Распутин: «великий старец» или «святой черт»?

708 0 Юрий НОСОВСКИЙ - 30 декабря 2018 A A+

30 декабря 1916 года в Петербурге в особняке князя Юсупова был убит Григорий Распутин, получивший широкую известность с начала 20-го века за близость к царской семье. А споры относительно его личности продолжаются до сих пор.

Собственно, уже по самому убийству существует целая гора книг, отдельных статей, где рассматривается ряд версий происшедшего. «Желтая пресса» обычно смакует чисто технические моменты преступления. Дескать, и «святого старца» не могли убить несколькими выстрелами едва ли не в сердце, и «лошадиные» дозы цианида в отравленных пирожных его не взяли, и одного из своих убийц он едва не задушил. 
В источниках посолиднее ставится под сомнения официальная версия – Распутина убил князь Феликс Юсупов и депутат Госдумы Владимир Пуришкевич, с несколькими подельниками. Вместо этого намекается на «английский след», вплоть до того, что «друга царской семьи» зловредные и вездесущие британские агенты не просто убили, но еще и пытали перед этим пару часов, дабы выведать подробности проекта сепаратного мира России с Германией, сторонником заключения которого и был Распутин.
В итоге, исходя из древнеримской криминологической максимы «ищи того, кому выгодно» и делаются выводы – кому нужна была смерть «сибирского мужика». И, соответственно, чьи интересы этот самый «политик от сохи» выражал и защищал.
Последнее особенно стало популярным ныне в среде черносотенных ультра-монархистов, образца аудитории «Русской линии», чей автор Константин Душенов был даже осужден к колонии-поселению за слишком уж «махровый» антисемитизм. Воззрения этой группы: Григорий Распутин был истинным святым, удерживал монархию от падения, а Россию – от связанных с этим страшных бед. За что и был убит во всем и всегда виноватыми «жидомасонами» и теми же поддерживающими масонов английскими политиками.
Доказательства? Ну ведь «старец» и кровотечения царевичу Алексею, больному гемофилией, останавливал, и якобы царя удерживал от вступления России в войну с Германией, а потом как раз и ратовал за заключение сепаратного мира с Берлином. И вообще, прозорливцем был – вон, предсказал, что если его убьет выходец из простого народа, для династии Романовых это обойдется «легким испугом», а вот если на убийство покусится аристократия – быть беде. 
Распутина недолюбливали? Так это все либеральная и западная пропаганда! Охмурили доверчивый русский народ, заставив его ненавидеть того, кто чуть ли не единственный (кроме «царя-мученика», конечно!) спасал Отечество от впадания в жуткие политические катаклизмы.

***

Вот только как-то не вкладываются в эту благостную картинку практически готового «Жития святого Григория» очень многие моменты. Для начала – ненавидели «святого старца» почти все в тогдашней России. Даже среди его «официальных» убийц был не только представитель тогдашней «золотой молодежи» князь Юсупов, но и маститый «черносотенец» Пуришкевич. 
Да и настоящие старцы, без кавычек, равно, как и большинство церковных иерархов, к Распутину относились, мягко говоря, с осторожностью. Митрополит Антоний (Храповицкий), вождь той части РПЦ, которая вначале окормляла Белое Движение, а затем организовалась в Русскую православную церковь за рубежом (РПЦ(з) ), откровенно называл этого «святого» «хлыстом». То есть, представителем крайне радикальной псевдо-христианской секты, исповедующей как извращенные взгляды, так и не менее извращенные методы «духовного роста», вроде ритуальных порок и откровенного разврата. И Владыка Антоний был в этом своем мнении далеко не одинок…
Чуть более мягок в своих оценках другой духовный вождь Русского Зарубежья, глава Зарубежной Епархии РПЦ митрополит Евлогий (Георгиевский).

«Распутина я никогда не видал, хоть и не раз имел возможность с ним встретиться, но от встречи с ним я всячески уклонялся, – писал он. – Сибирский странник, искавший Бога и подвига и вместе с этим человек распущенный и порочный, натура демонической силы, – он сочетал поначалу в своей душе и жизни трагедию: ревностные религиозные подвиги и стремительные подъемы перемежались у него с падениями в бездну греха. До тех пор, пока он ужас этой трагедии сознавал, не все еще было потеряно; но он впоследствии дошел до оправдания своих падений, – и это был конец…»

Зато действительно известный старец, «прозорливец», схимник высокой духовной жизни, канонизированный в 1996 году, архимандрит Гавриил (Зырянов) отзывался о Григории Ефимовиче еще более резко: «Убить его, что паука: сорок грехов простится…»

***

Но ладно там монахи и клирики, но ведь сходное отношение к царскому фавориту бытовало и в простом народе! Начальник «уголовного розыска» («Сыскного департамента») российской полиции Аркадий Кошко в своих мемуарах пишет:

«Между тем известие подтвердилось, и исчезновение Распутина стало фактом. Я не берусь описывать того ликования, которым был охвачен Петроград! Не только люди, принимавшие хотя бы и самое отдаленное участие в политической жизни страны, трубили победу, но и рядовые обыватели ликовали, радуясь происшедшему… 
Между тем, последовало срочное распоряжение министра внутренних дел Протопопова, которым мне предлагалось напрячь все силы сыскной полиции для розыска Распутина… Личность Распутина была до того всем отвратительна, что даже строго дисциплинированные чины сыскной полиции возроптали. 
Это был первый случай небеспрекословного подчинения, наблюдаемый мною за 20 лет моей службы в полиции. Агенты кричали: «Очень нам нужно разыскивать всякую дрянь! Исчез — ну и слава Богу!» 

