Тегеран-43 – советская победа на дипломатическом фронте

156 0 Юрий НОСОВСКИЙ - 28 ноября 2018 A A+

75 лет назад 28 ноября в Тегеране открылась конференция глав государств антигитлеровской коалиции – Сталина, Рузвельта и Черчилля. Ее последствия, без сомнения, можно сравнить с выигрышем в самых крупнейших битвах на фронтах Великой Отечественной…

Разумеется, сказать о том, что успехи советской дипломатии в годы Второй Мировой войны были важнее военных успехов Красной Армии, нельзя. Ведь послы и главы МИД любой страны убедительны лишь в такой мере, насколько убедительны ее военные и экономические успехи. Если же последних нет, будь представитель такого государства хоть трижды Талейраном, удачи на переговорах ему не видать.
Тем не менее, и военно-экономическая мощь без толковой дипломатической поддержки может оказаться бесплодной. Ярким примером тому явилась история Российской империи к концу ее существования. Когда, например, освобожденные от турецкого ига, благодаря пролитой крови российских солдат, болгары и прочие восточноевропейские «братушки» довольно скоро оказались в орбите западного влияния. А то и откровенно по другую сторону линии фронта, как та же Болгария в Первую и Вторую мировую войну.
Подобная ситуация грозила сложиться и в отношении СССР к концу осени 1943 года. С одной стороны, победы РККА под Москвой и Сталинградом, взятие Киева, освобождение Левобережной и части Правобережной Украины к этому времени ясно дали понять всему миру, что Гитлер войну проиграл. То есть, сопротивляться-то еще несколько лет он сможет, но добиться победы – никогда.
Соответственно, встал вопрос – а как быть после войны с освобожденной от Гитлера Европой, основами послевоенной геополитики? Руководство-то Союза не заблуждалось ни насчет внезапно обуявшего США и Великобританию «нового мЫшления» (вспоминая вызывающие рвотный рефлекс цитату Горбачева), ни насчет того, что союз держав антигитлеровской коалиции в лучшем случае «ситуационный», временный, против общего врага. 
На деле же в позиции «коллективного Запада» с середины 30-х годов науськивающего реваншиста Гитлера к «крестовому походу против большевизма» (ради чего евростолицы в 1938-39 годах принесли фюреру в жертву и Австрию, и Чехословакию, и Польшу) ничего фундаментального не изменилось. В духе перефразированной максимы от американских генералов времен покорения Дикого Запада: «Хороший индеец – мертвый индеец», только в данном случае шла речь о «хорошем» (для Запада) первом социалистическом государстве.  

***

Конечно, и Англия, и США были совсем не против, чтобы главную тяжесть кровавой войны против бесчеловечного фашистского режима нес один СССР. Разве что помогая ему по мелочи ленд-лизовскими поставками – в общем-то, тоже не в виде какой-то «гуманитарной помощи, а, в лучшем случае – в кредит. Рады были бы наши «заклятые друзья» и тому, чтобы советский народ «надорвался» в этой борьбе, даже сломав-таки хребет фашисткой гадине – потом «мировому сообществу» можно было бы брать нас «голыми руками».
Правда, совсем уж «уйти от схватки» у англосаксов не получилось – Гитлеру нужна была полная власть над Европой, а в перспективе – и над всем миром. Так что воевать с ним пришлось, мешая высадке немецких войск на территорию Великобритании, в Средиземном море, в песках Африки. Правда, в отличии от Восточного Фронта, Вермахт воевал там, скажем так, «одной левой» – особо не напрягаясь. Соответственно, серьезного облегчения давления немецких войск на Восточном Фронте от таких операций не отмечалось. 
Впрочем, премьер Англии Уинстон Черчилль был готов открыть полноценный «второй фронт» и поближе – в Европе. Только совсем уже близко к Европе Восточной, которая и так через считанные месяцы должна была быть освобождена советскими войсками. Которых, судя по всему, при наличии мощного контингента англо-американских «союзников» на Балканах, «попросили» бы побыстрее убраться обратно. В лучших традициях Берлинского конгресса после Освободительного похода русской армии 1877-78 годов. А освобожденная от гитлеровцев Восточная Европа вновь стала бы то ли «буферной зоной» между Европой Западной и СССР, то ли частью какого-нибудь аналога НАТО.
Это в лучшем случае – в худшем далеко не исключался вариант и заключения сепаратного мира, а то и военного союза с Германией, опять же, для «защиты западного мира от большевизма». Не обязательно с Гитлером – союзники, конечно, не простили бы ему тот же Холокост. 
Ну так даром, что ли, из организации «заговора генералов» с неудавшейся попыткой взрыва фюрера полковником Штауфенбергом летом 1944 года торчат «ослиные уши» шефа Абвера адмирала Канариса, которого Лондон завербовал еще в Первую Мировую войну?
Так что в Берлине после такого эксцесса сидели бы уже формально другие люди, списавшие бы на Адольфа Алоизовича всех собак (чему на Западе на словах с удовольствием бы поверили) – и готов свеженький антисоветский блок. Ну как реальное НАТО, куда «отцы-основатели» с радостью приняли ФРГ, якобы «полностью порвавшую с преступным нацистским прошлым». Ага, только чего-то в Бундесвере остались служить те же генералы, которые верой и правдой помогали бесноватому фюреру проводить его людоедскую политику.
Вероятность такого сценария возрастала с каждым месяцем. Летом 1943 года, например, англо-американские войска высадились на Сицилии, позже заняв большую часть Италии, к тому времени вышедшей из союза с Гитлером после устранения Муссолини. А оттуда уже рукой подать к Балканам – «голубой мечте» лютого ненавистника СССР премьера Черчилля.

