Поле Куликово

672 0 Виталий ТОПЧИЙ (Украина) - 21 сентября 2018 A A+

Помяни ж за раннею обедней мила друга, светлая жена!
А. Блок, «На поле Куликовом». 

21 сентября — большой православный праздник Рождество Пресвятой Богородицы и День воинской славы России. Именно в этот знаменательный день (8 сентября по старому стилю) войско московского князя Дмитрия Ивановича наголову разбило орду татарского хана Мамая. Битва произошла на поле Куликовом, в том месте, где речка Непрядва впадает в Дон (ныне территория Тульской области). 

Победа далась тяжело, только князей белозерских пало 15, бояр московских 40, новгородских посадников 30, столько же знатных литовцев. Много погибло бояр владимирских, муромских суздальских, серпуховских, ярославских, из других русских городов. А простых воинов  было не счесть. Каждый третий не вернулся домой (по разным оценкам русское войско составляло от 40 до 70 тысяч, татар насчитывалось в два раза больше). Узнав о таких больших потерях, князь Дмитрий Иванович, сам весь израненный в битве, низко поклонился павшим и попросил у них прощения.

А когда русская рать уже возвращались домой, коварный удар нанёс союзник хана Мамая литовский князь Ягайло. Опоздав на битву, он напал на обоз с ранеными и безжалостно его вырезал, не пощадив никого. 

Победа на поле Куликовом совсем не означала окончательный разгром Золотой Орды. Впереди ещё предстояли годы тяжёлого противостояния с ней. Через два года хан Тохтамыш спалил Москву, опять нужно было платить татарам большую дань. Окончательно русские земли избавились от монголо-татарского гнёта только через столетие (1480). Но этот факт ни коей мере не ставит под сомнение победу русских войск в Куликовской битве.

Куликовская битва — это пролог освобождения всех северо-восточных русских земель от монгольского ига. В этом историческом событии большая заслуга московского князя Дмитрия Ивановича, прозванного Донским за победу на Куликовом поле. Непростые отношения между удельными князьями складывались в это время. В постоянных стычках с Олегом Рязанским, Михаилом Тверским, Дмитрием Суздальским,  Великим Новгородом и Литвой укреплялось Московское княжество. 

Благодаря умной, взвешенной политике Дмитрия Донского, Москва неуклонно набирала силы, становилась центром, вокруг которого собирались все земли Залесской Руси. Московский князь неуклонно продолжал дело своего деда Ивана Калиты, который в жестокой, бескомпромиссной борьбе с тверским князем Дмитрием Михайловичем Грозные Очи поднял значение Москвы среди других городов Северо-Восточной Руси. 

Церковь стала поминать погибших на поле Куликовом в Дмитриевскую (родительскую) субботу. Последнюю субботу перед днём поминовения великомученика Дмитрия Солунского (8 ноября по новому стилю). В этом году она выпадает на 3 ноября. 

Князь Дмитрий Донской причислен к сонму святых в 1988 году и прославлен как полководец, боровшийся за освобождение русских земель от монголо-татарского гнёта. День его памяти  (с 2015 года и его жены Евдокии) припадает на первое июня. В этот день в православных храмах проходит служба, читается акафист, поётся тропарь и кондак. В последнем такие слова: «Подвиги твоими, святе Димитрие, страну нашу Бог сохрани, давый тебе силу непобедимую. И ныне, предстателю крепкий, соблюдай молитвами святыми град твой Москву невредим от всех навет вражиих».

*

Дмитрий Донской, князь Московский и великий Владимирский, родился 12 октября (по старому стилю) 1350 года в Москве. Отцом его был Иван II Красный, а матерью княгиня Александра Ивановна. Отец прожил всего 33 года и умер в 1359 году, после него московским князем стал малолетний Дмитрий. Митрополит Киевский и всея Руси Алексий был его опекуном и наставником. Советы мудрого старца помогли князю получить от хана Мамая ярлык на княжение во Владимире. 

Такое решение вызвало недовольство суздальского князя Дмитрия Константиновича. Он сам засматривался на владимирский великокняжеский стол, а потому затеял смуту, но бежал при виде московского войска князя Дмитрия. А тот, не помня зла, оставил его в своём княжестве, хотя вполне мог обойтись с ним круче. Это стоило новой смуты, Дмитрий Константинович опять заратился, но вынужден был склонить свою голову перед малолетним московским князем.

Весь 14 век прошёл на Руси в неустанной внутриполитической борьбе, связанной с объединением северо-восточных русских земель. За право называться столицей Залесской Руси с городом Владимиром соперничали Рязань, Суздаль, Тверь и Москва. Когда 16-летний Дмитрий Иванович женился на суздальской княжне Евдокии, авторитет московского княжества стал ещё весомей. Этого не желали признавать в других русских землях, московскому князю приходилось с этим считаться. К тому же не стоило забывать о внешней угрозе, постоянно исходившей от Литвы и Золотой Орды. 

