Гадячский договор: «евроинтеграция» XVII века

483 0 Юрий НОСОВСКИЙ - 19 сентября 2018 A A+

360 лет назад, 16 сентября 1658 года преемник Богдана Хмельницкого гетман Выговский заключил с Варшавой договор, по которому Украина вновь переходила под польскую корону. От измены Москве незалежная верхушка ожидала массу выгод – подобно ожидавшимся в Киеве в 2014 году от подписанного соглашения с Брюсселем. Закончилась, впрочем, эта затея тоже таким же провалом, что и ныне…

Заключенная в 1654 году «Переяславская Рада» позволила восставшим казакам получить серьезную военную помощь Москвы -  избежать практически неминуемого разгрома от Речи Посполитой. Более того, последняя сама оказалась на грани гибели – уже в 1655 году на нее в ходе Северной войны напала коалиция ряда государств во главе со Швецией. А прежние, якобы верные союзники Варшавы, литовцы во главе со своим гетманом, переметнулись на сторону Стокгольма. 
Для поляков начался настоящий «потоп» – блестяще описанный в одноименном романе нобелевского лауреата Генрика Сенкевича. Их государство трещало по всем швам – с одной стороны русско-казацкие войска заняли польскую территорию почти до Люблина, а литовскую – почти до Балтийского моря, шведы захватили Варшаву, король бежал в Силезию…
От неминуемого разгрома поляков спасла … Россия! Заключив с ней в 1655 году весьма выгодное, как и для Москвы, так и для гетманщины, Виленское перемирие. Не из-за какой-то мнимой «полонофилии», конечно – просто усиление шведов, готовых заграбастать и саму Польшу, и Литву, и, заодно, территории нынешней Украины, в планы московского правительства явно не входило. А потому там резонно решили, что «враг моего врага – мой друг», и, поскольку полуразгромленная Польша в это время никакой опасности не представляла, в отличии от Швеции – война с поляками и была временно прекращена.
Кстати говоря, гордые шляхтичи этого не забыли, в хорошем смысле слова – и на некоторое время даже рассматривали вполне допустимой идею избрания своим королем русского царевича, сына царя Алексея Михайловича. Все-таки православный правитель резонно выглядел в их глазах, как минимум, меньшим злом – чем абсолютно несовместимые с древними христианскими конфессиями, православием и католичеством, шведские протестанты. Потом, правда, эта идея так и оказалась нереализованной – и забытой…

***

Однако Виленское перемирие было с подозрением воспринято на самой тогдашней Украине. Что поделать – не обладали там минимальной широтой мышления, не понимали, что враг – это не только поляки или литовцы, но и другие захватчики, мечтающие поработить православное население. 
А потому прекращение военных действий московских войск против поляков (они теперь стали воевать против не менее опасных и для Москвы, и для Гетманщины шведов) вызвало в среде казацкой старшины убеждение в том, что «царь слил» Украину полякам. Ну, типа тех, что ныне высказывают в соцсетях записные «путинслильщики» после очередного промедления с занятием всей Украины российскими войсками «одним ударом» – и продвижения вместо этого чисто дипломатических инициатив, на манер Минских соглашений. 
Можно догадаться, что тогдашними «цареслильщиками» были как раз те казацкие лидеры, кто и в самом деле хотел вновь оказаться в привычной для их «европейских симпатий» государственности Речи Посполитой. Только, конечно, не бесправным «быдлом», как ранее – а полноправными шляхтичами, не хуже тех же поляков и литовцев. 
Впрочем, подвигнуть лично Хмельницкого на откровенное предательство и себя, и поверивших в него украинцев эта компашка, все же, не смогла. Вызвать у гетмана панические настроения,  желание искать союзников в духе фразы «для победы – хоть с чертом!» - это да. 
Недаром вскоре лидер украинского восстания резко начал дружить со шведами, помогая им громить поляков – несмотря на то, что те в это время воевали и против Москвы, на два фронта. Кстати, вопреки недвусмысленному пункту Переяславских соглашений, запрещающих гетману радикальные внешнеполитические шаги без согласования со своими русскими союзниками. Но, все же, на открытую ревизию идеалов всей своей прежней жизни и борьбы «батько Хмель» не пошел.
А вот его преемник Иван Выговский подобными комплексами не страдал. Да и какие могут быть комплексы – ведь сам он достаточно верно служил польскому королю, ну а потом, обидевшись, что тот не выкупил его из татарского плена (это сделал как раз Хмельницкий), без всяких угрызений совести начал служить новому сюзерену. А в первую очередь – себе любимому, конечно.

