Что России делать с Украиной?

1204 0 Пётр МАСЛЮЖЕНКО (Украина) - 19 декабря 2018 A A+

Российские либеральные эксперты предлагают ждать.

Существует неофициальный сайт МГИМО, называется он «Евразийские стратегии», публикуемые на нем материалы, как уверяют, готовятся специалистами этого института как аналитика для руководства РФ.  
Мое внимание на сайте привлекла любопытная развернутая аналитическая записка коллектива авторов (сразу пяти) «Прогноз “Международные угрозы 2018”» с подзаголовком «Ежегодный прогноз консалтингового агентства “Евразийские Стратегии”».

Читаем главу 8-ю прогноза, касающуюся Украины:
«Что происходит. Украина демонстрирует относительную устойчивость, вопреки многочисленным прогнозам быстрой деградации ее экономики и государственных структур. Постоянные кризисы и конфликты, спорадически выходящие за рамки конвенциональной политической борьбы, стали для страны своеобразной новой нормой. Государственные институты постепенно ослабевают, некоторые их функции захватывают радикальные военизированные группы. Однако это только укрепляет константу “постмайданной” Украины: националистический политический проект, построенный на резком отталкивании от России при готовности уступить существенные элементы суверенитета Западу.
Хотя антирусский национализм, неспособный справиться с экономическими сложностями и создать прочные государственные институты, вызывает и будет вызывать общественное недовольство, оно эффективно блокируется политическим насилием со стороны радикалов. Те силы в украинской политике, которые ориентированы на сотрудничество с Россией и признание русской культуры и русского языка составным элементом украинского пространства, ослаблены и лишены инициативы. Украина отказывается выполнять Минские соглашения. Тем самым она не допускает, чтобы исторический спор между юго-востоком и западом страны вернулся в конституционные рамки. Большинство политической элиты в Киеве рассчитывает на то, чтобы прекратить этот спор силовым путем, подавив “русскую Украину” на подконтрольных территориях страны и изолировав непокорный Донбасс.
Что дальше. В ближайшие годы останется иллюзорной перспектива широкой договоренности с США и ключевыми странами ЕС по поводу стабилизации Украины на основе Минских соглашений, учитывающих политическое и культурное разнообразие страны. Во-первых, сама идея примирения с Донбассом не имеет большой поддержки внутри Украины, власти в Киеве расценивают такое примирение как противоречащее их интересам. Во-вторых, как бы ни был Запад разочарован в Украине и украинских политиках, он будет поддерживать их курс из простого нежелания идти на уступки России. В-третьих, на фоне дефицита солидарности между ключевыми странами ЕС и США, Украина остается одним из немногих вопросов, по которому между ними имеется идеологическое согласие — слишком ценное, чтобы отказываться от него, даже если эта позиция идет во вред мирному урегулированию.
В новом году нестабильность усилится — несмотря на низкий рейтинг и саботаж оппонентов, президент Петр Порошенко будет стремиться переизбраться в 2019 году. Системная нестабильность постепенно приводит к исчерпанию ресурса управляемости на Украине, и на фоне апатии органов правопорядка радикалы остаются влиятельной силой.
Что делать. Влияние украинского вопроса на российскую внешнюю политику будет определяться тем, в какой мере он будет препятствовать Москве в проведении активного курса на других направлениях. Очевидно, что в течение еще нескольких лет Украина будет препятствием к улучшению отношений между Россией, США и ключевыми странами ЕС. Однако в плане отношений с незападными центрами силы Украина малозначима.
Украинский кризис составляет наиболее значительную дилемму российской внешней политики. Остаться в стороне от украинских событий невозможно, так как они имеют прямые внутриполитические последствия для России. Однако ресурсоемкость активной украинской политики превышает возможные выгоды от нее, и ни одно навязанное Украине решение не устоит…» 

Все вроде внятно и верно, с анализом в этой статье вполне можно согласиться, но важен вывод аналитиков, последний абзац в главке «Что делать». А делать предлагается вот что: «Как бы ни было трудно остаться в стороне, нужно дать нынешнему националистическому эксперименту на Украине свободно дискредитировать себя. Украинское общество должно пройти испытание свободой воли, чтобы повзрослеть и обрести зрелость. Время на стороне здоровых сил и здравого смысла; вскоре маятник качнется в обратную сторону. Нужно готовить почву для эвентуального прихода новых элит, а для этого – инвестировать в наше понимание украинского политического ландшафта и нового поколения политиков».
«Свободой»? «Вскоре»? «Дать нынешнему националистическому эксперименту на Украине свободно дискредитировать себя»? Рассосется? Да ничего страшнее 2014 года для людей уже придумать невозможно, дискредитация будет не антирусскости как таковой, а «социалки», недостаточного патриотизма или еще чего-то. Полагаться на такую дискредитацию, силами самих же украинцев, можно только если вкладываться в новое поколение. А школа и детсады сейчас отданы на откуп свидомитам. У нормальной семьи на Украине сегодня нет возможности показать ребенку правильный русский и советский фильм. По сути, Украина запретила российские телеканалы, а «дорогие россияне» заблокировали их для «украинской территории» в интернете. Пока будет сохраняться статус-кво в информационном пространстве РФ, ничего от Украины ждать не следует. Пока не будет в РФ молодежной программы, чтоб дети и студенты из русских семей Украины могли поехать по льготным программам в летние лагеря в РФ. Пока не будет того, что предлагал России Олег Царев и что никому оказалось не нужно: вложиться в ретранслятор хотя бы для юга и востока Украины. А Украина, кстати, не дремлет: ее каналы ловятся и в Донбассе, и в Крыму.

