Освобожденный Таганрог – город третьего салюта

420 0 Юрий НОСОВСКИЙ - 30 августа 2018 A A+

75 лет назад, 30 августа 1943 года советскими войсками был освобожден Таганрог. Но почему это не было сделано раньше – ведь находящийся всего в 70 км Ростов освободили еще в феврале? Просто война – это не «компьютерная стрелялка», у нее есть свои законы. Да и Красная Армия к тому времени воевала совсем не так, как пытаются представить создатели либерально-антисоветских мифов. Пытающихся свести нашу Победу лишь к «загрядотрядам», «штрафбатам», «миллионам напрасно положенных бойцов» и прочей пропагандисткой лжи. 

Пожалуй, в этой связи хочется вспомнить еще один известный эпизод войны – с Варшавским восстанием августа-октября 1944 года. В разгроме которого и доморощенные либералы, и Запад, и поляки, и прочая русофобская публика неустанно обвиняет «тирана Сталина, позволившего утопить восстание в крови». Дескать, советские войска еще летом вышли на правый берег Вислы, заняв тамошние предместья польской столицы – но вот занять ее полностью смогли лишь зимой, спустя несколько месяцев. Что, конечно же, объявляется исключительно «злой волей коварных русских».
Но почему-то такие обвинители предпочитают не интересоваться ходом предшествующих военных действий. Ладно там Варшава, где восстание было поднято польскими националистами-русофобами, дабы захватить контроль над страной, освобождаемой ценой жизней сотен тысяч советских воинов. 
Но почему вполне советский город Харьков в 43-м году пришлось освобождать два раза – в марте и августе? То есть, в первый раз нашим войскам пришлось отступить – отдав уже очищенный от немцев город им обратно.
Сходная ситуация и с Таганрогом, крупным городом Ростовской области. Ведь сам Ростов, в ходе еще Сталинградской операции, был освобожден еще в феврале 43-го! А очередь Таганрога, в котором тоже страдали под гнетом фашисткой оккупации сотни тысяч советских граждан, пришла только через полгода. Ведь от него до Ростова – всего 70 км, за день пешком можно пройти, если постараться.

***

Все дело в том, что война – это не компьютерная «стрелялка», да еще с возможностью «заморозить» игру, вернувшись к сохраненному варианту в случае последующей неудачи. И запаса «жизней» тут тоже нет – твои солдаты погибают по настоящему, безвозвратно. К тому же играет против не машина – а лучшие полководцы Третьего Рейха, получившие изрядный боевой опыт и в европейских кампаниях Гитлера, и  в первые годы войны против СССР.
Так что порой, как это не печально и политически невыгодно, порой приходится и отступать – как в случае с Харьковом. Или – временно не наступать, пока не настанет удобный момент, как в случае с Таганрогом и той же Варшавой. 
А если поспешить – враг может воспользоваться твоей торопливостью. Как это, например, произошло весной 42 года после неудачного советского контрнаступления под Харьковом – когда ценой поражения стал не просто захват последнего, вражеское наступление остановилось только на Волге, под Сталинградом. Да и немецкая наступательная операция на знаменитой «Курской дугеа», если хорошо подумать, стало возможным именно потому, что наша армия слишком уж ушла вперед на этом участке, дав соблазн врагу попытаться устроить тут для нее «котел».
И пресловутые 70 км, отделяющие Таганрог от Ростова немцы, под командованием фельдмаршала Манштейна (незадолго до этого захватившего Крым), превратили в почти неприступный узел обороны. Глубоко эшелонированный, до 50 км в глубину, с грамотным использованием холмистой местности, плотнейшим минированием до 1800 мин на километр фронта, и прочими убийственными для наступающих войск вещами. 

