Будет ли в Грузии «ренессанс» Саакашвили?

346 0 Юрий НОСОВСКИЙ - 13 ноября 2018 A A+

28 октября в Грузии состоялся первый тур президентских выборов. И хотя полномочия грузинского главы государства ныне сродни тем, что у «английской королевы», но от итогов второго тура можно ожидать всего, даже очередной «революции».

Действительно, власти у грузинского президента согласно поправкам в Конституции, что от времен Саакашвили, что по свеженьким, от 2017 года – с гулькин нос. Пожалуй, даже у молдавского президента Додона, который регулярно «троллит» правящее парламентское большинство, отказываясь утверждать назначенных им министров, возможностей «поиграть мускулами» будет побольше, чем у его грузинского коллеги. 
И вообще, нынешние выборы в кавказской республике последние, что проходят с участием всех граждан. Следующий президент уже будет избираться избирательной коллегией, состав которой реально будет зависеть от действующего состава парламента.
И все же текущая президентская кампания важна для Грузии, как минимум, так же, как и так называемые «промежуточные выборы» в Конгресс США. Происходящие аккурат через 2 года после самых главных выборов лидера «цитадели демократии». А исход их зависит в значительной мере от того, как проявил себя избранный два года назад президент. 
Хорошо – тогда и его партия сохранит (или даже завоюет) большинство в одной или обоих палатах Конгресса. Плохо проявил – может это большинство потерять. И тогда, хотя глава исполнительной власти и не обязан уходить в отставку, но работать без законодательной поддержки ему будет трудно. Да и попытаться переизбраться тоже, раз его партии уже вынесли «промежуточный вотум недоверия». 
Хотя, как показывает американская политическая практика, было немало случаев и того, что получившие «черную метку» от избирателей президенты учитывали допущенные ошибки и к новым выборам вновь добивались доверия большинства сограждан.   
При оценке нынешней грузинской ситуации создается впечатление, что действующая власть попыталась «схитрить» в плане получения своей «отметки на экзамене», якобы туда «не явившись». Действительно, формально правящая коалиция партий «Грузинская мечта» миллиардера Бидзины Иванишвили кандидата в президенты не выдвигала. Впрочем, не скрывая особой поддержки якобы «независимого кандидата» Саломе Зурабишвили. 
Но вот оппозиционная партия бывшего президента Саакашвили, «Единое национальное движение» своего кандидата, Григола Вашадзе, выдвинула, и тот в первом туре набрал всего чуть меньше, чем один процент голосов, нежели «независимая» Зурабишвили – 37.74% против 38.64%. 
А третьим по рейтингу кандидатом стал лидер партии «Европейская Грузия» Давид Бакрадзе, с его симпатиями почти 11% избирателей. Который на президентских выборах 2013 года был выдвиженцем от уходящего по истечению двух сроков пребывания на посту Саакашвили. 
Спустя 3 года, правда, Бакрадзе слегка поругался с соратниками по парламентской фракции ЕНД – и откололся от нее в отдельное образование. Но сейчас, после непрохождения первого тура, вполне прогнозируемо призвал своих сторонников отдать голоса за официального кандидата от партии экс-президента. Что с очень большой долей вероятности делает шансы на победу провластно-«независимой» Зурабишвили весьма эфемерными. 

***

Вообще, отчасти ситуация со всеми этими тремя кандидатами вызывает легкую улыбку. У известного писателя Валентина Пикуля есть роман «Битва железных канцлеров» – и этот заголовок вполне годится для описания нынешней избирательной кампании в Грузии. Поскольку эти три действующих лица, в разное время, занимали пост главы МИД, который, по «Табелю о рангах», как раз и соответствовал рангу «канцлера», высшему в гражданской службе, эквиваленту армейского маршала.
Другое дело, что Вашадзе пришел туда после дипломатической работы в МИД СССР (пусть и с большим перерывом), а Зурабишвили – после не менее внушительного 30-летнего дипломатического послужного списка тоже в МИДе – но уже французском. И пересела в кресло грузинского министра прямо из кресла французского посла в Грузии – в 2003 году, после успешного «Майдана», такие кадровые решения считались в «гордой, свободной и независимой» республике в порядке вещей.
Но спустя пару лет франко-грузинская «дипломатесса» разругалась с властью (точнее – с другой властной дамой, спикером парламента Нино Бурджанадзе, пытавшейся «рулить» послами в обход МИДа) – и ушла в оппозицию, сохранив стойкую неприязнь и к Саакашвили тоже. Отчего нынешняя правящая коалиция Иванишвили и сделала ставку именно на нее – как, минимум, в качестве «меньшего зла»