Об этом верно говорят и сами эксперты МГИМО, в частности, Андрей Сушнецов: «Наиболее ощутимые удары в последнее время Россия пропускала в результате активных информационных кампаний против нее. Очевидно, что информация становится ключевой сферой международного противоборства в отсутствие возможности вести борьбу кинетическими средствами. Борьба за умы и сердца критически настроенной международной аудитории требует особых навыков и тонкой настройки коммуникации. Не исключено, что это наиболее сложная из стоящих сегодня перед Россией задач».

Так в чем же дело? Почему мы «тормозим»? От кого зависит активизация работы, разворачивание ее широким фронтом на украинском направлении?
Однако вернемся к слову «эвентуальный»; оно означает (я посмотрел в словаре) «возможный при определенных обстоятельствах». Что предлагают эксперты МГИМО? Ждать у моря эвентуальной погоды?
И что остается? «Инвестировать в наше понимание», понимаете ли. А-а-а: «готовить почву»! Но в 2014-м она была гораздо более готова. А сейчас с каждым днем российского неучастия, недействия РФ эта почва уходит из-под ног.
Очевидцы говорят, что украинский вопрос Москвой был профукан задолго 2014-го. Многие на Украине помнят спесивое спокойствие московских чиновников: «Да куда вы денетесь». Оказывается, было куда деться.
Есть и такое мнение у комментаторов этой болезненной темы: «Украинский вопрос встал еще в Российской империи... Историю вспять не повернуть. Украина будет самостоятельным государством. Мы, наверное, еще увидим множество политических встрясок. Однако по мере экономического укрепления России и роста уровня жизни и сохранения целостности ее — эти страны будут дружественными априори... Но в России опять прозевали возможность сохранения единства. Теперь уже будем ждать этих новых элит, но, видимо, пройдет три поколения».

С этим мнением созвучно еще одно, из Харькова: «Как гласит украинская поговорка, “поки сонце зійде, роса очі виїсть” («Пока солнце сядет, роса глаза выест»). Когда придут новые элиты, здесь останется выжженное поле. И — ничего украинского. А мы все надеемся: или на Бога, или на то, что приедет барин и рассудит. “Над всей Испанией безоблачное небо” стояло 36 лет, а в Парагвае Стресснер правил 34 года».
Самосозревание здоровых сил в нынешней Украине? В качестве здоровых сил могли бы выступать промышленники и бизнес, заинтересованные в цивилизованном развитии и евразийских рынках, но... постиндустриальное общество сужает и нивелирует интересы и авторитет индустрии, а бизнес приспосабливается и ложится под диктатуру. Поэтому просвета и тут не видать.

Вывод аналитиков «Евразийской стратегии», похоже, служит оправданию бездействия, тогда как без собственного проекта действий в «украинском вопросе» и в целом мирового развития понять происходящее и творимое другими субъектами невозможно. 
Прочтем интересный фрагмент уже из октябрьской статьи того же Андрея Сушенцова, «Три фронта внешней политики России»: «Президентские выборы на Украине вновь могут превратиться в международную проблему. Ключевые международные участники украинского кризиса не могут выработать общий план, однако между ними нет и условий для полномасштабного столкновения. Главная динамика и потенциальные сюрпризы в украинском кризисе связаны с внутренней политикой Украины. Местные элиты научились манипулировать американским фактором и побуждают США делать символические шаги в свою пользу — хотя и заискивают перед ними и ищут одобрения. Но при этом США не готовы гарантировать Украине ее безопасность, ограничиваясь минимально политически востребованными шагами, вроде передачи двух списанных катеров береговой охраны или ограниченными поставками и без того имеющихся на вооружении Украины противотанковых управляемых ракет. Внутри Украины ситуация усугубляется. Президент Порошенко постепенно упускает власть: он настроил против себя несколько олигархических групп, нагнетает общественное напряжение по национальному и религиозному вопросу. На это накладывается штормовая экономическая ситуация и возрастающий социальный пессимизм»

И снова всё сформулировано вменяемо. Но и снова удивительный финал пассажа: «Победа Юлии Тимошенко на грядущих президентских выборах возможна, однако, не гарантирована; в СНГ побеждали действующие президенты и с более низким рейтингом. Вместе с тем в случае кардинальных перемен в результате выборов снижение напряжения в российско-украинских отношениях возможно».
То есть о победе Тимошенко говорится как о желанной. Это удивительно, вроде бы нам не памятны все антирусские выступления «женщины с косой», вроде бы никто не помнит о проамериканскости этой особы, частенько посещающей США с целью получении инструктажа. Разве не понятно, что для России и русских разницы между оранжевыми Порошенко и Тимошенко почти нет? Говоря словами Ельцина, «что тот, памаш, что эта…».
И особенно удивляет прогноз мгимошников о том, что «в случае кардинальных перемен в результате выборов снижение напряжения в российско-украинских отношениях возможно». Значит, «в случае кардинальных перемен»? А если они не воспоследуют? Но если даже случатся, то «возможно». Прекрасно! Будем ждать, потом посмотрим: случится «снижение напряжения» или нет. Сколько ждать? 20 лет? 30?

Похоже, российские либеральные эксперты либо плохо представляют себе, что происходит на Украине, либо ленятся представлять, либо намеренно водят нас за нос.