Что это было? О скандале в фонде Сокурова

666 0 Наталия ЯНКОВА (Германия) - 13 декабря 2018 A A+

Полтора года длится расследование растраты или нецелевого расходования денег, полученных Гоголь-центром. Худрук Кирилл Серебренников находится под домашним арестом, что, согласитесь, не самая тяжёлая мера пресечения. К тому же, мы понимаем, что жилищные условия у режиссёра намного лучше не только тюремной камеры, но и квартир, в которых живёт большинство жителей России. 

В течении всего этого времени раздаются гневные голоса его сторонников, которые требуют освободить «из застенков» великого театрального и кинодеятеля, а также актёра. И не только в России. Все люди доброй воли включились в борьбу за свободу Кирилла Серебренникова.

Никто не сомневается, что его освободят прямо в зале суда после оглашения приговора, а домашнее заточение зачтётся в срок, вынесенный судом.

Но что интересно и даже, можно сказать, характерно для таких случаев, а это не первый такой, глава фонда или театра пребывал в неведении, он творил исключительно художественный процесс, а всё плохое творили другие люди тайно от него.

И вот грянул ещё один такой же случай. И опять со звездой не только отечественного, но и мирового кинематографа. Это «выдающийся кинорежиссёр», как о нём пишут СМИ, Александр Сокуров.

Оказывается, он не просто продолжает традиции, начатые предыдущими кинорежиссёрами, тоже выдающимися. Он основал новое направление в искусстве «некрореализм». Что скрывается за этим таинственным словом понять трудно. В Википедии написано, что возникло это художественное направление в Ленинграде, в начале 1980-х годов. Но часть слова «некро» уже настораживает. 

Специалисты пишут о некрореализме разное, но ничего конкретного. Например, Евгений Юфит признаёт, что «первое, что он вызывал у публики, было состояние шока. Но с тех пор прошло уже больше двадцати лет, сам некрореализм претерпел значительную трансформацию. Но неизменным осталось состояние шока и непонятные чувства, противоречащие друг другу».

Деятельность Сокурова не ограничивается только искусством. Он вмешивается в политику, как внутреннюю, так и внешнюю. Всем известна его позиция в отношении Сенцова, его высказывания по ситуации на Украине. 

А в 2011 году, он сделал заявление в генеральном консульстве Японии в Петербурге, где генеральный консул вручил ему Почётный японский орден: Курильские острова нужно отдать Японии. Тогда коллега Сокурова Бортко возмутился: «Его заявление – либо глупость, либо подлость! Острова мы получили после капитуляции Японии в Великой Отечественной войне, в которой Япония воевала на стороне Гитлера».

Сокуров делает фильмы не для широкого зрителя. То есть его фильмы кассу не делают. В России, во всяком случае. Но деньги на своё творчество он получает большие. Его фонд с претенциозно-манерным названием «Пример интонации», в последние дни вызвал те же чувства, что и основанное им художественное направление – некрореализм. Это шок и непонятные чувства, противоречащие друг другу.

6 декабря страна была встревожена сообщениеми СМИ о полицейской проверке в фонде Сокурова.  Поступил сигнал о растрате денежных средств фонда.  По словам Сокурова, сотрудник фонда взял деньги в долг и, чтобы не отдавать долг, написал донос. В тот же день вечером, Сокуров попал в больницу – видимо, перенервничал.

Это совпало по времени с пребыванием в Петербурге Путина, который выразил неудовольствие в связи со скандалом. На следующий день 7 декабря, в самом начале рабочего дня страну успокоили. Проверка завершилась – с финансами у Сокурова в фонде всё в порядке, нарушений нет.

Так что же это было? Само по себе всё это странно. Фонд – некоммерческая организация, получает деньги от спонсоров для финансирования проектов, но давать кредиты фонд не уполномочен. Он не обладает функцией банка.

По первоначальному мнению полиции и со слов Сокурова, часть денег была похищена директором фонда Янкиным.  

Но дальше история уже выглядит по-другому. Сокуров говорит теперь о каком-то бывшем сотруднике, взявшим деньги в долг и по причине личной неприязни к директору Янкину, написавшем на него донос.

Дальше больше. У бывшего сотрудника-доносчика оказалось несколько судимостей, о которых, якобы никто не знал. То есть сотрудник, работающий с финансами, не проходил проверку?..

Журналисты Новой газеты разыскали этого доносчика, фамилия которого Георгиевский. Он рассказал свою версию: «Меня объявили изменником и стукачом. У нас что, сотрудничество с правоохранительными органами теперь считается преступлением?»

Никаких проверок он не инициировал. Наоборот, его вызвали в феврале этого года в районное УМВД, где уже шла проверка деятельности фонда. Там он обнаружил на документах свои подписи, которые он считает поддельными и попросил провести расследование.

Сокуров уже давно попросил его уволиться из фонда. Георгиевский не отрицает, что взял деньги в долг, но собирается их вернуть, когда найдёт работу. Георгиевский считает, что в фонде воруют, и полиция в этом разберётся,

По мнению Новой газеты, скандал только утих, но не закончился. Власть будет преследовать Сокурова за его политические взгляды. И быстрое сворачивание дела говорит о том, что это хитрый манёвр власти, которая ударит по Сокурову. Ей, власти, нужно к этому хорошо подготовиться.

Чем завершится этот скандал, пока трудно сказать. Почему с Серебренниковым скандал развернули, а с Сокуровым свернули? Но оба приобретут огромный политический капитал. Это новые премии и заграничные ордена за муки творчества в условиях кровавого режима.