***

Посему достаточно закономерно для представителей незалежной элиты, в каком бы веке они не действовали, Выговский мыслил почти что в духе современных полукриминальных укро-олигархов: «Оказанная услуга – это уже не услуга». И решил, что раз Речь Посполита уже развалена, Польша дышит на ладан – то сохранять какую то благодарность Москве, пожертвовавшей для этой победы массу материальных ресурсов и жизней своих подданных, не имеет никакого смысла. Равно как пытаться сохранить и хоть какую то честность и верность заключенным договорам – тем же Переяславским статьям, однозначно указывающим на переход Гетманщины в российское подданство.
С другой стороны, подсуетились и поляки – во всяком случае, самые умные из них. Блестящий политики и дипломат Казимир Беневский тут же состряпал весьма «вкусные» на первый взгляд предложения нового «союзного договора» между Польшей и Украиной. Согласно им, последняя становилась третьим равноправным членом Речи Посполитой – наравне с той же Польским королевством и Великим княжеством Литовским. 
Киев получал право печатать собственную монету, не должен быть отправлять налоги в Варшаву, мог не разрешать размещение у себя польских войск, должен бы обрести право на самостоятельный суд, администрацию, православные обретали бы равные права с католиками.   
Ну и, конечно, самая «изюминка» для новой казацкой элиты – она автоматически становилась, в зависимости от положения, полноправной шляхтой, а то и сенаторами! Чем не «морковка» для тех, кто в большинстве своем ранее был, если называть вещи своими именами, обычными разбойниками? Кормившимися за счет грабежей во время набегов «сечевиков» на Турцию, Крым – но, нередко, и на саму Речь Посполитую и даже на вроде бы единоверное Московское Царство.
Ну а взамен Варшава просила вроде бы не так уж и много. Всего лишь возврата владений изгнанных во время восстания польских магнатов (с крепостными крестьянами, конечно) – ну и восстановления прав Католической церкви.

***

Впрочем, те современные украинские пропагандисты, которые воспевают некую «мудрость и патриотизм» своего кумира Выговского, предпочитают не упоминать о ряде моментов Гадячкого соглашения 1658 года. Главным из которых, безусловно является тот факт, что в тексте договора, заключенного якобы украинцами, самого слова «украинец» … просто нет! 
Зато там много раз говорится именно о «русских» – пусть и в качестве граждан «Русского княжества» Речи Посполитой. Правда, разочек всплывают некие маловразумительные «обе Украйны»  - но они как-то просто теряются в достаточно длинном соглашении на фоне вышеупомянутых «русскостей» на каждом шагу. 
Еще один не слишком афишируемый на современной Украине факт – казаки готовы были терпеть в своем «Русском княжестве» природных католиков, поляков и литовцев – но никак не униатов и протестантов. Последним предписывалось, гм, «эвакуироваться» – причем, кто не сделал бы этого добровольно, тому с очень большой вероятностью угрожала «эвакуация» на тот свет. Что, собственно, и происходило во время восстания Хмельницкого – да и позже, вплоть до Гайдамаччины 1768 года. Когда униатов, как врагов украинцев и предателей православной веры просто казнили без особых разбирательств. 
Интересно, почему ныне в числе самых больших патриотов в нынешней «незалежной» теперь значатся окормляемые прежде всего из униатского духовенства бандеровцы и «кровавый пастор»-баптист Турчинов? Очень хороший повод задуматься другим  «патриотам неньки» - насчет обоснованности их постоянных апелляций к «казацким традициям» и мнимой верности оным. 
Ладно, время ныне более гуманное, чем 3 с половиной столетия назад, убивать за веру как-то не принято. Но, все же, буквально «молиться» на тех, чьих духовных предков казаки и Хмельницкого, и Выговского почитали не иначе, как «иудами»  – это как-то уже слишком.    

