РПЦ: «жёсткие» меры в «мягком» смысле»

1112 0 Иван ГОЛУБНИЧИЙ - 16 октября 2018 A A+

РПЦ разорвала евхаристическое общение с Константинопольским патриархатом. Судя по всему, это и есть та самая «жёсткая мера» на которую намекалось накануне. Не берёмся судить, насколько чувствительна эта мера оказалась для «константинопольских; время покажет. Однако то, что эта мера имеет явственно выраженный «оборонительный» характер, сомнений не вызывает.

Всё выглядит в том же русле компромиссов и оглядок, которые практикуются все последние десятилетия во внешней политике (церковь сегодня является фактором политики, и мы всего лишь обозначаем очевидное). Мы всё время «оставляем за собой право» на какие-то действия, которые потом виртуозно не происходят и столь же виртуозно забываются. В этом часто проявляется двойственность нынешней неофициальной (а фактически и официальной) российской идеологии и внешней политики. Двойственность эта обусловлена неистребимым стремлением нашей «элиты» быть частью «элиты» мировой, и, в соответствии с этим, крайняя неохота «сжигать корабли».

С определённых позиций такой стереотип поведения является естественным. Но наступает момент, когда всё, торговаться нельзя и не имеет смысла: маски сброшены, карты раскрыты, цели ясны. Но... привычка осталась, и осталась крайняя неохота лишать себя мечты о вхождении в «высшее европейское общество». В церковных делах всё так же, т.к. там такие же люди. Абсолютно такие же, с теми же интересами и, увы, комплексами. 

Вы вдумайтесь в формулировки: «Это было вынужденное решение, но иного не мог принять наш Священный Синод, поскольку к этому вела вся логика последних действий Константинопольского патриархата». За всем этим прочитывается: «Мы не хотели... Мы вынуждены... Но если вы вдруг... То тогда мы, разумеется...»

Перед кем вы извиняетесь? И на что вы рассчитываете? Те, к кому вы обращаетесь, нужно отдать им должное, давно «сожгли мосты» и готовы идти до конца. Подобными экивоками вы только утвердите их в этом намерениях. 

Мы, светские люди, далеки от намерений учить церковные структуры соблюдению своих конфессиональных интересов. Но сейчас жизнь распорядилась так, что эти интересы стали видимым выражением интересов России и Русского мира – русских, малороссов, белорусов, как верующих, так и неверующих. И это, на наш взгляд, налагает на церковь особые обязательства. Грозились быть жёсткими? Сделайте что-нибудь действительно жёсткое. Не бойтесь. Хуже, чем есть, уже не будет.