***

Конечно, при многократном перевесе в живой силе (а также нежелании ее беречь) можно сломать и такой «крепкий орешек» даже в лобовой атаке. Особенно, если солдатам якобы все равно нечего терять – у них же в тылу злобные пулеметчики-НКВДисты из заградотрядов только и ждут возможности нашпиговать свинцом побежавших назад? Впрочем, если повезет, могут и не расстрелять – а только в «штрафбат» отправить, где придется воевать лишь в таком «пекле», что и лобовая атака на врага раем покажется. 
Но вот почему-то при таких вроде бы «тепличных» для командиров-неумех условиях и Харьков наши войска в марте оставили (а как же знаменитый приказ «Ни шагу назад»?), и с освобождением Таганрога тоже с полгода медлили. И, главное, за это никого из советских генералов-маршалов все те же злобные НКВДисты не арестовали с последующим расстрелом. То есть, видно, подобная взвешенная тактика была санкционирована с самого верха – непосредственно от Верховного Главнокомандующего Сталина. 
Да, вопреки еще одному ходульно-либеральному мифу «наши генералы солдат не жалели – зачем, если бабы еще нарожают?», бойцов Красной Армии командование старалось по возможности беречь. Конечно, на войне потери неизбежны – но здесь они были в разы меньшие, чем могли бы стать в случае бездумного посылания подразделений в самоубийственные атаки.
Нет, атаковать, при этом, увы, теряя товарищей, воинам Советской Армии все равно приходилось. Но наступление наступлению – рознь. В случае с Таганрогом (или как его называли сами немцы «Миус-фронтом») укрепленную донельзя оборонительную линию вермахта советские войска обошли с севера, ударив с фланга. Чем и вынудили врага, пусть и с ожесточенным, но локальным и быстро сходящим на нет сопротивлением, отойти в сторону Мариуполя. Так что в сам город, фактически брошенный оккупантами, первыми вошли даже не бойцы регулярной армии, а партизаны. 
Кстати, стремительность наступления обеспечила и то, что отступавшие гитлеровцы просто не успели уничтожить большую часть городской инфрастуктуры – и Таганрог, по оценкам советских экспертов-хозяйственников, оказался самым минимально пострадавшим населенным пунктом из всей Ростовской области. 

***

Но, пожалуй, наиболее показательным примером, как берегли своих бойцов от ненужного риска командиры, стал эпизод с высадкой в тыл врага десанта морской пехоты. Этот род войск, как известно, изначально предназначен для самых важных и опасных операций, с необходимостью воевать в отрыве от основных сил. Моряки не посрамили флотскую честь – двумя ротами общим составом около 200 человек они вывели из строя, частью уничтожив, частью пленив значительно превосходящие силы врага. Сами потеряв при этом всего одного убитого – при 9 раненых. 
Правда, наши потери во всей этой операции были побольше – за счет экипажей двух потопленных немцами советских бронекатеров. Впрочем, враг тоже понес потери – три его самолета было сбито, несколько катеров повреждено, один сдался в плен со всем экипажем.  
Но дело даже не в этом. Морпехи то были высажены с задачей «навести шороху» во вражеском тыле – и продержаться до подхода основных сил, прибытие которых ожидалось через несколько часов. Но наземным советским частям пришлось малость задержаться. Совсем ненамного – но флотское начальство сразу забеспокоилось. Ведь десантники – это «элита» для специальных операций, а не для противостояния вражеским танкам с легким стрелковым оружием и гранатами. Такое – сродни забиванию гвоздей микроскопом вместо молотка, забить то можно, только очень уж дорого обойдется.
И тогда высаженный десант решили… эвакуировать! Что и было произведено силами Азовской флотилии и приданной авиации блестящим образом – среди бела дня, и с подавлением посланной по Азовскому морю немецкой флотилии из массы бронекатеров и самоходных десантных барж. 
Спустя несколько часов, правда, армейцы «исправились» – и таки наверстали упущенное, заняв Таганрог. Только тогда «флотские» выполнили и свою часть воинского сотрудничества – вновь высадив морских пехотинцев в таганрогском порту. Впрочем, бравым десантникам уже особо и не пришлось применять свои уникальные навыки – разве что охранять многочисленные захваченные суда да вылавливать не успевших убежать деморализованных гитлеровцев…

***

Как бы там ни было – советский город, который был окружен немцами глубоко эшелонированной обороной, под командованием одного из лучших гитлеровских генералов, был освобожден всего за 2 дня, с минимальными для операций такого масштаба потерями. А потеря самого Таганрога стала для оккупантов началом их уже полного бегства с Донбасса – защищать который им стало стратегически невыгодно, в силу неподготовленных рубежей обороны. Отчего очень скоро фашисты ретировались за Днепр – напрасно надеясь, что его высокий правый берег станет для советских войск непреодолимой преградой.
Но все это будет потом. А пока, 30 августа в Москве прозвучало 12 залпов салюта из 124 орудий. Уже третьего по счету, после Белгорода и Орла, а также Харькова.