Добрянка — это старообрядцы

213 0 Виталий ТОПЧИЙ (Украина) - 18 декабря 2018 A A+

На Черниговщине уже более 300 лет существуют русские старообрядческие поселения Добрянка и Радуль. Возникли они на границе Малороссии и Белой Руси в связи с церковным расколом, когда в середине 17 столетия московский патриарх Никон решил унифицировать церковную службу, сделать её схожей с греческим православием. Царь Алексей Михайлович его поддержал. Не все православные восприняли реформу Никона, многие ушли в «раскол», их стали преследовать. Протопопа Аввакума (1620-1682) после долгих преследований и уговоров отречься от старой веры сожгли в срубе вместе со своими сторонниками в Пустозёрске (на Печоре за Полярным кругом). Раскольники (староверы, старообрядцы) уходили от царской и церковной немилости на окраины государства — на русский север (Беломорье) и на Урал. 

А кто-то бежал в Польшу. Знаменитая среди старообрядцев слобода Ветка (ныне город в  Гомельской области Беларуси) возникла на землях пана Халецкого и получила своё название по реке, впадающей в Сож. На острове у слияния этих рек возникло первое поселение старообрядцев, пришедших из центральных районов России. При царевне Софье Алексеевне, сестре Петра Первого, староверов преследовали особо жёстко, многие, бежав на Ветку, селились рядом с островом. Так возник большой старообрядческий центр, долгое время оказывавший значительное влияние на жизнь всех старообрядцев России. Власть разгоняла Ветку, но раскольники опять приходили на старое место и вновь обустраивались.

Слобода Добрянка возникла в 1706 году недалеко от Ветки на территории Малороссии. Старообрядец из Тульской губернии Анисим Софронов получил разрешение черниговского архиепископа Лазаря Барановича поселиться на землях черниговского Троицко-Ильинского монастыря: «... чотори годи свободно, безо всякого датку жити для своего пожитку, як поля розробляти ку паханью, так теж и сеножати заимовати, не возбраняем». Официально архиепископ настроен был против староверов, однако смекнул, что монастырю будет от них только польза, потому позволил им осваивать труднодоступный лесной и болотистый край, где протекали речки Немильня и Добрянка, притоки Сожа. 

Гербом Добрянки стал крест-якорь на голубом фоне с белыми волнами. Такой крест первые христиане рисовали на стенах катакомб, для них он был символом надежды на Бога, что правда Божия истинная, а потому спасительная от всяких бед и невзгод. Апостол Павел в  послании евреям сказал, что эта надежда «есть некий якорь безопасный и крепкий: когда море бушует, только крепкий якорь может удержать нас на месте».

И добрянцы цепко держались за свою вновь обретённую родину. Когда войска шведского короля Карла XII вторглись на Черниговщину, староверы выказали себя настоящими патриотами. Небольшим ополчением они разбили отряд шведов, а пленников доставили в лагерь Петра Первого. Царь оценил доблесть раскольников, расчувствовался и разрешил им носить бороды. Такое решение царя добрянцы восприняли с энтузиазмом. Теперь можно лишь усмехнуться, тогда же борода для старообрядца была признаком истинной веры. 

При Екатерине II, когда восточные земли Белой Руси были присоединены к Российской империи, по инициативе первого наместника Белоруссии генерал-фельдмаршала Захара  Чернышёва построили широкую дорогу с почтовыми станциями, верстовыми столбами и берёзами по обочинам. Этот Екатерининский тракт первоначально начинался от Пскова, шёл по землям Белоруссии и Малороссии, вёл через Добрянку и Чернигов до самого Киева. Позже стал частью большой дороги из Петербурга в Киев. Когда в середине 19 века проложили шоссе Петербург-Киев, Екатерининский тракт остался в стороне, значение его упало, он постепенно зарос травой и деревьями, но ещё и сегодня кое-где прослеживаются его контуры.

В Добрянке бывали многие известные в России люди. Беглый Емельян Пугачёв некоторое время проживал среди добрянских старообрядцев и получил здесь паспорт. Легализовавшись таким образом, он отправился на Урал и уже там поднял восстание. По Екатерининскому тракту ехал через Добрянку в Петербург Николай Гоголь. Побывал здесь, когда направлялся в   ссылку и возвращался из неё, Александр Пушкин. В Добрянке останавливался Тарас Шевченко, 15 сентября 1845 года он пишет письмо княжне Варваре Николаевне Репниной-Волконской и благодарит её за «сострадание к моей пустынной жизни в Добрянке». 