С Золотой Ордой отношения московского князя первоначально складывались неплохо. Благодаря митрополиту Алексию, имевшему большой авторитет в Орде (он вылечил от слепоты ханшу Тайдулу) удалось договориться о снижении размера дани с Московского княжества. Но в 1370 году Мамай отстранил князя Дмитрия от управления Владимирской землёй и поставил вместо него тверского князя Михаила. Уязвлённый таким отношением к себе, московский князь не побоялся татарской немилости и отказался участвовать в  «почётной» церемонии передачи ярлыка, хотя был приглашён в Орду. Ордынскому послу он заявил, что «к ярлыку не еду, а в землю на княжение Владимирское не пущу, а тебе послу, путь чист». Впрочем, через год Дмитрий Иванович посетил Золотую Орду и сумел убедить Мамая вернуть ему власть над Владимирским княжеством, но недоверие к хану всё же осталось. 

Полноценным ханом Золотой орды Мамай никогда не был, его власть распространялась только на западные земли Орды, в частности, на Крым. Его не признавали другие ханы, так как считали, что верховным правителем Золотой Орды может быть только лишь чингизид — прямой потомок Чингизхана по мужской линии. Мамай же таким не был, потому справедливее говорить о нём как о беклярбеке и темнике (высшая административная и военная должности в Золотой Орде). 

После ряда военных стычек летом 1372 года Москве удалось заключить мирный договор с Великим княжеством Литовским. Литовцы обещали не вмешиваться во внутренние русские «разборки», но Тверское княжество оставалось под их влиянием. Всё это крайне осложняло деятельность московского князя, все его попытки собрать русские земли в единое целое постоянно натыкались на противодействие тверского князя. 

И отношения с Золотой Ордой ухудшались, московский князь не желал признавать её власть. В 1375 году в Нижнем Новгороде перебили большое татарское посольство, его главу со слугами заключили под стражу, но и они были убиты, когда пытались бежать. А через год воевода Дмитрий Боброк-Волынский, будущий герой Куликовской битвы, разбил на Волге Булгарское войско. Взяв крупный откуп с подданных Золотой Орды, он посадил там русскую стражу.

В отместку татары разорили Новосильское княжество, а в 1377 году нанесли ощутимое поражение русским войскам на реке Пьяне. Но потерпели поражение от московской рати на реке Вожа. В сражении погиб предводитель татарского войска мурза Бегич и ещё несколько татарских князей. Это сражение имело большое психологическое значение, русские убедились, что могут побеждать ордынцев. Победу на Воже можно назвать прелюдией битвы Руси и Орды на Куликовом поле. 

*

«Убо, братия, стук стучит, а гром гремит в славном граде Москве». Так рассказывается в «Задонщине» о подготовке к битве с Мамаем. Написана повесть вскоре после битвы, а в её слоге явно чувствуется подражание автору славного памятника древней русской словесности «Слово о полку Игореве». 

Великий московский и владимирский князь Дмитрий Иванович собирает великую рать. Гремят позолоченные шеломы и доспехи, шумят, как воды великие при разливе. Это русские удальцы собираются войной на золотоордынцев. На помощь спешит двоюродный брат князь Владимир Андреевич Серпуховский, литовские князья Андрей и Дмитрий Ольгердовичи, славный воевода Дмитрий Боброк-Волынский. Дмитрий Иванович направляется в Свято-Троицкий монастырь и просит игумена Сергия Радонежского благословение на битву с врагом. Старец молится, чтобы князь постоял за землю Русскую и отправляет в его войско двух своих иноков: Пересвета и Ослябю. Родом братья из Любеча, что на Днепре, в пределах земли Черниговской. 

Незадолго до битвы пошёл слух о чудесном знамении, произошедшем во Владимире. В  церкви, где лежал прах князя Александра Невского, сами зажглись свечи и открылась его гробница. К ней подошли два старца и призвали князя встать и прийти на помощь своему правнуку. Он поднялся, вместе со старцами зашёл в алтарь и сделался невидимым. А утром вскрыли гробницу, мощи святого благоверного князя Александра Невского оказались нетленными. Это посчитали добрым знаком, сулившим победу русскому войску.

Тяжело расставался князь со своей княгиней. Евдокия не могла вымолвить слова от слёз. Утешая её, он сказал: «Жена, если Бог за нас, то кто против нас?». И заспешило русское войско под тёмно-красным знаменем, на котором сверкал лик Богородицы, к Дону Великому и переправилось через Оку, отрезав себе путь к отступлению. Назад пути нет, впереди только победа или смерть за землю Русскую, ибо «мёртвые сраму не имут».

