О нашей надежде

364 0 Сергей СИДОРЕНКО (Украина) - 07 октября 2018 A A+

«…Остаточнэ прощавай росийский импэрии…»
Набор звуков, издаваемых американской шарманкой под названием «Пэтро Порошэнко»

Несмотря на все старания и ухищрения нынешних украинских правителей и их заокеанских кураторов, денно и нощно пекущихся о разъединении и разобщении того, что прежде именовалось Русью; несмотря на нынешнюю слабость России, духовную и материальную зависимость ее «элиты» от Запада, парализующую наше сопротивление, – существуют законы (духовные, экономические, геополитические, исторические и прочие), которые рано или поздно заставят нас слиться воедино и образовать некую общность, живущую единой жизнью, с единым пониманием прошлого и видением будущего. Эти законы независимы от наших сегодняшних суетных желаний и сиюминутных выгод. Они – как своего рода «инструкции» к купленному в магазине товару: если мы не будем им соответствовать, то «придем в негодность», превратимся в исторический «мусор» и будем выброшены на историческую «помойку», либо станем материалом для создания других общностей…
Это наше неизбежное возвращение к единству, прежде всего, обусловлено единством нашей веры, теми зернами спасительного православия, которые были посеяны на нашей «почве» больше тысячи лет назад и которые сегодня мы безоглядно топчем, устремляясь широкими путями в «цивилизованный мир». Однако не все зерна мы затоптали или позволили склевать чужеземному воронью, не все заглушили сорняками наших суетных устремлений, не всем позволили зачахнуть от нашего нерадения… Многие из них в свое время дали всходы, благодаря чему мы всегда можем найти укрытие от бед под спасительной сенью русского православия.

И если бы наш народ в подавляющем своем большинстве руководствовался бы в своей жизни христианскими принципами, то никакие бы разделения на нашей земле были бы невозможны. Ведь все, что с нами теперь происходит, противно христианской совести, требующей единения в любви. Для всякого православного христианина ясно, какой «инстанцией» внушены культивируемые в наши дни эгоистические устремления, ведущие к дроблению и распаду.
Потому-то и так ополчились против нашей веры украинские правители, пытаясь ее подменить каким-то идеологическим продуктом, испеченным очередным политическим кондитером, наивно полагающим, будто этот продукт, замешанный на низменных страстях всяких отпавших от церкви денисенков и К°, способен спасти человека в вечности. 
Одна из причин того, что зерна спасительной православной веры у нас в свое время прижились, – в тех природных условиях, в которых выпало жить нашему народу. Жизнь в этих условиях не располагает к расслабленности, требуя величайшей внутренней концентрации и высших духовных качеств, взращиваемых именно православием. Потому-то столь важна и спасительна была православная вера для наших предков, – научившая их ставить Божий Промысл выше своих человеческих устремлений, воспитавшая в них способность к братской любви и солидарности, к жертвенности…
Что же касается географических условий того края Руси, в котором живет часть нашего народа, называемого сегодня «украинцами», то они неизменно будут диктовать этому краю определенную разумную политику, которая не может не увенчаться единством геополитических устремлений на всем нашем русском пространстве. Как верно подметил в одной из своих лекций историк Владимир Махнач, государства, даже такие небольшие по площади как европейские, как правило, имеют между собою географические границы. Чаще всего пространство, защищенное теми или иными естественными преградами, заполняется тем или иным народом. Мы же, территория исторической России, представляем собой единое пространство, от Карпат до Тихого океана. На этом пространстве, если не считать невысоких Уральских гор, нет разъединяющих естественных географических препятствий. И даже большие сибирские реки служат скорее средством коммуникации, представляя собою в тех местах, где они протекают, удобные транспортные пути, в том числе и в зимний период, который длится в этих краях по полгода и дольше. Возведение на этом пространстве каких-либо искусственных границ лишь тормозит хозяйственное развитие всех территорий, находящихся на его протяженности.