***

Разумеется, не может не возникнуть вопрос – а почему же правящая партия не рискнула выдвинуть на президентский пост своего кандидата? Ведь ныне у нее, по итогам парламентских выборов 2016 года – внушительное большинство в 54%, да и 12% формально «независимых» кандидатов, когда нужно власти, частенько поддерживают ее самые важные инициативы. 
Неужто действительно из-за заявленного благородного желания не «аккумулировать» все важные государственные посты в своих руках – разрешив занять те из них, что понесущественнее, представителям оппозиции? Пусть и такой условной, как франко-грузинская гражданка, уроженка славного города Парижа?  
Все дело в том, что популярность власти за 6 лет ее правления в народе падает все больше. И «Грузинской мечтой» она остается все для меньшего процента избирателей – остальные мечтают уже о других людях при власти. Что и показали даже предварительные итоги президентских выборов.
В самом деле – а с какой стати ситуации в Грузии улучшаться? Да, ее относительно неплохо (в сравнении с той же Украиной, например) «подкармливают» западные покровители – в первую очередь, США. Но не в виде же прямых безвозвратных дотаций – как от союзного бюджета времен «советской оккупации» – а в виде кредитов МВФ и прочих подобных «доброхотов», и обязательно под обязательства «проведения рыночных реформ». 
Последние же, по странному стечению обстоятельств, всегда  противоречат реформам социальным – во всяком случае, в положительном смысле. Как, впрочем, и реальному росту уровня жизни – но это уже общая проблема всех «облагодетельствованных» «благословенным Западом» развивающихся стран, вынужденных жить по рецептам рафинированных либералов.  
При Саакашвили то хоть пенсии поднялись с 8 лари в месяц до 150 – а вот после его ухода если и выросли – то на довольно символические 20-30 лари (1 лари – это приблизительно 40 центов). Зато действующие министры с радостью делятся своими прогнозами о том, что «пенсии будут 750 лари в месяц!» Правда – лишь к 2040 году. До которого, как следует из элементарной демографической статистики, подавляющее большинство нынешних пожилых грузинов просто не доживет….
Впрочем, после осознания грозящего проигрыша, власть вынуждено отошла от столь любимой МВФ «монетаристкой» риторики на тему «сейчас в бюджете денег на повышение соцвыплат нет» – и лихорадочно начала раздавать радужные обещания на более обозримое будущее. Вроде посулов повысить все те же пенсии до 400 лари уже к 2020 году. 
Однако что-то подсказывает, что старенькие бабушки и дедушки решат – гораздо больше шансов дождаться выполнения таких обещаний от власти будет тогда, когда она начнет всерьез бояться проигрыша на новых парламентских выборах через 2 года. Если же сейчас пусть и неофициально-провластный кандидат станет президентом – правительство вновь может расслабиться, и продолжать тратить деньги на что угодно, только не на повышение социальных стандартов. 

