Емельян Пугачёв

2647 0 Виталий ТОПЧИЙ (Украина) - 09 декабря 2018 A A+

Не приведи Бог видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный.
А.С. Пушкин, «Капитанская дочка».

Там какой-то пройдоха, мошенник и вор
Вздумал вздыбить Россию ордой грабителей,
И дворянские головы сечет топор —
Как берёзовые купола
В лесной обители.

С.А. Есенин, «Пугачёв».

Двести сорок пять лет прошло со дня восстания Емельяна Пугачёва (1773-1775). Немало народных возмущений было и прежде. Донские казаки Степан Разин и Кондратий Булавин поднимали народ, однако они не помышляли свергнуть существующий строй. Разгул их казачьей вольницы не сказался серьёзно на жизни российского государства. Грандиозное же по своему размаху народное недовольство в годы правления императрицы Екатерины II оставило глубокий след в истории России. По самым скромным подсчётам в нём участвовало не менее 120 тысяч казаков, крестьян, служилого люду, башкир, калмыков, татар, других иноверцев Российской империи. Восстание охватило Оренбургскую и Казанскую губернии, Поволжье, Урал и Западную Сибирь. 

Замахнувшись на российские порядки, Пугачёв со своей армией намеревался взять Москву, но в неё он попал уже в цепях, его жестоко пытали, а потом отрубили голову. Казацкого атамана прокляла Церковь, его дом в станице Зимовейской сожгли, а саму станицу переименовали в Потёмкинскую (ныне станица Пугачёвская Волгоградской области). Ближайших сторонников Пугачёва тоже казнили, других власть посчитала не столь опасными и «помиловала» — их отправили в бессрочную каторгу. В Кексгольмской крепости на Ладоге отбывала пожизненную ссылку вместе с тремя детьми первая жена Пугачёва Софья. Молодка Устинья Кузнецова, на которой Пугачёв — самозваный российский царь Петр III женился в ходе восстания, ютилась под стражей вместе с ними.

Восстание было безжалостно подавлено. Однако Екатерине II пришлось внести коррективы в свою политику по отношению к казакам, крестьянам и мастеровому люду, именно они составляли основную силу народного войска Пугачёва. Беглых государственных крестьян простили, разрешили им вернуться в свои деревни. Это не коснулось помещичьих крестьян, они оставались совершенно бесправными. На уральских заводах сократили рабочий день, до этого фактически ненормированный. 

И хотя в 1775 году была уничтожена Запорожская Сечь (по Кючук-Кайнарджийскому мирному договору 1774 года Россия получила право на свой флот в Чёрном море, потому Сечь потеряла своё значение как пограничная застава на окраинных юго-западных рубежах российской империи, к тому же запорожские казаки участвовали в восстании Пугачёва),  донским и другим казакам предоставили ряд льгот. Казачья старшина могла получить дворянство, им разрешалось владеть крепостными. Такими поблажками власть перетягивала их на свою сторону, так зарождались противоречия между привилегированными и рядовыми казаками. Уральским казакам, занимавшимся рыболовством (река Яик после пугачёвского восстания была переименована в Урал), отменили пресловутый налог на соль, ставший одной из причин, почему казаки пошли за Пугачёвым. 

Некоторое послабление получили нерусские народности, принимавшие активное участие в  восстании. В первую очередь это касалось иноверческой знати, она приравнивалась к российскому дворянству, закрепощение царской властью простых инородцев запрещалось.

***

«Народное замешательство» (так Екатерина II дипломатично именовала восстание Пугачёва) долго вспоминалось в России. Одним из первых к нему обратился Александр Пушкин и написал «Историю Пугачёвского бунта», а позже повесть «Капитанская дочка». Тему пугачёвщины затронул Михаил Лермонтов в недописанном романе «Вадим». Вячеслав Шишков, автор романа «Угрюм-река», «густо, масляными красками» написал исторический роман в 3-х книгах «Емельян Пугачёв». 

Сергей Есенин написал красочную поэму «Пугачёв». «Неужель в народе нет суровой хватки // Вытащить из сапогов ножи // И всадить их в барские лопатки?». 

Илье Оренбургу принадлежит стихотворение «Пугачья кровь», есть в нём такие строки: «Крестился палач, пил водку, // Управился, кончил работу. // Да за волосы как схватит Пугача»... Посадили голову на кол высокий, // Тело раскидали, и лежит на Болоте, // И стоит, стоит Москва. // Над Москвой Пугачья голова». 

