Новый завет без изъяна

О. Зоберн «Автобиография Иисуса Христа»; М., «Эксмо», 2018

С детства помню бестселлер советского научпопа «Что знает история об Иисусе Христе». Ничего-то, как выяснилось, она не знает. Иисус, вернее Йесус по прозвищу Нацеретянин основал первую в мире финансовую пирамиду, открыл Каббалу до рабби Акивы и теорию относительности до Эйнштейна. И отстаивал общечеловеческие ценности, как-то: чумовую шмаль, однополую любовь и монетарную экономику. Подробности у Зоберна.

ЖИТИЕ ЕВАНГЕЛИСТА ОЛЕГА

До недавних пор Олег Зоберн числился в литературе пушкинской величиной: ничего иль очень мало. Ну, напечатал пригоршню рассказов – анемичных, бессюжетных, с претензией на артхаус. Ну, довел до полной нерентабельности серию «Уроки русского» в двух издательствах – «КоЛибри» и «НЛО», ибо публиковал исключительно братьев по разуму, вроде Радова или Купряшиной. Ну, играл по младости лет в андеграунд, призывая гнев Господень на головы литературного бомонда, куда паренька не пускали:
«Нельзя вот так неторопливо, подстригши бородку, садиться и обстоятельно писать – после того, как Михаил Кузьмин <фактическая ошибка автора – А.К.> умер от воспаления легких, Евгений Харитонов – от инфаркта, Егор Радов – выпив флакон дочкиных духов MidnightPoisonDior; один за другим мрут остальные, снисходя в озеро Халколиван, а Железные Задницы сидят и выдумывают свою учтивую премиальную беллетристику, ожидая Иисуса Разящего, какую он для них выберет последнюю кару».
А потом случилось страшное. Приступи искуситель к Олегови и рече: похули артхаус твой, благ есть грядый по мне в мейнстриме, зане башляют ему зело.
Для начала совращенный прозаик издал «Сумеречные рассказы» под пластмассовым псевдонимом Борис Лего. Книжка и впрямь напоминала конструктор: О.З. малость подлатал свои старые опусы из сборника «Шырь», на скорую руку приладил к ним гримуар «Малый ключ Соломона» и объявил Россию бесовской обителью. За что в 2016-м остался с «НОСом»: содеялось по слову аггела.
Шалость удалась, – а если на бис? Аккурат к Рождеству нынешнего года на книжных прилавках появилась «Автобиография Иисуса Христа». И моментально угодила в нацбестовский лонг. Олег Владимирович, так что там насчет Железных Задниц и премиальной беллетристики?

НАШ СОВРЕМЕННИК

Чует мое сердце: не обойтись без долгой преамбулы. Поскучайте немного, а уж веселье я вам гарантирую.
Забыли айтматовскую «Плаху»? Не беда, сейчас напомню:
«Традиционные религии на сегодняшний день безнадежно устарели. Если история сможет выдвинуть новую центральную фигуру на всемирном горизонте верований, фигуру Бога-современника с новыми божественными идеями, соответствующими нынешним потребностям мира, тогда еще можно надеяться, что вероучение будет чего-то стоить».
Кыргызский классик фатально заблуждался: человек всегда адаптировал Бога к своим текущим запросам. Поэтому Христос – неизменно чей-то современник.
Христос образца 1920 (?) года у Демьяна Бедного – мелкий бес вроде Гришки Распутина. Социальный заказ, сами понимаете. 
Христос образца 1921 года у Папини – копия графа Толстого: враг государства и денег, убежденный непротивленец.
Христос образца 1940 года у Булгакова – анархист и высокой пробы гуманист, брат-близнец князя Мышкина.
Христос образца 1990 года у Шильмана – неформал и веселый раздолбай, икона позднесоветской контркультуры.
Христос образца 1991 года у Сарамаго – обычный человек, измученный невыполнимым желанием: послать куда подальше и Бога, и дьявола, и свою высокую миссию.
Христос образца 2008 года у Георгиевской – пьянь, люмпен, любитель тупо хохмить. Слепила из того, что было, ага. Опять-таки сами понимаете: феминистке с нетрадиционной ориентацией иного не дано – все мужики козлы!
Все это говорит не столько о Христе, сколько о временах и нравах. Мы уже две тысячи лет создаем Спасителя по образу и подобию своему.
Зоберн… ну-у, о нем отдельный разговор.

ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА?

Г-н сочинитель возводит родословную протагониста к рукописям из Наг-Хаммади: ясен пень, мы все глядим в Наполеоны. На самом деле все много проще и скромнее.
Зоберн, сколько могу судить, оприходовал тезис Быкова: тот при всяком удобном случае твердит, что Евангелие – первый в истории плутовской роман, а Христос – явный трикстер. Дмитрий Львович, по правде говоря, чуть-чуть припозднился с теорией: схему уже отработали Лео Таксиль и Демьян Бедный. Нацеретянин точь-в-точь похож на их антигероев. Однако аксиология у Зоберна другая: этический минус меняется на жирный плюс.  
Итак, «Новый завет без изъяна», издание второе, исправленное и дополненное – во всю шы-ы-рь! Детям чтение строго противопоказано, гражданам Милонову и Энтео рекомендую загодя принять валидол:
«Тот, кто однажды распробовал тесный зад юноши, всегда найдет повод выскользнуть из женских тенет».
«Я увидел, что какой-то человек совокупляется с козой… С духовной точки зрения это полезнее, чем соитие с женщиной: коза не претендует на то, чтобы завладеть умом мужчины и сделать его своим глупым слугой».
«Ливийская трава стала универсальным лекарством для тех, кого мучили душевные боли. Страдалец, вдохнувший благотворного дыма, легче усваивал мои наставления».
«Торгуй, читатель!.. Слово к слову, медяк к медяку, и не ленись благодарить за сытую беззаботную жизнь Бога, имя которого – Меркурий Сверхприбыльный».
«Бог сам когда-нибудь воплотится в человека и совершит самоубийство, подав этим пример всем разумным людям».
«Христианство XXI века должно быть именно таким», – уверен Дмитрий Волчек, главред сайта «Радио Свобода». Еще бы: все актуальные тренды в одном флаконе, от ЛГБТ до «Синих Китов». Евангелист Олег – он не чета каким-то там Демьянам!

