Варфоломей: раскольник или еретик?

722 0 Юрий НОСОВСКИЙ - 15 сентября 2018 A A+

Епископ Стамбула Варфоломей, именующий себя «Вселенским Патриархом», объявил о начале процедуры предоставления автокефалии украинским раскольникам. Но проблема лежит гораздо глубже — в претензии иерарха, переметнувшегося на сторону врагов не просто православия, а христианства вообще, на роль «православного Папы». 

После прошедшего 1-3 сентября Архиерейского Собора Константинопольского патриархата Варфоломей назначил двух «экзархов» на Украину с целью «подготовить почву для нормализации там церковной ситуации». Собственно, итогом этой нормализации может быть далеко не совсем то, что изначально задумывалось незалежными раскольниками, лже-патриархом Филаретом и кучкой его соперников из более карликовых раскольнических группировок, а также поддержавшими их бандеровскими политиками. 

Они-то грезили о получении полноценной автокефалии, — то есть полной церковной независимости и становлением гипотетической новоиспеченной церкви в один ранг с уже общепризнанными Поместными Церквами. А лидером этой структуры намеревался стать главраскольник Филарет из так называемого «Киевского патриархата».

Что же реально сделают эмиссары Варфоломея — пока доподлинно неизвестно. Вполне возможно, что те просто «восстановят историческую справедливость», — в понимании своего стамбульского шефа, конечно, — в виде создания Киевской митрополии, подчинявшейся КП до 1688 года, пока ее не передали в юрисдикцию РПЦ. Думается, назначение сразу двух экзархов — не более чем тонкий дипломатический ход Варфоломея, дабы в Киеве не сразу заподозрили откровенную подставу. 

Ведь греческое слово «экзарх» означает не что иное, как внешний управляющий. Достаточно сказать, что сам раскольник Филарет в бытность Киевским митрополитом в составе Русской православной церкви тоже носил титул «Патриарший Экзарх Украины», то есть осуществлявший церковно-административную власть над всеми епархиями на территории УССР, а не только Киевской области.

Так что назначение Варфоломеем одного экзарха сразу бы дало понять, что его истинное намерение — просто подмять под себя украинскую церковь, дав ей всего куцый статус экзархата, обычной митрополии. Не имеющей права даже избирать себе предстоятеля (его бы назначали из Стамбула) — в отличии от, скажем, полностью автономной в составе РПЦ Украинской православной церкви. Но раз этих экзархов двое, — значит, они якобы только временные, пока не слепят в «великой европейской державе» отдельную церковь, независимость которой тут же освятит своим томосом стамбульский епископ. Ну-ну, как говорится, блажен, кто верует…

*

Но самое смешное (и одновременно грустное) заключается в том, что настоящая автокефалия, стопроцентная церковная независимость из рук константинопольских великих комбинаторов… не светит бандеровцам в любом случае! Даже при самом формально благоприятном для них варианте с дарованием вожделенного «томоса».

Потому что согласно нынешним воззрениям стамбульского епископа и его команды реальной автокефалии де-факто лишаются все без исключения Поместные Церкви тоже! В самом деле, на упоминавшемся выше архиерейском соборе КП среди прочего была озвучена прелюбопытнейшая идейка: «Лишь один Константинопольский патриарх имеет привилегию судить и решать конфликты епископов, духовенства, митрополитов других Патриархов». 

И далее: «Миссия Вселенского патриархата не заключается в навязывании новых экклезиологических принципов, а в сохранении истин веры, традиций и вдохновенных святоотеческих учений, созданных много веков назад. Вселенский патриархат несет ответственность за решение вопросов в церковном и каноническом порядке, поскольку он единственный имеет каноническую привилегию выполнять этот высокий долг». 

Каково! Оказывается, «святоотеческое учение» на протяжении веков состояло в том, что предстоятели, Синоды отдельных Поместных Православных церквей если и решали вопросы внутрицерковной дисциплины, вероучительные вопросы в качестве последней инстанции, — то разве что из-за недоработки Константинополя, якобы всегда бывшим неким церковным Верховным Судом. 

На самом же деле это было далеко не так, — чтобы в этом убедиться, достаточно лишь бегло почитать церковную историю. Как раз в эпоху Вселенских Соборов, — имеющих в православной среде наивысший авторитет. 

Возьмем, например, VII век — монофелитские споры относительно Божественной и человеческой воли в Христе. На протяжении добрых полвека кафедру Константинопольских патриархов занимали еретики-монофелиты, — впрочем, действующие «от имени и по поручению» таких же еретиков-императоров. А вот другие патриархи, чьи канонические территории были уже за пределами границ Византии, — Иерусалимский, Александрийский, Антиохийский (да и Римский тоже — тогда Рим еще не откололся от Православия) — эту ересь не признавали. И в конце концов, с появлением на византийском троне православных базилевсов, добились признания истины — заодно с осуждением «вселенских ересиархов», учителей монофелитской ереси на 6-м Вселенском Соборе.

Приблизительно та же ситуация повторилась с появлением в Византии иконоборческой ереси, — смущавшей империю с перерывами больше 100 лет, — с начала 8-го до середины 9-го столетия. Тогда тоже Константинопольские ересиархи, именующие себе «вселенскими патриархами», оказались в мрачном одиночестве — в то время как православное духовенство и верующие остальных Поместных церквей эту ересь осудили, прервав с еретиками церковное общение. 