Анна Ахматова, рассуждая о своей жизни, вспомнила судьбу казака Пугачёва: «Это и не старо и не ново, // Ничего нет сказочного тут. // Как Отрепьева и Пугачёва, // Так меня тринадцать лет клянут». 

Советский писатель Степан Злобин описал судьбу участника пугачёвского восстания башкира Салавата Юлаева в одноимённом романе «Салават Юлаев».
В советское время появилось несколько кинокартин о восстании Пугачёва, а в 1999 году по мотивам повести Пушкина «Капитанская дочка» и «Истории Пугачёвского бунта» вышел фильм Александра Прошкина «Русский бунт».

***

Пугачёв сумел поднять казаков потому, что они были недовольны ущемлением своих прав, когда была отменена основная казацкая вольность — выборность атамана. К тому же недовольство вызывала введённая государством монополия на добычу и продажу соли. Жизнь в казацких селениях зависела от рыболовства, а налог на соль серьёзно подрывал эту статью дохода.

«Нашу рыбу, соль и рынок, // Чем сей край богат и рьян, // Отдала Екатерина // Под надзор своих дворян». Так в поэме Есенина «Пугачёв» сторож рассказывает Пугачёву о невесёлой жизни яицких казаков.

После первых успехов новоявленного Петра III, пугачёвщина охватила обширные районы на юго-востоке империи и всколыхнула самые разные слои населения. И сегодня у российских историков разбегаются мнения: что же тогда произошло? Была ли это крестьянская война народных масс, недовольных своей жизнью и стремившихся изменить её к лучшему, или разгорелась гражданская война с далекоглядными планами восставших изменить существующий строй. Или случился большой кровавый бунт, когда недовольство существующими порядками вылилось в избиение ненавистных помещиков и служилых дворян. 

Наивная вера в хорошего царя испокон веков царила в народной среде. Стоит только сменить плохого государя, как жизнь изменится к лучшему. Ярко это проявилось в Смутное время, когда пресеклась династия Рюриковичей. Тогда в народной среде ожила вера, что малолетний сын Ивана Грозного царевич Дмитрий трагически не погиб. Этим ловко воспользовался чернец Гришка Отрепьев и объявил себя царевичем Дмитрием. Правда, жизнь свою самозванец закончил неловко — его убили в Кремле. 

В правление Екатерины II вновь ожили «умоначертания народные» (выражение императрицы) в доброго царя. Народ роптал, что она незаконно правит страной, устранив своего мужа Петра III. А он, оказывается, не убит, а только ждёт своего часа, чтобы отомстить ей и вернуть себе власть. В это время по державе бродил не один самозванец, величавший себя Петром III. Когда Пугачёв объявился среди яицких казаков, ещё ходила молва о появившимся на Волге самозванце. Им оказался примкнувший к казакам беглый крепостной Фёдот Богомолов, его быстро поймали, судили в Царицыне и, вырвав ноздри и заклеймив, отправили на каторгу. 

На беглого казака Емельяна Пугачёва, пытавшегося скрыться среди раскольников на Яике, история с Богомоловым произвела огромное впечатление. Он уже несколько раз бежал из-под стражи, обвинённый в самовольном оставлении службы и попытке вместе с мужем своей сестры бежать на Терек в надежде, что у тамошних казаков больше вольностей и власть там не достанет. После очередного побега скрывался в Малороссии, в старообрядческом посёлке Добрянка получил паспорт и был направлен в селение Малыковку (ныне город Вольск) на Волге, отсюда направился в слободу Мечетную (ныне город Пугачёв). Здесь он услышал о недавно придушенном правительственными войсками волнении яицких казаков (1772). 

У авантюристичного по складу характера Пугачёва созрел грандиозный план как обезопасить себя от преследования царских властей. Чисто в духе рискового русского человека: либо пан, либо пропал. В него он посвятил своих ближайших сторонников, а они, вспоминая недавнюю царскую расправу над казаками и пылая мщением, его поддержали. Так на Яике объявился справедливый русский царь Петр III, желающий восстановить свою законную власть, преступно отобранную Екатериной II, обещавший освободить казаков от непосильных налогов, а крепостным дать волю. 

«Он был лет сорока, росту среднего, худощав и широкоплеч. Лицо его имело выражение довольно приятное, но плутовское», так описывает Пушкин Емельяна Пугачёва в повести «Капитанская дочка». 