***

Как бы там ни было – но раскатавшие губу украинские «западники» уже предвкушали всю радость от шляхетских привилегий после возвращения из «отсталой азиатчины» Московии  в «благословенную Европу» Речи Посполитой. Но – не срослось. 
Дело в том, что менталитет польских политиков тоже был весьма далек от каких то рыцарских идеалов – да и просто от элементарной честности. Зато поразительно напоминал ставшие «мемом» слова подручного днепропетровского олигарха Коломойского, Филатова, сказанные в первые дни после победы путча в адрес готовящегося восстать Донбасса: «Обещайте этим тварям все – вешать будем потом!». Главное, чтобы те от России побыстрее оторвались.
Вот так и Казимир Беневский – наобещал развесившим уши казацким «западникам» с три короба всяких преференций. Но как только дошло до ратификации Сеймом, тамошние патриоты (только уже польские) – под давлением католического духовенства, да и просто своего «гонора», не желавшего ставить на одну ступеньку гордых панов и их бывшее «быдло» – оставили от Гадячских соглашений «рожки да ножки». И «Великое княжество Русское» куда то из их текста подевалось, и готовность очистить его от униатов, и равноправие, и множество других «вкусностей» были либо полностью отменены – либо сокращены до минимума. 
А что – действительно серьезная опасность для гибели Польши уже прошла, шведы были изгнаны с польской территории, антипольская коалиция доживала последние дни – было бы за что с восставшим «быдлом» договариваться. Так, пообещать мелкие «плюшки» тем старшинам, которые согласятся стать коллаборационистами – а остальных можно и дальше ни в грош не ставить. 

***

В общем, толку от «редактированных» Гадячких соглашений стало для Выговского сотоварищи приблизительно столько же – сколько и нынешней киевской элите от капитулянтско-грабительского Соглашения об Ассоциации с ЕС. 
Впрочем, Выговскому повезло меньше, чем Порошенко – в 17 веке не было украинских телеканалов с их продажными пропагандистами. Посему власти не удалось так талантливо и долго врать насчет достигнутой «перемоги» – и рядовым казакам, и большей части старшины, и остальному населению. Как и  демонизировать «клятую Москву», обвинив ее во всех бедах и «неудачах евроинтеграции». Очень уж слишком свежи в памяти народной были зверства тех самых «европейцев», типа князя-палача Иеремии Вишневецкого, заливавшего Украину кровью для подавления восстания. 
В итоге спустя всего лишь год возмущение политикой Выговского стало настолько сильным – что тот даже не рискнул лично приехать на казацкую Раду, чтобы сложить там свою булаву, прислал с курьером. Правильно, в общем, не рискнул – незадолго до его бесславной отставки не понимающие всей прелести задуманной «евроинтеграции» черниговские крестьяне насмерть забили камнями одного из главных вдохновителей с украинской стороны Гадячских соглашений полковника Юрия Немирича. 
Кстати, по странному совпадению, этот шеф тогдашнего «Совета национальной безопасности» тоже большую часть жизни состоял в протестантах, на манер Секретаря современного украинского СНБО Турчинова. Пусть и перешел незадолго до смерти в православие – думается, больше из карьерных соображений, нежели из искреннего изменения веры. Впрочем, настоящие патриоты Украины, возмущенные откровенным предательством своей верхушки, вспоминая известный анекдот «били не по паспорту, а по морде» – что оказалось для одного из идеологов украинского «западничества» роковым.
Вот так бесславно и завершилась попытка «переписать» итоги национально-освободительного восстания под руководством Богдана Хмельницкого. То есть, на самом деле то еще долгие годы и десятилетия изменившие своему народу за «европейскую бочку варенья и корзину печенья» казацкие вожди Правобережья мутили воду в надежде «уйти от диктата ненавистной Москвы». 
При этом, правда, попадая в действительно страшную зависимость то ли от Польши, то ли от Османской империи, то ли даже от Крымского ханства. Привело это все лишь к «Руине» - сокращению населения Правобережья в 10 (десять) раз, разгрому экономики, обезлюдниванию городов и сел. 
Недаром, видно, свой договор предатели украинского народа подписывали в городке с названием Гадяч – явно намекающий на происхождение от слова «гад». Воистину, «как вы яхту назовете – так она и поплывет»…