Вопрос на засыпку — отчего же, интересно, тогдашние константинопольские владыки, якобы имевшие право «верховного суда» над всей православной общностью, не обвинили в ереси (со своей точки зрения, конечно) православных иерархов Востока и Запада? Да просто потому, что такого права у них никогда не было! Даже в эпоху, когда Византия действительно включала в своей территории почти все наличные Поместные церкви. 

Собственно, последний Вселенский Собор, 7-й, состоялся в 787 году, — а иконоборчество было окончательно изжито в 842 году. И до этого момента иконоборческие лже-патриархи подвергались справедливой обструкции со стороны патриархов, оставшихся верными Православию. И ничего не могли предпринять в духе озвученных недавно Варфоломеем шагов — относительно права окончательного разбора внутрицерковных конфликтов в других Патриархатах. 

Ну, а после последнего по счету 7-го Вселенского Собора (Варфоломею очень хотелось сделать таковым недавнее совещание поддержавших его иерархов на Крите, — но не получилось), если ушлые византийские канонисты что-то и придумали по поводу эксклюзивных полномочий своего непосредственного начальства, — то эти изыски никак не могут считаться обязательными для исполнения другими Поместными Церквами.

*

Думается, именно на этом моменте ныне и должна делать упор церковная дипломатия РПЦ в своей разъяснительной работе с другими церквами-сестрами по поводу антицерковной позиции Стамбула. Потому что если дело бы заключалось лишь в вопросе церковной юрисдикции украинских верующих — это вряд ли вызовет однозначное сочувствие во всех остальных Патриархатах. Кто-то просто недолюбливает церковную Москву, — как, например, Румынская церковь из-за спора о юрисдикции молдавских православных, — или Грузинская в силу известных событий. 

Греческая (Элладская) православная церковь обычно дистанцируется от «вселенского» Патриархата, желая сохранять собственную независимость и управляемость из столицы Греции, а не враждебной грекам вот уже две сотни лет Турции. Но в силу откровенно проамериканской политики нынешнего правительства, недавно даже начавшего отказывать в визах иерархам РПЦ, ожидать от нее поддержки Москве особо не приходится.

Но если лидеры всех Поместных Церквей осознают, что Украина для Варфоломея — лишь проба сил перед его попыткой провозгласить себя настоящим «православным Папой» с его пресловутой «непогрешимостью» в вопросах веры и церковного управления (причем — над всеми без исключения Поместными Церквами), — ситуация может и измениться. 

Собственно, тот же Филарет в случае его гипотетического избрания Патриархом гипотетической автокефальной Украинской церкви первый пошлет в далекое «эротическое путешествие» Варфоломея с его претензиями на верховную власть, попахивающими откровенной манией величия. 

А о предстоятелях других церквей и говорить нечего. Как, кстати, и о политическом руководстве их государств, — вряд ли обрадующихся тому, что отныне влияние на их национальные церкви будут оказывать не оно, а далекий Стамбул, согласно подсказкам то ли американского, то ли турецкого президентов. 

На состоявшемся в пятницу 14 сентября заседании Синода Русской православной церкви уже прозвучали отдельные голоса насчет «впадения константинопольского патриарха в ересь папизма». Во всяком случае, их озвучил Глава Отдела Внешних Церковных Сношений РПЦ митр. Иларион — второе по значимости лицо в Церкви после Патриарха. Звучали голоса также и о возможности созыва Всеправославного собора для суда над зарвавшимся якобы «православным президентом». Как это уже не раз происходило в истории Православия, — когда собравшиеся изо всех стран архиереи предавали анафеме константинопольских лже-патриархов-еретиков. 

Впрочем, официальные решения Синода пока намного мягче. Патриарх Кирилл не будет поминать Варфоломея на Литургии, — что является признаком разрыва церковного общения. Запрещается совместные службы с клириками Константинопольского патриархата. Однако при этом продолжает действовать разрешение на участие в службах в храмах КП для обычных мирян.

В общем, как резонно заметил глава пресс-службы Украинской православной церкви Василий Анисимов, «это пока не объявление войны, — а лишь предупреждение». К сожалению, как не хотелось бы показаться плохим пророком, стамбульский епископ, согласившийся играть по заказу Вашингтона разрушительную роль в мировом Православии, предпочитает вести себя сродни хрестоматийному коту Ваське из басни Крылова, который слушает да ест. И пока не почувствует опасность для своей церковной карьеры, — со стороны большинства автокефальных православных церквей, — вряд ли добровольно остановится. 

Пока очередной точкой невозврата может стать 17 октября — дата планового заседания Синода Константинопольского патриархата. Если там будет подписан пресловутый «томос» (или даже просто принят акт о восстановлении церковной юрисдикции Стамбула над Украиной) — ситуация осложнится еще больше. 

Так что ныне и от Московской патриархии, и от ее союзников из числа церквей-сестер требуются не только решительные, — но и быстрые меры по предупреждению не просто раскольнических действий лидера КП, — но и его откровенно еретических новаций по подминанию им под себя всего мирового Православия.