Все это очевидно. Поэтому неудивительно, что такой паталогический русофоб как Яценюк принял в свое время это печальное для него обстоятельство особенно близко к сердцу. Но так как горы по его хотению передвигаться отказывались, и не могли выстроиться в виде естественного препятствия между Украиной и Россией, то стал инстинктивно возводить стену из проволоки. Жалко лишь, что ему, из-за премьерской занятости, несколько не хватило фантазии. Его высокие полномочия позволяли ему инициировать всенародное возведение насыпи на всем протяжении украинско-российской границы – вроде Трояновых валов, – которая позволила бы отделить нынешнюю «европейскую цивилизацию» от «московских варваров». Заодно она могла бы служить наглядным символом, указывающим на коренное цивилизационное различие «украинцев» и «москалей», которое лучше всего выражается словами очень похожего на Яценюка персонажа известной украинской комедии «За двумя зайцами», Свирида Петровича Голохвастова: мы – «это что-то одно», а они – «что-то другое»… Подобное сооружение непреходящей цивилизационной значимости могло бы получить и соответствующее звучное название, которое бы осталось на века – как «вал Яценюка». 
В этом своем противостоянии с географическими особенностями нашей среды обитания Яценюк, конечно, не одинок. К примеру, совсем недавно, движимый теми же инстинктами и «вдохновляемый» теми же бесами, министр инфраструктуры Украины Омелян грозился «привести в бездействие» всю транспортную инфраструктуру, соединяющую нынешние Россию и Украину…

Однако, шутки в сторону. Возвращаясь от Яценюка и его последователей к серьезным предметам, стоит заметить, что в мире есть вещи, которые намного сильнее даже амбиций самого Яценюка. Например, необходимость налаживания экономических и торговых связей между Китаем (и стоящей за ним всей Юго-Восточной Азией) и Европой, потребность в прокладке между ними надежных транспортных коммуникаций, кратчайший путь для которых проходит через территорию нынешней России и то, что теперь именуется «Украинской державой». Реализация упомянутого великого проекта сулит всем, кто находятся на этом пути, немалые выгоды. И если мы вспомним, что когда-то наша цивилизация возникла на торговом пути «из варяг в греки», то можем и теперь надеяться, что прокладываемый в наши дни торговый путь «из европ в китайцы» поможет всем нам выбраться из того гибельного положения, в котором мы теперь оказались. (Конечно, если не очень патриотичные и падкие до материальных благ правящие элиты наших стран не утратят контроль над этим транзитом в пользу желающих его «оседлать» «партнеров» с Запада или с Востока…)

Можно не сомневаться, что нынешние украинские власть предержащие, дабы угодить заокеанским кураторам, попытаются поступить с этими транзитными возможностями примерно так же, как они поступили с уже существующим трубопроводным транзитом из России в Европу, – занимаясь его блокировкой, пусть и во вред самой Украине, но лишь бы таким образом насолить «москалям». Движимые этим «патриотическим» порывом, они вполне способны и рельсы разобрать на украинских железных дорогах (под видом переформатирования их на европейский стандарт), и сдать их на металлолом, куда еще прежде могут поступить те самые трубопроводы, которые очень скоро по милости тех же украинских «патриотов» резко утратят свое значение. Но, несмотря на упорно возводимые Россией окольные пути, обходящие беснующуюся Украину, какая-то часть транзита после наступления спокойных времен может достаться и Украине. А потребности упомянутого торгового пути таковы, что даже при самом неблагоприятном развитии ближайших событий украинская часть пути будет и выгодна, и востребована – даже если ее придется преодолевать, нарушая волю украинских правителей, в частном порядке и на гужевом транспорте…

Впрочем, надежда Украины, если ей удастся излечиться от своих болезней и фобий, – не только на транзит и на какие-то элементы посреднической роли между экономическими полюсами силы современного мира. Существуют и другие сферы хозяйственной деятельности, в которых этот край мог бы проявить себя в более достойном и самодостаточном качестве.
Конечно, нельзя не отметить головокружительных успехов нынешних правителей Украины, стремительно перестраивающих бывшую всесоюзную «кузницу, житницу, здравницу» во всемирную «житницу» генномодифицированных продуктов, а заодно и в источник пополнения белыми рабами европейских экономик и домашних хозяйств, а также выращивания украинцами на себе «запасных» органов для более достойных здоровой жизни европейских людей. И нельзя не видеть того, что и былую «кузницу» почти уже разукомплектовали и сдали на металлолом… И тем не менее, переориентация с Запада на Россию открывала бы для Украины возможность надеяться на возвращение себе достойной экономической роли. 

