Гребаная история и еще немного страха

Современный триллер – это, конечно, ужасно, но ведь ужасно интересно, не так ли? Если не совсем так, то всегда есть нюансы. Интеллектуальный или психологический – разница, конечно, небольшая, но если в первом случае это инферно, то во втором - обязательное порно. И уж с этим, действительно, трудно не согласиться – лучше прочитать самому.

 

Бернар Миньер. Гребаная история. – М.: Эксмо, 2018

Про автора этого романа Daily Mail писала, что у него огромный талант рассказчика и умение вселить в душу читателя страх; не хуже, чем у Стивена Кинга в его лучших романах. На самом деле, сегодня его причисляют к классикам французского детектива. Сам роман получил престижнейшую европейскую литературную премию Polar de Cognac, а речь в нем о жизни таинственного Генри, похожую на настоящий психологический триллер. Его мать и отец, которых он толком не помнит, давным-давно погибли. Приемные родители увезли его на небольшой остров у берегов штата Вашингтон; они запрещают ему выкладывать свои фотографии в Фейсбуке и пресекают любые расспросы о его прошлом. А теперь Генри стал еще и главным подозреваемым в убийстве своей девушки – ее нашли мертвой вскоре после того, как молодые люди на глазах у окружающих устроили бурную ссору. У юноши, конечно, есть объяснение своей странной жизни, но это настолько нереальная история, что лучше прочесть ее самому. Все равно в этот ужас никто не поверит.

 

Райли Сейгер. Последние девушки. – М.: АСТ, 2018

2_сейгер.jpeg

Десять лет назад Куинси Карпентер поехала отдыхать в «Сосновый коттедж» с пятью однокурсниками, а вернулась одна. Ее друзья погибли под ножом жестокого маньяка. Журналисты тут же окрестили ее Последней Девушкой и записали третьей к двум выжившим в похожих бойнях: Лайзе и Саманте. Вот только, в отличие от них, Куинси не помнит, что произошло в том коттедже. Ее мозг будто бы спрятал от нее воспоминания обо всех кровавых ужасах. Куинси изо всех сил старается стать обычным человеком, и ей это почти удается. Она живет с внимательным и заботливым бойфрендом, ведет популярный кондитерский блог и благодаря лекарствам почти не вспоминает о давней трагедии. Но вот Лайзу находят дома, в ванне, с перерезанными венами, а Саманта врывается в жизнь Куинси с явным намерением переворошить ее страшное прошлое и заставить вспомнить все. Какие цели она преследует? Постепенно Куинси понимает, что только вспомнив прошлое, она сможет разобраться с настоящим. Но не окажется ли цена слишком велика?

 

Людмила Петрушевская. Нас украли. История преступлений. – М.: Эксмо, 2018

3_петрушевская.jpeg

Пока все пишут свою историю прошлого, пытаясь найти в ней компромисс с настоящим, автор этого романа ее уже написала. Одни при этом пытаются вернуться в детство, разузнав, куда уходит лето, оставляя на постсоветском берегу неизменившихся людей, другая расследует, кто у нас все это украл. Точнее, как малыши говорят, кто у нас все это «украли». Помните, в мультике о толстом белом роботе – «мы упали». Так вот, опять вставай страна народная, будем вспоминать, кто у кого чего спионерил в Советском Союзе, сколько пузырьков было в стакане газировки, и зачем у главной героини романа детей зовут одинаково, причем как алкаша в песне Высоцкого. Поскольку Сережа – это уже не в честь Есенина или Эфрона назвали, а для Королева умишка бы не хватило. Сергей-не-гоняй-голубей – это, наверное, что-то вахтанговское, мхатовское, бубнящее нынче над головой у соседки по квартире на каком-нибудь канале «Ностальгия», где показывают «Утиную охоту». Причем, вопрошают в ней, горько, с паузами, вставляя в конце каждой фразы этого самого «Сережу». Словно в пьесе полувековой давности. «Когда же мы друг другу врать перестанем, Сережа?» Тот угрюмо молчит, ему бы пить перестать научится в перерывах между репетициями, а не это самое. Поэтому «когда коммунизм настанет, раньше не получится, Нина» мы в этом романе не услышим.

 

Виктор Хорунжий. Салон «Санта Муэрте». – М.: Де’Либри, 2018

4_хорунжий.jpg

В жанровом отношении этот мистический триллер - экзотический роман о влюбленном юноше по имени Себастьян – вполне можно сравнить с классиками стиля вроде Метерлинка, Эдгара По и даже Стивена Кинга. По сюжету, главный герой узнает, чем занимается ее девушка, работающая визажистом в салоне ритуальных услуг, но это не останавливает его. «Девушка, наконец оставив свое занятие, подняла сияющий взгляд на Себастьяна: она явно гордилась проделанной работой и ожидала от него похвалы. - Как птица в полете… - только и смог вымолвить парень, все еще пребывая под впечатлением от увиденного. - Что? — не поняла Камилла. - Как птица в полете, - повторил он. - Так говорят о людях, занимающихся любимым делом и живущих в нем, словно птица в небе… Он с восхищением смотрел на девушку, от которой не ожидал подобных талантов - особенно в таком месте». И все же речь о смерти, и загробная символика еще никому не приносила добра, а теперь мы еще и узнаем, на что способен тот, кто верит в любовь до гроба, и что только смерть может разлучить его с любимой. Необычен же роман тем, что его герой уверен как раз в обратном, и Смерть не разлучает, а роднит его с красавицей Камиллой.

 

Женя Декина. Плен.- М.: Эксмо, 2018

5_декина.jpg

Автора этого чтива сразу предупреждают, что книга содержит нецензурную брань. А как еще можно отозваться о сюжете, который также анонсирован, как проза нашей жизни? Кому еще пожелаешь такую жизнь? По сюжету, девушка Нина – словно в комедии про Шурика - всегда мечтала узнать, зачем живут люди, и хотела для этого встретиться с Богом. Кто же знал, что вместо этого она окажется в темном подвале? Ну вот откуда берется такое подлое зло в людях? И как среди них может появиться маньяк – не Шурик, но тоже странный тип - убийца юношей и похититель девушек? И ведь это не фантастический триллер, а реалистическое произведение о нашей жизни, которая зачастую невероятнее любой фантастики. «Не злиться и не плакать было сложно. Нину заперли тут, как в тюрьме, морят голодом, заставляют вспоминать грехи и очищаться, но это еще труднее, чем не хотеть есть, – казалось, в животе образовался большой ядовитый шар, он раздувается все больше и прожигает Нину изнутри. Но выхода не было, может, если она очистится быстрее, ее выпустят раньше? Или хотя бы покормят? Впрочем, они все равно никак не узнают, поэтому можно соврать – но врать было некому, к ней даже никто не зашел ни разу. Так. Не сбиваться. Вдруг Бог правда есть и выпустит ее после покаяния. Первый грех, с которого все и началось. Зоя и порно».

Раздел