.

Но, похоже, новый-старый «правопыс» – пока только цветочки. Ягодки созреют, когда Украина перейдет на латиницу. Об этом, кстати, высказался один из участников дискуссии по поводу вышеупомянутого проекта, заявив:  «Чудово. Легше буде перевести мову на латинську абетку». Впрочем, его пожелание уже реализуется отдельными не по разуму ретивыми «патриотами». Так, Интернет-издание «Na chasi» создало вариант украинского латинского алфавита. Все новости на сайте теперь выходят на украинском языке кирилицей и латиницей. А манифест, опубликованный на сайте, гласит: «Редакция «Na chasi» выступает за переход украинцев на использование латинского алфавита. Поскольку изменения всегда начинаются с себя и единомышленников, мы призываем коллег из онлайн-медиа приобщиться к этому переходу и предлагаем свой вариант адаптированной латиницы». Словом, куй     железо, не отходя от кассы….
По мнению специалистов, предлагаемое правописание полностью уничтожит киево-полтавский диалект, являющийся основой современного украинского языка и современной украинской культуры. На смену ему и направляется галицкое правописание с его «амбасадами», «катедрами» и прочими «обновлениями».  С введением этого правописания весь пласт украинской культуры можно будет похоронить. 
Примечательно, что начиная наступление на новом «языковом» фронте власти не ослабляют давления на русский язык, который ныне именуется в СМИ не  иначе, как «мова российського агресора». Наиболее рьяные апологеты повальной украинизации, вроде т.н. «детской писательницы», ныне являющейся депутатом Верховной Рады, не упускают случая продемонстрировать свою ненависть к русскому языку даже в магазине, швыряя мелочь в лицо посмевшей ответить  по-русски кассирши.

Но вовсе демонстративно ведут себя тележурналисты. Так, недавно в прямом эфире телеканала ZIK ведущий ток-шоу Остап Дроздов выгнал из студии одного из гостей программы «Прямым текстом», блогера Юрия Романенко, когда тот отказался говорить на украинском языке. Этот конфликт в который раз обострил спор между сторонниками тотальной украинизации страны и защитниками прав русскоязычных граждан.
«Вы, принципиально одноязычные русскоязычные люди, можете быть замечательными людьми, сдавать деньги на армию, ваши сыновья могут служить в рядах ВСУ – но вы, сами того не понимая, являетесь залогом войны. Потому что вы, носители русского языка, игнорируете украинский, маркируете мою страну как страну русского мира», – написал на своей странице в сетях журналист Дроздов.
В ответе на это заявление Юрий Романенко посоветовал националисту и его единомышленникам посмотреть фильмы о событиях в Руанде, где в 1994 году всего за 100 дней были убиты 800 тысяч человек – представителей народности тутси, которых представители другой народности – хуту считали оккупантами, презрительно называя их «тараканами». «В эти прекрасные летние вечера, написал в своем блоге Юрий Романенко, – когда кажется, что вы живете в Европе и страшные вещи, описанные в этом тексте невозможны, не поленитесь, посмотрите сегодня вечером один из этих фильмов, а лучше всего: "Отель Руанда", "Отстреливая собак", "Однажды в апреле", "Бог спит в Руанде", "100 дней". Вполне возможно, что в них вы увидите недалекое будущее нашей беспечной Украины. Побежим ли мы стадом к обрыву зависит исключительно от нас и ответственности политических и общественных лидеров. Такие люди как Дроздов должны быть изгоями в любой цивилизованной стране. Или в стране, которая намерена стать цивилизованной. Такие люди открывают двери ненависти и, как следствие, войне. Гражданская война начинается с того, что однажды у кого-то в голове, кто считает себя обиженным, появляются "тараканы", которые мешают жить», – предупредил блогер с украинской фамилией «профессионального» украинского националиста Дроздова.

«К концу года мы запросто можем получить новую линию раскола в Украине, – не исключает политолог Андрей Золотарев. – В условиях, когда в обществе накоплена усталость, люди не могут вырваться из нищеты, основная угроза исходит не от власти, которая устраивает геноцид по экономическому признаку, а именно от этно-озабоченных радикалов-националистов, которым уже циркули в руки просятся, чтобы мерять – правильная ли форма черепа, как это было с хуту и тутси. И именно язык, языковой вопрос – это мощнейший движок, который может раскрутить любого блогера или любую детскую писательницу до уровня лидера общественного мнения среди таких же этно-озабоченных. К сожалению, история знает немало примеров, когда все, что выглядит нереальным сегодня, становится практикой завтра. Избежать превращения Украины в Руанду могло бы государство, могла бы сама власть, если бы она стала проводить не насильственную украинизацию и делить украинцев на "украиноязычный патриот" и "русскоязычный зраднык", а жестко пресекало любым попыткам разжечь ненависть между русскоязычными и украиноязычными. Но власть, увы, ведет совершенно обратную политику. Если кто-то не вынес урока из Крыма и Донбасса, тот либо дурак, либо предатель. Использование языка в обиходе еще не развалило ни одну страну, а вот экстремизм – не одну», – констатировал политолог. 
Украина уже несколько лет, как обзавелась своими «не гражданами» – жителями Донбасса и Крыма, которые не могут голосовать на выборах, не получают пенсии и пособия, не могут получить или получают с большими проблемами биометрические паспорта. То есть уже планомерно создаются условия для игнорирования их прав. И на этом фоне еще постоянно и усиленно разжигается языковая рознь. Чего только стоят используемые националистами прозвища «ватники» и «колорады», которые очень созвучны прозвищу «тараканы», которым в Руанде хуту обзывали тутси. И ни для кого не является тайной, что эти прозвища – инструмент для дегуманизации других людей, призванный облегчить совершение против них преступлений. В стране уже созданы условия для конфликта, и язык благодаря усилиям националистов становится ключевым маркером «свой – чужой». Власть же вместо того, чтобы пресечь разжигателей вражды, усиленно потакает им, нагнетая истерию по поиску внутренних врагов – «пятой колонны», «шатунов», «агентов ФСБ».