И если на европейском рынке Украина не способна составлять конкуренцию производителям сельхозпродукции из стран Средиземноморья, по причинам более сурового климата, то после хозяйственной переориентации на Россию (которой, для его духовного спасения, неизбежно придется так или иначе обособляться), будет в более выигрышном положении в сравнении с другими русскими землями и сможет восстановить свое значение «житницы», питающей своей продукцией население бывшего Союза. В этой связи нелишним будет вспомнить, что наши региональные успехи на этом поприще в советское время не в последнюю очередь были связаны с использованием дешевых энергоресурсов, поставляемых с территории нынешней России.
Кстати, если под словом «житница» понимать именно «производительницу зерна», в чем Украина сегодня преуспевает, конкурируя с Россией и Казахстаном, то и тут наша «житница» имела бы больше пользы, если бы эта конкуренция трансформировалась в сторону согласованной политики, которая бы позволила усилить наши общие позиции на мировом рынке зерна. 

Что же касается «здравницы», то комфортный украинский климат и значительная приморская полоса очень скоро позволили бы этому краю восстановиться в таковом качестве. И если Русскому миру суждено еще возродиться, то, несмотря на всевозможные преимущества всяких заморских курортов, русскому человеку сподручнее было бы отдыхать на Русском море (как в древности называлось Черное море). И тогда мы действительно сможем сказать, что «не нужен нам берег турецкий, и Африка нам не нужна»…
Таким образом, роль «житницы» и «здравницы» может быть быстро восстановлена. А затем, после нормализации всей нашей жизни, и «кузница» потихоньку сможет восстанавливаться. Тем более что, в хозяйственном отношении, и нынешняя Россия и нынешняя Украина представляют собой дискриминируемые и эксплуатируемые территории, которые не имеют шансов быть допущенными в сообщество привилегированных держав. Да и само безудержное стремление туда ценою утраты наших цивилизационных ценностей – нельзя не признать постыдным и гибельным. Поэтому, вместо штрейкбрехерской политики, нашим странам лучше было бы проявлять экономическую солидарность и согласованную экономическую политику, устремленную к единению и восстановлению утраченного положения.

Помимо духовного единства, начало которому положено нашим крещением в качестве единого русского народа (а не «украинского» или, к примеру, «советского»), помимо того, что наше единство диктуется пребыванием на едином географическом пространстве, – к единству нас взывает и общая наша история, общие воспоминания о свершениях, победах и бедах… Вся наша история является наглядным свидетельством спасительности нашего единства и гибельности для нас раздельного существования. И даже когда Русь столетиями была разодранной на части – эти части стремились к единению, обусловленному единством нашей веры.
Поэтому и теперь, несмотря на новое разделение, мы рано или поздно вынуждены будем признать всю тщетность и пагубность нашего безумного бега за европейскими миражами. И уяснить для себя, что Европа, и Запад вообще, в силу своих мировоззренческих установок, никогда не признают нас своими, равными себе, хотя и готовы нас использовать в своих целях, сопровождая это какой-нибудь поощряющей нас риторикой. Рано или поздно мы осознаем, насколько гибельно для нас пытаться жить чужой жизнью, попирая спасительные духовные опоры, оставленные нам предками, меняя нашу правую веру на сомнительные чужеземные «блага». 

