Николай Носов и его «Незнайка на Луне» – учебник политэкономии и обществоведения для самых маленьких

3362 0 Клим ПОДКОВА (Молдова) - 23 ноября 2018 A A+

10 (23) ноября 1908 года родился Николай Носов. Книги этого писателя до сих пор стоят на полках книжных магазинов. «Живая шляпа», «Фантазёры», «Затейники» и пр. рассказы переиздаются каждый год, хотя описанная в них жизнь всё менее напоминает нынешнюю: если в 60-х герои рассказов воспринимались как сверстники, то нынешнему читателю всё труднее воспринимать их как своих современников, что, несомненно, сказывается на популярности произведений.
Однако для большинства из нас Носов прежде всего автор трилогии о приключениях Незнайки. Первая часть «Приключения Незнайки и его друзей» вышла в 1954 году, вторая «Незнайка в Солнечном городе» – в 1958, третья «Незнайка на Луне» – в 1965. На последней части хочется остановиться особо. 
«Незнайка на Луне» попались мне в руки, когда я заканчивал второй класс. Я прочитал повесть за несколько дней и усвоил, что такое акции, принцип действия акционерной компании и как устроена биржа. Ну где можно было 8-летнему мальчишке обрести такие знания в стране развитого капитализма? Можно сказать, что Носов дал мне начальные знания по курсу политэкономии.
Впоследствии я неоднократно перечитывал повесть, и каждое новое прочтение было для меня откровением. Это не сказка, это яркий образец политической сатиры на капиталистическое общество. На каждой странице – перлы, которые можно просто цитировать. Пробежимся по повести и соберём некоторые из них. 

В первый день своего пребывания на Луне Незнайка попадает в полицейский участок, где его принимают за знаменитого бандита Красавчика: шестнадцать ограблений поездов, десять вооружённых налётов на банки, семь побегов из тюрем и укравший в общей сложности ценностей на сумму двадцать миллионов фертингов!

И доблестный полицейский тут же начинает вымогать взятку: 
Да дайте вы мне из этих ваших миллионов хотя бы сто тысяч, и я отпущу вас. А вместо вас я засажу в тюрьму какого-нибудь бродяжку, и всё будет в порядке, честное слово!» 
Постепенно цена за освобождение снижается  до пятидесяти тысяч, двадцати, десяти и: 
«… ну хоть тысячу!»
А потом суд, на котором судья выносит вердикт: 
Красавчик – личность известная! Красавчика все знают. Красавчик – миллионер! Половина полиции подкуплена Красавчиком, а завтра он, если захочет, всех нас со всеми нашими потрохами купит…
Ну, и на десерт об отношении населения к полиции: 
Полицейский комиссар сказал, что все это увёртки, так как отличить полицейского от бандита не так уж трудно. В ответ на это стрелявший из пистолета сказал, что теперешнего полицейского не отличишь от бандита, так как полицейские часто действуют заодно с бандитами. В результате честному коротышке уже совершенно безразлично, кто перед ним: бандит или полицейский.
По-настоящему, обязанность полицейских – защищать население от грабителей, в действительности же они защищают лишь богачей. А богачи-то и есть самые настоящие грабители. Только грабят они нас, прикрываясь законами, которые сами придумывают. А какая, скажите, разница, по закону меня ограбят или не по закону? Да мне всё равно!
Вот коротышка купил в магазине пистолет и коробку патронов к нему. Удивлённому Незнайке владелец магазина мелкокалиберных товаров Жулио объясняет: 
Никто ведь не принуждает его из этого пистолета стрелять. В то же время и стрелять никто не может запретить ему, так как это было бы нарушением свободы предпринимательства.
Буквально двумя абзацами Носов объясняет суть капиталистического правосудия, где всё решают деньги:

– Эй, кто там? Это полицейское управление? С вами говорит господин Жулио, член общества взаимной выручки. У вас имеется арестованный Мигс? Общество взаимной выручки ручается за него. Это абсолютно честная личность, уверяю вас! Можно внести залог?.. Благодарю вас. Сейчас прибуду с деньгами.
Положив трубку, господин Жулио открыл несгораемую кассу и принялся доставать из неё деньги.
– Вот видите, – сказал он, – как выгодно быть членом общества взаимной выручки. Вступительный взнос стоит всего двадцать фертингов, а потом вы платите по десять фертингов в месяц, и можете творить что хотите. Если попадёте в тюрьму, общество внесёт за вас залог, и вы освободитесь от наказания. Советую вступить – дело стоящее. 
А реклама? Сегодня, глядя на рекламные щиты, билборды и видеоролики, так и хочется спросить, а не про нас ли писал Носов, имея в виду лунных коротышек?