Дважды посетил Добрянку император Николай I. Случилось это в 1845 году. Нельзя сказать, что среди добрянцев осталась о нём хорошая память. Царь проявил недовольство, что у старообрядцев нет настоящей православной церкви и заставил их такую построить. Деревянная церковь была возведена за 18 дней. Когда её освятили, император снова приехал, помолился в новой церкви, остался довольный и заметил, что наконец-то старообрядцы приобщились к истинной вере. Слова государя они приняли сдержанно, так как разумели, что ссориться с ним не стоит, слава богу что всё обошлось малыми нервами.

И несколько слов о Василии Мировиче (1740-1764), выходце из малороссийских дворян. Дед его был сторонником Ивана Мазепы и бежал в Польшу, а отца за тайное сочувствие полякам лишили всех состояний и сослали в Сибирь, здесь Мирович родился. Одно время поручик Мирович служил в расквартированном в Добрянке, на границе с Польшей, Смоленском полку, потом перевёлся в Шлиссельбург. Узнав, что в Шлиссельбургской крепости томится Иван Антонович, сын императрицы Анны Леопольдовны (1718-1746), честолюбивый молодой человек задумал возвести его на русский престол. Заговор не удался, попытка освободить узника закончилась печально, тот был убит караулом. Мирович закончил свою жизнь на плахе, ему отрубили голову. 

Русский писатель Григорий Данилевский написал о жизни неудачного заговорщика роман «Мирович». Советский писатель Валентин Пикуль вспоминает Мировича в первом томе своего романа «Фаворит». И это не единственные упоминания о Мировиче и его заговоре в русской литературе, а художник Иван Творожников создал картину «Поручик Василий Мирович у трупа Иоанна Антоновича 5-го июля 1764 года в Шлиссельбургской крепости».

Ныне старообрядческий посёлок Добрянка находится в Репкинском районе Черниговской области Украины, проживает здесь не более 3 тысяч человек. Старообрядческая церковь посёлка — единственная в Черниговской области. Тёмные иконы на бревенчатых стенах, старинное пение, прихожане крестятся двумя перстами. Всё это необычно для православного, привыкшего к «правильной» церковной жизни. 

Этой осенью злоумышленники ночью проникли в церковь (сигнализации в ней нет) и украли 18 старых икон, среди них была одна бронзовая. Это уже не первая попытка ограбить старообрядческий храм, но эта — самая дерзкая. К сожалению, святотатцев ещё не нашли, да и найдут ли? Слишком хорошо эти люди знали на что идут и грамотно заметали следы.

В центре Добрянки находится большой парк, здесь в двух братских могилах похоронены добрянские партизаны и красноармейцы, погибшие при форсировании Днепра в 1943 году. Среди них два Героя Советского Союза. Удостоены такого высокого звания были и два уроженца Добрянки. За форсирование Днепра Героями Советского Союза стали лейтенант пехоты Л.М. Григорьев (1913-1943, посмертно) и младший сержант артиллерии Б.К. Хромов (1918-1966).

И сегодня добрянцы не забывают свои корни, помнят, что их предки были выходцами из России. А всё благодаря такому неординарному человеку как председатель поселкового совета А.Н. Алгинин. В 2006 году он написал книгу о Добрянке, называется она «Корни». 

В советское время в местном Доме пионеров был музей по истории посёлка, но с началом перестроечных лет Дом пионеров передали в частные руки, новому владельцу музей стал не нужен, часть материалов пропала. Что уцелело, перевезли в среднюю школу, но там к своей истории тоже отнеслись равнодушно, растащили и оставшееся. 

И пришлось Александру Николаевичу приложить немало стараний, чтобы вновь собрать все сведения о Добрянке и свести их в одно солидное издание. «Чтобы потомки наши не были Иванами, не помнящими родства... Каждый человек имеет своё жизненное древо, уходящее корнями в прошлое и питающее этими корнями новую завязь. Помнить об этих корнях — значит, иметь с ними связь». Так в предисловии к своей книге написал Алгинин. 

***

Героическая история старообрядческой Добрянки в годы Великой Отечественной войны. В окружении топких, болотистых лесов посёлок стал надёжным укрытием для партизан. По решению добрянского районного комитета компартии Украины для борьбы с оккупантами был создан партизанский отряд имени Ворошилова. В труднодоступном лесу построили базу с землянками, складами оружия и продовольствия. Добрянский партизанский отряд стал первым действенным боевым обрядом партизан в 1941 году на Черниговщине. А пожалуй, на всей оккупированной немецко-фашистскими захватчиками территории СССР. 