Если нам еще суждено продолжать свое историческое бытие, то это наше будущее немыслимо без правдивой памяти о прошлом: о жизни нашего народа в сложных исторических обстоятельствах, о его ответе на внешние вызовы, о его борьбе за сохранение своей веры и национальной идентичности. Опыт, обретенный в этой борьбе, для нас бесценен. Всерьез задумавшись о нашем спасении, мы непременно осознаем и всю степень скудоумия или преступного умысла тех, кто ради сиюминутных политических выгод манипулировали нашей историей, подменяли ее искусственными поделками, искажали ее смысл… Подтверждением того, что спасительная для нас память еще жива, является ежегодное шествие Бессмертного полка по нашему пространству, раздираемому внешними силами и нашими собственными духовными недугами. 
Справедливости ради стоит сказать, что нам неизбежно придется исправлять и определенные диспропорции в восприятии нашего прошлого, – когда во времена сравнительно безмятежного общего существования разорванных ныне частей единого русского целого, изучению истории собственно Южной (или Малой) Руси уделялось недостаточно внимания, чем и воспользовались наши противники для ее фальсификации. К сожалению, эти самые противники до сих пор намного лучше, чем их российские оппоненты разбираются в украинских делах, что позволяет им использовать Украину в качестве орудия своей антироссийской политики. 

Наше единение будет спасительным и для развития нашей культуры. Ведь нынешние культуры частей раздробленной великой страны, лишенных достойных смыслов своего существования, обречены мельчать и деградировать, развиваясь в «местечковом формате».
Что касается Украины, то сам отказ от официального статуса русского языка и обязательного образования на нем – в крае, где большинство населения разговаривает по-русски и где вся словесность на протяжении многих столетий создавалась на русском языке, – свидетельствует лишь о переводе народа этого края на уровень «обслуживающего персонала» и дешевой рабочей силы. Превращение жителей края в бессловесную рабочую силу, «не помнящую родства», – цель тех закулисных махинаторов, которые затеяли весь этот балаган с «нэзалэжностямы», «майданами» и прочим, – длящийся непрерывно на протяжении трех последних десятилетий…
Говоря о культуре этого края, нелишним будет вспомнить о том, что самые великие произведения словесности, написанные выходцами из территории, на которой теперь умостилось украинское «государство», – созданы на русском языке… Достаточно вспомнить творения Гоголя, Булгакова, Короленко… И несмотря на все старания украинских власть предержащих заменить великую русскую словесность словесностью украинской, нельзя не признать, что это невозможно. Такие великие произведения как «Тарас Бульба» или «Белая гвардия», или посвященная Украине пушкинская «Полтава» – просто так, по указке из Вены, Берлина или Вашингтона и по хотению их временных киевских марионеток – не создаются. Они плод пережитой исторической трагедии, памятник напряженнейшей борьбы за сохранение своего национального облика. 
Все это в неменьшей степени касается и развития культуры в Российской Федерации, – где великую русскую культуру продолжают считать своей, однако сегодня она, в условиях отсутствия достойных смыслов, направляющих народную жизнь, обречена на вырождение…  

Важнейшим же препятствием для построения на части исконной русской земли обособленного нерусского – «украинского» – государства является то, что у этого, украинского, проекта – по большому счету нет смысла, способного наполнить человеческую жизнь достойным содержанием. Украинский проект не дает внятного ответа на вопрос, ради чего этой части Руси отделяться от остальной России, с ее великой историей, великой культурой и огромным потенциалом, – притом, что сама Украина, бывшая Малая (или Южная) Русь, являлась не просто составной, но одной из ключевых частей этой великой цивилизации.
Сегодняшняя Украина – это бессмысленное государственное образование и временное прибежище тех, кто несмотря ни на что желает устроить свои материальные дела, половить рыбку в мутной воде, или кто доведен до такого состояния, что кроме простого стремления выжить, здесь и сейчас, ни о чем другом не способен думать.
Конечно, если живущему на Украине человеку и его детям угрожает голод и холод (вспомним радикально повысившиеся цены, в том числе и на газ), или его угрожают убить, или он просто патологически жаден, и ему все равно, чему служить – лишь бы платили побольше денег, – то ему вполне подойдут смыслы, в рамках которых понуждают жить нынешних украинцев.