После первых успехов неплохо организованного казацкого войска (этому способствовало создание военной коллегии), к самозваному царю пошли крестьяне. Они поверили его указам, в них он обещал отменить крепостное право и примерно наказать всех угнетателей. Казацкое восстание переросло в народную войну с классовой подоплёкой, когда  бессмысленное насилие и массовые убийства помещиков и служилых дворян стали обычным явлением. В «Капитанской дочке» весьма красноречив эпизод, когда восставшие, взяв Белогорскую крепость, повесили коменданта Миронова и убили его жену. Так это у Пушкина в повести, а вот как было в реальности, описано у него в «Истории Пугачёвского бунта».

Восставшие, захватив Татищевскую крепость (с неё писана Пушкиным Белогорская крепость в «Капитанской дочке»), безбожно расправились с её защитниками. «Начальники были захвачены. Билову отсекли голову. С Елагина, человека тучного, содрали кожу; злодеи вынули из него сало и мазали им свои раны. Жену его изрубили. Дочь их, накануне овдовевшая Харлова, приведена была к победителю, распоряжавшемуся казнию ее родителей. Пугачев поражен был ее красотою и взял несчастную к себе в наложницы, пощадив для нее семилетнего ее брата. Вдова майора Веловского, бежавшая из Рассыпной, также находилась в Татищевой: ее удавили. Все офицеры были повешены. Несколько солдат и башкирцев выведены в поле и расстреляны картечью». Впрочем, и наложница Пугачёва с маленьким своим братом недолго оставались в живых, через месяц казаки их убили. 

Это была война на безжалостное истребление всех неугодных с той и другой стороны. Когда правительственные войска отбивали захваченные пугачёвцами города, а среди них были Казань, Камышин, Саранск, Саратов, Пенза, Уфа, много мелких городков и крепостей, попавших в плен расстреливали и вешали, а уцелевших по приговору судов отправляли на каторгу, предварительно вырвав у них ноздри и поставив клеймо на лоб раскалённым железом. 

В августе 1774 года Пугачёв пытался взять Царицын, но потерпел неудачу. На помощь осаждённым шёл корпус полковника Михельсона. Пугачёву пришлось отступить, но вскоре он вынужден был принять сражение (5 сентября 1774 года) и потерпел сокрушительное поражение: две тысячи повстанцев было убито, шесть тысяч попало в плен, многие утонули в Волге, когда бежали. Это стало закатом восстания и личной трагедией Пугачёва. Вера в самозванца Петра III пошатнулась. В среде ближайших его соратников, понадеявшихся на  милость императрицы, созрел заговор. Малодушие взяло верх.

«Только для живых ведь благословенны // Рощи, потоки, степи и зеленя. // Слушай, плевать мне на всю вселенную, // Если завтра здесь не будет меня! // Я хочу жить, жить, жить, // Жить до страха и боли!».

Казаки-изменники скрутили своего царя Петра III и доставили его в ставку победителей. Александр Суворов, направленный на подавление пугачёвского бунта, допрашивал Пугачёва одним из первых и сопровождал его, посаженного в клетку и прикованного в ней цепями по рукам и ногам, в Симбирск. После допросов с пристрастием его повезли в Москву. Здесь допросы продолжались, а потом состоялся суд. Казака, потрясшего основы государства Российского, приговорили к четвертованию. 

«Боже мой! // Неужели пришла пора? // Неужель под душой так же падаешь, как под ношей? // А казалось... казалось ещё вчера... // Дорогие мои... дорогие... хор-рошие...».

Екатерина II «смилостивилась» над Пугачёвым и приказала, чтобы не мучился, сразу отрубить ему голову. А уж потом безглавое тело четвертовали. Перед смертью казак держался мужественно, собрав все свои оставшиеся силы, поклонился на все стороны собравшемуся на Болотной площади народу, и, запинаясь, произнёс: «Прости, народ православный; отпусти мне, в чем я согрубил пред тобою; прости, народ православный!». А потом, неловко взмахнув руками, упал ниц. Через миг отрубленная его голова скатилась с плахи.

***

Так закончилось восстание Пугачёва, но народной борьбе ещё суждено было разгореться в 1905 и 1917 году. При Екатерине II казаки и инородцы в надежде на лучшую жизнь мечтали о побеге в Турцию и Китай. После Октябрьской революции господствующий класс, став  никем и ничем, бежал в Европу и Америку. Народ безжалостно глумился над ненавистными помещиками и дворянами, убил последнего русского царя и его семью. Но это уже совсем иная история, хотя в ней явно слышатся буйные отзвуки пугачёвщины.