А Мамай в великой силе шёл на Русь. Собрал большое разноплемённое войско, были в нём не только татары, а печенеги, половцы, армяне, северокавказские племена и даже генуэзцы. Союзниками Золотой Орды стали Олег Рязанский (часть рязанцев выступила на стороне русских войск) и литовский князь Ягайло, но к битве он не успел.

В сказании о «Мамаевом побоище» говорится о поединке инока Пересвета с татарским богатырём Челубеем перед началом битвы. Оба всадника, разогнавшись, пронзили друг друга копьями и оба упали на землю «не един ни от единого не отъиде». Такой исход поединка сулил тяжёлую битву, и она началась яростным татарским натиском. 

«Я слушаю рокоты сечи // И трубные крики татар, // Я вижу над Русью далече // Широкий и тихий пожар». 

На Куликовом поле стоны и скрежет железа. Сверкают мечи и копья, стрелы заслоняют свет. Над русским войском реет красный стяг с ликом Богородицы. Она призывает держаться и сулит победу русскому войску. Воины сражаются тесными рядами, плечом к плечу, изнемогают от ран и умирают под копытами татарских коней. Русские и татары нещадно бьют, режут, колют друг друга и падают, словно сено скошенное. Князь Дмитрий Иванович отважно бьётся в первых рядах в одежде простого воина, немало уже положил врагов, но и сам уязвлён вражескими мечами. 

Татары тоже бились отчаянно, шли шеренгами, положив копья на плечи впереди идущим. Не в мочь уже стало русским воинам. Передовой пеший полк весь смяли татары. Видя это, выступил из леса засадной полк воеводы Дмитрия Михайловича Боброк-Волынского и нещадно стал сечь врагов. Не ожидая такого «вероломства», татары дрогнули и побежали. Мамай, сидя на высоком холме, увидев беспорядочное отступление своего войска, побежал следом. Нигде не задерживаясь подолгу, добежал аж до Кафы, хотел в Крыму, где родился и долго властвовал, пережить свой позор. Но не получилось. Здесь он нашёл свой быстрый конец. Так закончилось противостояние великого московского князя Дмитрия Ивановича и хана Мамая.

Великого князя, всего израненного, но живого, нашли под берёзой. Собравшись с силами, велел он пересчитать потери, а когда узнал, прослезился и обратился к павшим: «Братья, бояре, князья и дети боярские! Суждено лежать вам здесь, между Доном и Непрядвою, на поле Куликовом. Сложили вы свою голову за землю Русскую, и за веру христианскую. Простите меня, братья...». 

В Москве народ со слезами встречал уцелевших в битве. В Свято-Троицком монастыре   Сергий Радонежский отслужил литургию за победу русского оружия над татарами и помянул   инока Александра Пересвета (причислен к лику святых), а также всех павших на поле Куликовом. 

После Куликовской битвы Дмитрий Донской прожил ещё девять трудных лет. Через два года Москва была сожжена ордой хана Тохтамыша. Князь за свои деньги похоронил убитых и принялся восстанавливать Москву. Тяжкие и неусыпные труды по сбережению Русской земли сказались на его здоровье. Ушёл он из жизни в 38 лет (19 мая 1389 года), прожив только на пять лет больше своего отца. А когда умирал, завещал Русскую землю своему сыну Василию, не спросив об этом позволения хана Золотой Орды. Похоронили князя в Москве,  его останки покоятся в усыпальнице Архангельского собора Кремля, рядом с прахом его предков.

*

Помнят Дмитрия Донского в России. На памятнике "Тысячелетие России", возведённом в Новгороде в 1862 году, есть скульптура Дмитрия Донского. Он изваян наступившим ногой на поверженного татарина. В императорском российском флоте его именем называли корабли, в наши дни самая большая атомная подводная лодка в мире называется Дмитрий Донской. 

Танковая колонна имени Дмитрия Донского, созданная на деньги верующих в 1944 году, громила врага во время Великой Отечественной войны. В 2004 году Русская православная церковь учредила орден святого благоверного великого князя Дмитрия Донского. Награждают орденом священников, участников боевых действий и тех, кто активно укрепляет связи между Русской православной церковью и армией. В Москве построили храм Дмитрия Донского и поставили ему памятник. Стоит ему памятник и в Коломне. Во многих российских городах его именем названы улицы, ему посвящены художественные книги, научная и научно-популярная литература. В 1995 году вышла почтовая марка с изображением князя. 
А мне с юных лет врезалась в память строчка из школьного учебника, что «белокаменной когда-то в старину звалась Москва». Когда деревянные стены Кремля сгорели в пожаре, именно Дмитрий Донской восстановил их каменными.