Лунный коротышка ни за что не станет есть конфеты, коврижки, хлеб, колбасу или мороженое той фабрики, которая не печатает объявлений в газетах, и не пойдёт лечиться к врачу, который не придумал какой-нибудь головоломной рекламы для привлечения больных. Обычно лунатик покупает лишь те вещи, про которые читал в газете, если же он увидит где-нибудь на стене ловко составленное рекламное объявление, то может купить даже ту вещь, которая ему не нужна вовсе.
А ещё в повести Носов пишет о западном «искусстве», о нравах «золотой молодёжи» 
(Вечером наедут к нему приятели, приятельницы. Заведут музыку, танцы. Разгуляются так, что поломают всю мебель, разобьют рояль и разъедутся по домам. Потом вспоминают: вот, говорят, хорошо повеселились!) 
о тщеславии олигархов 
(Один заведёт три автомобиля, другой тут же заведёт пять. Да ещё и хвастает: «Я, говорит, лучше его. У него только три автомобиля, а у меня целых пять». Каждому, понимаешь, хочется показать, будто он лучше других, а так как ум, доброта, честность у нас ни во что не ценятся, то хвалятся друг перед другом одним лишь богатством). 
А «бредламы», на которых капиталисты договариваются между собой о размере заработной платы рабочим, цене на выпускаемую продукцию, мерах по удушению мелкого бизнеса - ну чем это не нынешний монопольный сговор? 
Писал Носов и о продажной прессе: именно через неё было «убито» акционерное «Общество гигантских растений».
А от этого куска я просто в восторге:
В газете часто печатались так называемые художественные рассказы, причём если герои рассказа садились пить чай, то автор обязательно упоминал, что чай пили с сахаром, который производился на спрутсовских сахарных заводах. Хозяйка, разливая чай, обязательно говорила, что сахар она всегда покупает спрутсовский, потому что он очень сладкий и очень питательный. Если автор рассказа описывал внешность героя, то всегда, как бы невзначай, упоминал, что пиджак его был куплен лет десять – пятнадцать назад, но выглядел как новенький, потому что был сшит из ткани, выпущенной Спрутсовской мануфактурой. Все положительные герои, то есть все хорошие, богатые, состоятельные или так называемые респектабельные коротышки, в этих рассказах обязательно покупали ткани, выпущенные Спрутсовской фабрикой, и пили чай со спрутсовским сахаром.
А все скверные коротышки в этих рассказах покупали ткани каких-нибудь других фабрик и пили чай с другим сахаром, отчего их преследовали неудачи, они постоянно болели и никак не могли выбиться из нищеты.
Это называется SEO-тексты и сегодня является одним из основных направлений деятельности многих рекламных кампаний (сам такие тексты писал). Но оказывается, ещё в середине 60-х детский писатель Носов прекрасно разбирался в тонкостях SEO и вполне доходчиво это объяснял!

А ещё в повести есть биржа (у Носова это «баржа» с маклерами-горлодёриками), удушение мелкого и среднего бизнеса крупным посредством демпингования (помните, как был разорён Пончик, занявшийся продажей соли?), штрейкбрехерство, борьба рабочих за свои права (Общество свободных крутильщиков), похищение человека с целью выкупа и много чего ещё.
И Дурацкий остров!  Это нечто гениальное! Свезённые на остров коротышки целыми днями развлекаются, смотрят тупые фильмы, бездельничают, постепенно деградируя и превращаясь в обыкновенных баранов, которых капиталистам так удобно стричь! 
Не эту ли цель преследуют нынешние многочисленные ток-шоу, развлекательные передачи и вся нынешняя поп-культура, от которой нормального человека просто мутит?
Я несказанно поразился, когда узнал, что Носов никогда не выезжал за пределы СССР!  Откуда у него такое знание работы тайных пружин капиталистического общества, капиталистической экономики и пр. реалий западной жизни? Да, он жил несколько лет при НЭПе, но в повести описан государственный капитализм во всей его красе, и закончился НЭП, когда Носову едва исполнилось 20 лет. Глубокого экономического образования он не получил (окончил Московский институт кинематографии), однако отдельных обрывочных знаний ему вполне хватило, чтобы построить целостную картину западного общества со всеми нюансами. 
Когда-то повесть-сказка «Незнайка на Луне» являла собой сатиру на капиталистическое общество. Сегодня мы сами живём в таком обществе, и смеясь над описанным Носовым капиталистической Луной, получается смеёмся уже над… собой?
Если это так, то повести уготована вторая жизнь, а потому снимем шляпу перед гением писателя, которому в этом году исполнилось бы 110 лет.

Раздел