Поэт и воин-герой Мирза Геловани

В 1917 г. возле грузинского местечка Тионети родился будущий поэт и герой Великой Отечественной войны Реваз (Мирза) Геловани. Он прожил всего 27 лет, но память о нём жива до сих пор.

Писать стихи Реваз начал ещё в детстве, а публиковаться – с 18 лет. В 1930-х активно печатается в грузинских журналах, работает корректором в издательствах. Он мог бы стать звездой грузинской литературы, но погиб в июне 1944 г. при форсировании Западной Двины в ходе операции «Багратион», названной в честь выдающегося грузинского полководца Отечественной войны 1812 г.

Впрочем, звездой он всё равно стал. И пусть фашистская пуля вырвала его из рядов живых, его стихи остаются с нами до сих пор, несмотря на то, что со дня его гибели прошло 74 года. Почти целый век…

«Я был мальчишкой, озорным и звонким, и по утрам, с бузиновым ружьём, как взрослый, пояском затянут тонким, я с другом прибегал сюда. И небеса над нами голубели, и плыли облака издалека, и ты была мне вместо колыбели, моя Иори, горная река» – это строки из лирического стихотворения Геловани «Разговор с Иори». Он вырос на её берегах, а погиб за тысячи километров от неё, в Белоруссии, на берегах другой реки, в звании капитана танковых войск. 

Воин и поэт, он не мог не писать о войне.

«Ты помнишь, пуля мимо пролетела, но сердце друга встретила она? Лежал он у ограды церкви бывшей в шинели непомерной ширины, ещё не знавший счастья, не любивший, неделю не доживший до весны».

«Выстрелы, кровь и стенанья… Едва ли я позабуду их вечером мирным…Как замерзали, о, как замерзали зори вечерние во поле минном!»

«Мне ночью, настороженной и грозной, идти с разведкой к вражескому краю. Мне сумерки принадлежат и звёзды, а вот рассвет увижу ли, не знаю…» 

«Помнишь Днепр, холодный, мутный, как рассвет? Осень листьями дороги устилала… Был я ранен, а остался только след… Небо Родины, как лекарь, исцеляло».

В Красную Армию Геловани призвали в 1939 г. К началу Великой Отечественной войны он был уже опытным бойцом. Настрой его писем домой – всегда боевой, решительный и энергичный. Вот выдержки из его весточек родителям: «Как я благодарен вам, что вы привили мне любовь к оружию с детства. Любовь к оружию, правде и мужеству».

«Сотни тысяч юношей уже успели погибнуть, и их кровь зовёт меня в бой… Нет пули, которая сразит меня, ибо корни мои в той стране, которую убивали и которая всегда возрождалась и не умирала».

«Верьте, дорогие мои, если в этой войне моя жизнь прервётся, если мне суждено умереть, моя жизнь очень дорого обойдётся врагу».

А вот выдержка из письма августа 1941 г.: «Прекрасный народ русские!.. Я уже познакомился с Россией, и рад, что она так хороша». 

Удивительно, но солдаты, воевавшие под командованием капитана Геловани, даже не подозревали, что их командир – известный человек в мире грузинской литературы. 

Узнали они об этом только после его гибели. В 1965 г. имя Геловани значилось в издании «Советские поэты, павшие на Великой Отечественной войне» (Москва – Ленинград, издательство «Советский писатель»).

До 1963 г. родители капитана Геловани ничего не знали о его судьбе. Он был захоронен в белорусском лесу, у дороги, а в 1952 г. его останки перенесли в братскую могилу у села Санники Витебской обл. 

Благодаря письму местных пионеров родственникам Геловани в Грузию могила павшего героя была отыскана. К сожалению, мама Мирзы об этом так и не узнала. Она ждала его и верила, что когда-нибудь сын вернётся, и умерла незадолго до письма из Белоруссии. 

В одном из своих стихотворений Геловани писал, что слово поэта должно быть подобно пуле снайпера-солдата. Его увесисто-стремительное слово было именно таким. В 1975 г. Мирза Геловани был посмертно награждён литературной премией им. Шота Руставели.