***

К счастью, интересы англичан и американцев были не совсем тождественными. «Старушка-Англия» представляла из себя дряхлеющую классическую колониальную империю и держалась за былое могущество, подобно тому, как дряхлеющая леди держится за ускользающую красоту. США же, несметно обогатившись на военных поставках, готовы были выступить в роли новой мировой империи, только основанной уже на принципах неоколониализма.
В условиях последней, прибыль из фактических колоний, а формально «независимых государств» выкачивается не наличием там колониальных администраций и армий, а с помощью «ножниц» – цен на сырьевые товары и высокотехнологическую продукцию. А если еще сделать свою валюту «мировой», как это произошло после начала действия Бреттон-Вудской системы, так, в принципе, можно и вообще без напряга над миром властвовать, печатая в ФРС столько долларовых «фантиков», сколько нужно для безбедной жизни «мирового гегемона». 
Так что не особо было нужно Вашингтону содействовать Лондону в его попытках отсрочить неизбежный развал своей колониальной империи и превратить Восточную Европу в британских сателлитов. Именно этот фактор, а не некая «симпатия» Рузвельта к Сталину и Стране Советов в целом, думается, и сыграла свою роль в том, что единая антисоветская позиция двух лидеров «Большой Тройки» дала трещину. А проживание американского президента в советском посольстве в Тегеране (несмотря на то, что напротив располагалось британское) просто было знаком Черчиллю – Америка все без исключения его «хотелки» поддерживать не будет. 

***

Вообще же, о чем именно договаривались Сталин и Рузвельт в нашем посольстве тет-а-тет, вне формата трехсторонних встреч, наверное, останется скрытым навсегда. Но, как бы там ни было, эффект от таких двусторонних переговоров был налицо.
Во-первых, союзники-таки договорились об открытии полноценного «Второго Фронта» против Гитлера в далекой Нормандии, а не в опасной близости от СССР, на Балканах.
Во-вторых, сам Черчилль перестал настаивать на абсолютно неприемлемых для Москвы требованиях своих «вассалов» – польского эмигрантского правительства в Лондоне – насчет восстановления довоенных польских границ. В смысле, о возвращении заклятым польским русофобам и антисоветчикам западных областей Белоруссии и Украины, занятых советскими войсками в 1939 году. 
Вместо этого полякам решили отдать часть немецких земель по западной границе, впрочем, до поры до времени, им об этом не сообщая. И то правда – когда договариваются серьезные люди, «шестеркам» в переговорах не место.
Правда, сейчас, когда разгул воинствующей бандеровщины на Украине стал возможен в первую очередь из-за так и не погашенного до конца очага нацистской идеологии на Западной Украине, все чаще высказываются мысли насчет того, что, может, было бы лучше на сохранении Галичины в составе СССР и не настаивать. Были бы «щырые украинцы» в составе Польши – хоть социалистической времен Союза, хоть «демократической» – мало бы им не показалось. 
Да и нынешние панове в Варшаве, глядишь, думали бы больше не о том, как «проклятым русским» насолить, а как у себя с почитателями Бандеры и Шухевича справиться. Но, увы – «история не знает сослагательного наклонения». С другой стороны, кого и винить в том, что случилось с Украиной за последние 27 лет, так точно не Сталина, который как раз пытался, и не без успеха, навести порядок в бандеровском логове. 
Еще союзники, пусть и не официально, признали за Москвой законность вхождения в 1940 году в СССР республик Прибалтики. Правда, потом не раз пытались дезавуировать это признание – но очень вяло, без огонька, так что от этих попыток Союзу было не холодно, ни жарко.
Обсуждались в Тегеране и планы будущего геополитического устройства – с образованием Организации Объединенных Наций. Правда, наметки были еще «сыроватыми» – вроде планов созданий целых двух «ООН» – для Европы и остального мира, заседаний ключевых комитетов в разных странах и т.д. Но основы будущей мировой системы коллективной безопасности были, все же, заданы. И впервые с тех пор оказались нарушены, по сути, только сейчас – когда уничтожили Югославию, а Россию пытаются представить некой «страной-изгоем», блокировать на международных форумах, окружить кольцом враждебных стран и натовских военных баз…
Как бы там ни было, но Тегеранская конференция в ноябре 1943 года стала крупным прорывом советской дипломатии на высшем уровне, сравнимой с самыми крупными победами Красной Армии на фронтах Великой Отечественной войны. Заложив основу не просто победы СССР в этой войне, но и закрепления за нашей страной важного и почетного места одной из сверхдержав, творца и гаранта послевоенного мира на планете.