Однако если говорить не о «смыслах», достаточных для обитателей животноводческой фермы, а о смыслах, достойных человека, как образа и подобия Божьего, – то таких смыслов украинский проект не предполагает.
Поэтому изобретаются, сменяющие друг друга, всякого рода искусственные смыслы. Поочередно, дабы поддерживать в головах «кипение воспаленного разума», подбрасываются смыслы-пряники или смыслы-кнуты. Мы помним, как с самого начала украинцев завлекали голосовать за независимость от России ради того, чтобы стать зажиточными как Франция или Германия. Затем, чтобы не допустить «возврата к прошлому», пугали голодоморами и прочими страшилками. Затем новоиспеченная «нация» несколько лет жила предвкушением хэппи-энда, который должен был наступить, когда Украина на пару с Польшей проведут чемпионат Европы по футболу. Затем были мечты о скором вступлении в Евросоюз, постепенно трансформировавшиеся в мечтания о получении пресловутого «безвиза».  Теперь же, после того как была развязана кровавая война на Донбассе, повлекшая за собой множество жертв с обеих сторон конфликта, изобретательные «инженеры украинских душ» предлагают создаваемой ими «нации», в качестве смысла ее существования, ненависть к России, выставляемой ими виновницей этих жертв.

Это и является тем «итоговым смыслом», к которому «нацию» вели все годы украинской «независимости», желая из части русского народа создать «сознательное» орудие антирусских замыслов. В результате, весь смысл существования «нации» не выходит за пределы обслуживания заокеанских интересов.
Этот смысл нельзя признать достойным для великого народа, не однажды в своей истории доказывавшего способность к подвигу и великим свершениям. Надежда для нынешних украинцев на возвращение к достойным смыслам – в воссоединении с Россией, которая остается наследницей нашего великого прошлого, и в которой, несмотря ни на что, еще не утрачена возможность для реализации русской идеи, состоящей в воплощении христианского идеала. Речь идет о том идеале для человека, в его отношении к Богу и ближним, и о том строе человеческих отношений, который в свое время получил название Святой Руси. Этот идеал частично воплощался на Русской земле в разные эпохи и в разных формах, элементы его были явлены даже в формально безбожное советское время.
Поэтому украинские «патриоты», радующиеся сегодняшним неудачам России и ждущие ее погибели, – на самом деле ждут собственной погибели (если, конечно, это не «патриоты» такого рода, которые после выполнения «миссии» оставят наши пределы и отбудут в земли обетованные…)

Однако, к сожалению, духовная слабость сегодняшней России, связанная с либеральным мировосприятием не только властей, но и воспитанного ими простого народа, пока не позволяет ей проявить себя в качестве страны, наследницы нашего великого прошлого, и осуществить освободительную миссию по отношению к отторгнутым от нее русским землям. 
Новая Россия не воспользовалась представившейся для этого возможностью в 2014-м году – после незаконного захвата власти на Украине и вопиющих злодеяний киевской хунты, – когда законность освобождения Украины от майданных самозванцев была для всех очевидной. Это позволило бы строить совместную жизнь с «чистого листа», не повторяя пагубных ошибок прошлого и добиваясь благодатного преображения всех сторон нашей жизни. Конечно, это потребовало бы изменения привычных для российской власти подходов во внутренней и внешней политике. 

То, что этого не было сделано – крайне пагубно повлияло на дальнейшее развитие событий и на возможность исправить ситуацию в будущем. Оставленное в безнадежном состоянии население Украины, даже лояльное к России и ждавшее от нее помощи, вынуждено было в той или иной степени занять соглашательскую позицию по отношению к хунте. Многие из этих людей, по принуждению властей или под давлением сложившихся обстоятельств, стали прямыми или косвенными сообщниками преступлений, совершаемых киевскими властями. И после этого, – не желая нести ответственность за содеянное или просто признавать свою неправоту (ибо неверующие люди, из которых по большей части состоит народ на Украине и в России, склонны, как правило, оправдывать свои действия), – будут теперь стоять «на своем» и станут поддерживать антироссийскую политику киевских властей.
Поэтому теперь – в условиях войны, при культивируемом с обеих сторон недоброжелательстве, взаимной нетерпимости, усиленной жертвами, – для уврачевания нашего национального раскола от официальной России требуется совсем новая ответственная политика, лишенная либеральной и монетаристской составляющей. А для воплощения этой политики необходимо достаточное количество людей «нелиберального» духовного склада. 