***

Видимо, понимая эту опасность, исходящую от народного здравого смысла, ряд представителей правящей партии ныне вовсю стращают слушателей угрозой настоящей «гражданской войны» – если только изберут ставленника Саакашвили. Дескать, начнет он с того, что помилует уже осужденного заочно на несколько лет тюрьмы беглого экс-президента с рядом реально сидящих его соратников - такое право у действующего главы государства действительно есть. А закончится все это кровавыми столкновениями в  духе первых двух лет грузинской независимости -  когда дошло до применения танков и артиллерии противоборствующими сторонами.  
Конечно, в «маленькой, но гордой» кавказской республике с богатыми традициями кровавых  междоусобных разборок нельзя полностью исключить и такой вариант. Особенно, если «бывшим» властителям надоест ждать возможности вернуться к власти законным образом, попытавшись победить на парламентских выборах 2020 года. И они пожелают «оформить» взятие власти побыстрее, путем организации – ну не гражданской войны, конечно – а просто массовых уличных манифестаций, образца «революции роз» 2003 года. 
Тем более, режим Иванишвили сам приучил сограждан устраивать «мини-майданчики» едва ли не ежемесячно. Причем, не всегда они заканчивались «сотрясением воздуха» и «выпусканием пара», без реальных последствий. Так, например, весной после нескольких таких «лайт-майданов» ушло в отставку правительство Грузии. 
Формально – по причине разногласий премьера с парламентариями, но реально – из-за желания правящей элиты «выпустить пар» недовольства тысяч возмущенных людей. Пусть даже в их число входит «золотая молодежь», требующая смягчения антинаркотического законодательства на своем «нарко-майдане». 
Реальные то стратегические вопросы в стране решает не тот или иной министр или даже премьер – а команда «стратегов» во главе с Бидзиной Иванишвили, руководящие «в тени». А их то власти до сих пор уличные протесты и не мешали.
Но что будет, если на улицах Тбилиси начнут требовать уже досрочных выборов всего парламента? На которых «Грузинская мечта» рискует потерпеть сокрушительное поражение?

***

Вообще-то, окончательное решение на этот счет будет приниматься не в Тбилиси Иванишвили, и не в Нидерландах, где ныне скрывается Саакашвили – а в Вашингтоне. Только там решают для своих сателлитов, как квалифицировать уличные протесты – и их разгон. «Зверское избиение мирных активистов» (как во времена недоброй памяти Майданов на Украине) – или «жесткие действия правоохранителей при предотвращении массовых уличных беспорядков» (как во время разгона массовых оппозиционных демонстраций против режима в Тбилиси в 2007 году). 
Посчитают в «мировом обкоме», что мирная передача власти в рамках традиционной для западных демократий «двухпартийной системы» в Грузии будет смотреться лучше, чем «майданократия» – никто из сторонников Саакашвили даже и не «рыпнется» поднимать недовольных на новый Майдан. Для этого  ж большие деньги нужны – а их новые «хозяева жизни» в постсоветских республиках хранят в западных банках, где те очень легко «замораживаются», проверяются на предмет «законности происхождения» и т.д. 
Соответственно, тот же «банковский фактор» может быть задействован и для давления на представителей власти – если дядюшка Сэм решит, что ей надо уходить. Как это тоже было в 2014 году во время киевского Майдана. Когда хорошо оснащенные и мотивированные силовики готовы были разогнать его за несколько часов – но напуганные возможными конфискациями своих капиталов политики-бизнесмены так и не решились дать приказ на такую операцию.
Просто с Грузией дело обстоит намного сложнее, нежели с Украиной времен Януковича. Что Саакашвили, что Иванишвили – одинаково истовые «западники», ну, может, второй чуть меньший «русофоб», чем первый – но, в целом, разницы в стратегическом курсе у них нет. 
Поэтому и процесс передачи власти от первого ко второму в 2012-13 годах был разрешен американцами и прошел очень мирно, конституционным путем. Соответственно, есть большая вероятность, что Штаты и теперь не захотят допустить у своего вассала слишком уж попирающего формальную законность силового захвата власти. 
Но местные оппозиционные элиты могут и умело подогревать протестные настроения. При этом убеждая Вашингтон разрешить им досрочную «перезагрузку власти», дабы перенаправить возмущение людей с истинной причины их бедствий – разрушения СССР и единого хозяйственного комплекса – на «стрелочников» из числа текущих властей. 
И тогда им вполне могут дать отмашку из-за океана на проведения шоу под названием «возмущенный народ реализует свое право на прямую демократию». Конечно, у самих себя что американские, что европейские правящие круги таким не то, что не восторгаются – а дают виновникам крупные тюремные сроки за попытку мятежа. Но это ж у «белых людей» – а не каких-то там «туземцев».  
Как бы там ни было – до второго тура президентских выборов в Грузии, которые должны состояться не позже 2 декабря, особых сюрпризов ждать не стоит. А там, подождём – увидим…