Причин тут несколько. Партизанское движение в 1941 году только набирало силу, опыта борьбы с захватчиками не было, отряды действовали разрозненно, многие партизанские базы  раскрыли предатели. К тому же не было регулярной связи с Москвой. В Ставке Верховного Главнокомандующего в это время было не до партизан. 

Добрянский партизанский отряд, возглавляемый коммунистом Тихоном Евтушенко, воевавшим ещё в гражданскую, как только немцы оккупировали Добрянку, начал активные боевые действия. В первом бою партизаны уничтожили роту немецких велосипедистов, но сами потеряли 38 человек. 

Добрянцы первыми среди советских партизан стали пускать под откос немецкие поезда. Крупномасштабная партизанская «Рельсовая война» на оккупированных немцами территориях СССР развернулась только в 1943 году. На железной дороге Чернигов-Гомель они пустили под откос немецкую дрезину, погибли генерал, восемь офицеров и два солдата. Трофеями стали документы, оружие и, что немаловажно, радиостанция. Подрывниками руководил Г.С. Артозеев, в 1944 году ему присвоили высокое звание Герой Советского Союза. 

Партизанский отряд пополнялся за счёт местного населения и отступающих красноармейцев. В сентябре 1941 года в нём уже насчитывалось более 600 человек разных национальностей: украинцев, белорусов, русских, евреев. Яркий боевой подвиг интернациональный партизанский отряд совершил 7 ноября 1941 года, когда отмечалась 24 годовщина Октябрьской революции. В этот праздничный день партизаны в ожесточённом бою разбили немецкий гарнизон Добрянки (40 гитлеровцев погибло, 160 полицаев попало в плен) и вывесили над поселковым советом красный флаг. Немцы направили в посёлок большие силы,  партизанам пришлось уйти. Однако эта победа заставила население поверить, что оккупанты на их земле ненадолго, они обязательно будут разбиты. 

Немцы направили значительные силы для уничтожения добрянского отряда. Ожесточенные бои партизан с гитлеровцми продолжались весь ноябрь 1941 года. Прорвать окружение не удалось, командир отряда Евтушенко принял решение разбиться на группы, надеясь, что так легче будет прорваться. Артозеев со своей группой сумел пробиться в Корюковские леса и присоединился к партизанскому отряду Алексея Фёдорова (позже стал дважды Героем Советского Союза). А многие погибли в боях с немцами, Евтушенко погиб на территории Белоруссии, его с товарищами предали хозяева дома, где они остановились на отдых.

«Никто не забыт и ничто не забыто». «Герои Добрянских лесов» — так называется книга о партизанском отряде имени Ворошилова. Написали её муж и жена Григорьевы. Лариса Ивановна родилась в старообрядческой семье в Добрянке. Здесь проживали её родители, отец был директором средней школы. Виктор Андреевич военный лётчик, полковник в отставке, окончил Черниговское авиационное училище лётчиков. Неравнодушный к истории Добрянки, он вместе с друзьями привёл в порядок могилу двух добрянских подпольщиц Т.И. Абакумовой и К.С. Юковой, расстрелянных немцами в 1941 году. Стараясь восстановить малоизвестные страницы истории добрянского партизанского отряда, супруги совершили путешествие по местам, где воевали добрянские партизаны, встречались с родственниками партизан и людьми, которые ещё помнят те годы. Об этом и многом другом они рассказали в своей книге. За такую непоказную любовь к родной земле, за память к её защитникам, низкий им поклон. 

Заканчивая свой рассказ о Добрянке и её людях, как не вспомнить Юрия Кожевникова, известного нашего черниговского поэта. Ларисе Ивановне Григорьевой он приходится родным братом. Однако не в этом его главное достоинство, оно в замечательных его стихах, которые время от времени появляются в печати. В стихотворении «Земляничные поля навсегда» он с лёгкой грустью вспоминает свои детские годы, впечатления, навеянные  родной добрянской землёй, густыми лесами и перелесками с томным запахом земляники в начале лета. 

Земляничные поля навсегда 

Вот лес и река, и я снова в обнимку с июлем
протопал тропинкой среди земляничных полей,
напился криничной воды, обогнул гулкий улей
и многое вспомнил, и стало на сердце теплей…

Проплыли, как сны, – дивный образ давно позабытый,
ромашковый запах ладоней твоих и волос,
и вечер прозрачный, водой дождевою умытый,
и мы в нём, как дети … и то что, увы, не сбылось.

И в сумерках скрылись и лица, и встречи, и даты,
туманы накрыли уставшую плоть берегов.
Один возвращаюсь под грома глухие раскаты,
нехоженой тропкой ещё не проросших стихов.