Однако Россия, в теперешнем своем виде, пока духовно не готова к этой исторической миссии. Ни то, что считается сегодня ее «элитой», ни развращенный этой «элитой» народ – не способны решить данную историческую задачу. Послесоветская РФ тоже оказалась заражена гибельным украинским вирусом, побуждающим к эгоистической жизни, в «хате с краю». И те, кто, спасаясь от агрессивного и всеразрушающего «жлобства» украинствующих, переместились из Украины в Россию, столкнулись в России с подобного же рода «жлобством» тех, кто считают себя «русскими». И если представить, что «московский народ», в сегодняшнем его состоянии (к примеру, тот, который мы встречаем на интернет-форумах, посвященных Украине), хлынет на Украину для «наведения порядка» – то ничего хорошего от такой перспективы ждать не приходится. Пока что правящему слою России Украина нужна вовсе не для высоких объединительных целей, а лишь в качестве иллюстрации того, что не нужно устраивать «майданы» и протестовать против политики властей. Эту «иллюстрацию» в России денно и нощно «крутят» народу по телевизору.

К сожалению, и русская церковь за это время не вышла из своей резервации и не стала воспитателем для властей и для народа. И нынешние «Варфоломеевские дни», сотрясающие русское православие, явились закономерным следствием невнятной позиции наших иерархов по многим вопросам, давно уже требующим ответов.
Поэтому дальнейшие действия, направленные на поиски выхода из гибельной ситуации к спасительному единению, придется уже предпринимать с учетом того, что и современная Россия не сохранилась в качестве живой части бывшей нашей страны, а существенно изменилась в нелучшую сторону… 
Однако отсидеться в своей «хате с краю» у нынешних россиян все равно не получится. Потому что, если в России ничего не поменяется, внешние силы, опираясь на это самое «жлобство», легко превратят оставшуюся часть России в несколько десятков «украин».
После того как в 2014-м году был упущен шанс освобождения Украины и совместного с Украиной отстаивания нашей самостоятельности, наших цивилизационных ценностей, нам придется теперь по отдельности приходить к осознанию жизненной необходимости восстановления нашего единства. 

От России это потребует коренного преображения всего ее жизненного устройства, смены ценностных приоритетов развития, отхода определяющего большинства населения от либеральных, эгоистических мировоззренческих установок.
Что же касается Украины, то ее народ, находящийся в подневольном положении, рано или поздно неизбежно почувствует на себе расистское отношение Запада, который никогда не признавал украинцев равными себе и лишь использует их в своих интересах. Все указывает на то, что нынешними «пряниками» на Украине вряд ли закончится – и ей следует ждать от «благодетелей» еще много всяких «сюрпризов». У Запада, к примеру, вполне может появиться соблазн облагодетельствовать Украину посредством размещения там лишних гостей из южных стран, наводнивших теперь Европу. Если Запад вознамерится повесить на Украину эмигрантов из Африки и Ближнего Востока, то украинская власть, готовая на все услуги, не посмеет ему отказать. И тогда не только «широкие народные массы», оболваненные украинским телевидением, но и даже самые закоренелые украинские националисты решат, что лучше иметь дело с «расово неполноценными», по их мнению, «москалями», разбавленными выходцами из бывших среднеазиатских республик, чем с новыми гостями… 
И когда у народа Южной (Малой) Руси наступит массовое осознание гибельности упований на Запад, а у народа Руси Северной (Великой) – благодатное преображение, выраженное в готовности строить свою жизнь на неэгоистических, немеркантильных, христианских началах, – то однажды колонны крестного хода или Бессмертного полка из России и Украины, идущие навстречу друг другу пересекут границу и восстановят наше единство.