ЕЖЕ ПИСАХ, ПИСАХ

Не знаю отчего, но копеечный эпатаж мне по барабану: ни восторга, ни возмущения, ни даже интереса. Профессиональный цинизм, должно быть. Писательская квалификация не в пример любопытнее.
Практически вся современная историческая проза сделана при помощи кайла и какой-то матери. Зоберн пользовался тем же самым инструментарием. Но об истории – немного погодя, начнем с литературы. Хотя она в «Автобиографии» не ночевала.
Не в первый раз говорю: язык и стиль – лакмусовая бумажка авторского мастерства. О.З. начисто лишен слуха: нельзя же, ей-Богу, навешивать на «балтеус с чеканными бляхами» сугубо современные феньки: «история не знает альтернативы», «дружба, лишенная эротизма» и проч. Какое, милый мой, у вас тысячелетье на дворе? Лексическая чересполосица украшена блестками «чарующих взглядов» и мишурой «косых лучей». Также имеются в наличии тропы. Из тех, какие Бунин брезгливо называл писарскими: «Она была похожа на горный тюльпан. Или на анемон».
Роман, по Бахтину, – не то, что происходит вокруг героя, а то, что происходит с героем. Йесус на протяжении 512 страниц никак не эволюционирует. Благая весть от Олега на поверку оказывается монотонным, как азербайджанский мугам, лытдыбром: шмальнул ливийского кифа и возлег с мулаткой; шмальнул кифа и возлег с двумя старыми девами; киф, блин, кончился – бухнул сикеры и возлег с Иудой. На колу мочало, начинай сначала…
Чтобы растормошить полудохлое повествование, О.З. то и дело устраивает герою ломовые глюки. Йесус видит и «Титаник», и Нила Армстронга на Луне, преображается – то в рыбу, то в ворона, то в дикого кота:
«В этот момент у меня зачесались яйца… Я не выдержал, остановился, сел, вытянул в небо заднюю ногу, зажмурился и начал сладострастно вылизывать яйца своим шершавым языком, урча от удовольствия».
Почти классика: когда автору делать не фиг, кот яйца лижет. Впрочем, какая разница? – лишь бы договорный объем не страдал.
Вернемся, однако, к трудовым будням мессии. Вы не подумайте плохого: Нацеретянин не только сикеру пьянствует и беспорядки нарушает. Он одаренный врач: доктор делает аборты, посылает на курорты. Если с горячими источниками в Хамат-Гадере все понятно, то аборт в исполнении гинеколога Йесуса и медбрата Зоберна выглядит сущим ребусом. Прерывание внематочной беременности без полостной операции, при помощи акушерских щипцов, которые автор почему-то именует пессарием, достойно быть в анналах рядом с латынинской стрелкой осциллографа и бесединской аортой в мозгу. Олег Владимирович, вы бы хоть БМЭ полистали, что ли…
Это – лишь одна нелепица в долгой череде подобных. Судите сами.
Храмовый налог в Иерусалиме, считает автор, платили тирскими статирами: «Эти монеты, по мнению казначеев Храма, не осквернены – на них нет изображений языческих богов или головы римского императора». Да-а? А как быть с профилем Мелькарта на аверсе и орлом на реверсе? Уволить казначеев без выходного пособия.
Префект Кафарнаума отправляет правоверных иудеев варить мыло из палой скотины. Уволить без выходного пособия: этак и до бунта недалеко. Ибо сказано: «Всякий, кто прикоснется к трупу их, нечист будет до вечера; и всякий, кто возьмет труп их, должен омыть одежду свою и нечист будет до вечера». (Лев., 11:24-25).
Трупами, к слову, завален весь Нацерет: «Мертвецы часто валялись прямо на улицах, и никому не было до них дела». Вот-вот, только заразы нам не хватало. Ну и префекта кесарь назначил – non vulvam, non Rubrum Legionem. Уволить без выходного пособия!
И, наконец, тр-рагический, аж сопли пузырями, финал – Иуда идет на Голгофу вместо любимого учителя: «Каиафа требует от солдат, чтобы они отыскали тебя во что бы то ни стало… Мы с тобой похожи, а солдаты не знают тебя в лицо». Во-первых: какого рожна первосвященник распоряжается римским гарнизоном? Во-вторых: солдаты, может, и не знают. Зато определенно знают помощники Каиафы, Элиша и Ханох – благо встречались и долго толковали. Ослепли они, что ли, а гэзунтэ холэрэ зей ин бойх?! Уволить без выходного пособия!
Слушайте, а не проще ли уволить без выходного пособия сочинителя?

NOT WITH A BANG BUT A WHIMPER

Расчет О.З. до неприличия очевиден: со мученики в чин, со классики в полк. Статья 148 УК за оскорбление чувств верующих, статья 6.13 КоАП за пропаганду наркотиков да статья 6.21 КоАП за пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений – куда как соблазнительный букет. Плюс громовая анафема со всех амвонов: каиново трясение, иудино удавление, Симона волхва погибель… Готовый преемник Толстого, Сарамаго и Рушди. Переводы на все языки, включая суахили, журналисты и поклонницы штабелями.
Но что-то пошло не так. Вместо водородной бомбы взорвалась хлопушка, рассыпав двадцать граммов конфетти. Протоиерей Всеволод Чаплин отечески пожурил евангелиста, тем дело и кончилось. То ли терновые венцы на склад не завезли, то ли… ладно, гадать не буду. А фарисеи из нацбестиария даже до шорта не допустили. Не все коту масленица, решил Меркурий Сверхприбыльный.
Вообще, тему литературных скандалов легко исчерпать одним риторическим вопросом. Отчего помнят Маяковского – неужто лишь за желтую кофту и морковку вместо галстука?

Похожие публикации

.

Заметки по поводу творчества Вячеслава Овсянникова

Александр МЕДВЕДЕВ
.

Свежий кавалер

Александр КУЗЬМЕНКОВ