И даже посол Франции в России, Морис Палеолог, записал тогда в своем дневнике:

«Народ, узнав о смерти Распутина, торжествовал. Люди обнимались на улице, шли ставить свечи в Казанский собор. Когда стало известно, что великий князь Дмитрий был в числе убийц, толпой бросились ставить свечи перед иконой св. Дмитрия».

Собственно, именно из-за всенародного ликования и симпатии простонародья (а отнюдь не только «либеральной интеллигенции», как уверяют нынче «распутино-филы») царь практически никак не наказал заговорщиков, за исключением ссылки в имение, отправки на фронт (по штатно занимаемой офицерской должности) и т.д. Хотя боготворившая убитого царица требовала для убийц немедленной смертной казни.
Подобные настроения откровенно преобладали и на фронтах – где Распутина с императрицей, кстати, не без оснований, считали вождями «прогерманской» партии в верхушке власти, и связывали с ними все более учащающиеся неудачи в ходе военной кампании. 
Правда, вот незадача – сами немцы почему-то не очень старались поддержать авторитет своего «агента» в Петербурге. Хотя, по логике, должны были бы с него «пылинки сдувать». Так, известно, что с германских «Цеппелинов» на русские позиции сбрасывались листовки с рисунками. На которых кайзер Вильгельм опирался на немецкий народ, а император Николай – на, пардон, половой член Распутина. Хорошенькая реклама для ценнейшего «агента влияния», правда?   
Так неужели же вся эта воистину всенародная ненависть могла стать плодом всего лишь «вражеской пропаганды»? Право, не стоит ее преувеличивать, особенно в ту эпоху, когда газеты читали преимущественно лишь в городах, грамотными были далеко не все россияне, телевидения и даже полномасштабного радиовещания не было и в помине. А главным источником информации, как и века назад, были слухи, распространяемые за разговорами в дороге, в трактирах, между общающимися «кумушками» и т.д.
Ведь «войну до победного конца» тоже лоббировали не только официальные СМИ, но и та же «рука Лондона». И Временное Правительство, несмотря на нелюбовь к монархии – тоже. Но рядовые солдаты почему-то все чаще либо бежали с фронта, либо даже устраивали «братания» с противником. А вот увеличить авторитет Распутина (равно, как, впрочем, и самой монархии) у провластного официоза почему-то не получилось.

***

Как представляется, все дело в том, что «натянуть» на выходца из села Покровское Тобольской губернии образ «святого», во всяком случае, в православной понимании этого слова, в принципе невозможно. Ну не было ни до, ни после него таких «святых». Даже в числе «юродивых Христа ради», могущих себе позволить нарушать многие формальные нормы поведения – для провоцирования нападок на себя с целью несения большего христианского подвига.
«Юродивые», конечно, могли забежать в женскую баню, нарываясь на заслуженный женский визг и побои, или ходить голышом по улицам Москвы и других городов и весей. Могли, при встрече, дать дельный совет даже царю или обличить его за те или иные прегрешения. 
Но при этом они вели действительно «нищенское» существование, одевались в лохмотья, питались подаянием. А не позволяли себе более или менее регулярные «оргии» с экзальтированными аристократками, выпивку за обедом по несколько бутылок дорогих вин (при столь же недешевых закусках). А уж представить себе, скажем, св. Василия Блаженного, регулярно просиживающего в Кремле, и дающего советы Ивану Грозному относительно «кадровых вопросов» среди бояр, объявлению войны и заключения мира – это вообще абсурд!
Такое поведение приличествует больше всевозможным «временщикам», ненавистным в народе фаворитам, без надлежащих заслуг «пролезших из грязи в князи». И таких персонажей – даже после более краткого или более длительного возвышения – народ обычно рано или поздно требовал выбросить из Кремля на колья возмущенной собравшейся толпы…

***

А что Распутин кровотечение наследнику престола останавливал, так разве это показатель? Даже сейчас, если не в любой деревне, то в любом районе, так точно, можно найти хотя бы одного «знахаря» («бабку», колдуна, проч.), для которого умение «заговаривать кровь» – что для сельского фельдшера навыки сделать укол или перевязку. К ним возят страждущих и алкоголизмом, и бородавками, и «порчей со сглазом». 
Вот, кстати, свидетельство о Распутине служанки одной тогдашней барыни, тогда простой девушки, своей внучке. 

«– Странный был, – рассказывала бабушка. – Большой лоб закрывали длинные космы, нос в оспинках выступал вперед. Лицо морщинистое, загорелое. Борода свалявшаяся, словно старая овчина. На правом глазу – желтое пятно. Мрачный, нелюдимый. Улыбка лукавая. Взгляд его не каждый мог выдержать. Он им коней останавливал, хворь излечивал, кровь заговаривал. Молодухе одной, что неприветливо встретила его, нагнал кошек со всего села, и визжали они всю ноченьку под ее окнами. Кошки постоянно увивались около него. Еще погулять любил...»

Что тут сказать – нарисован портрет практически «классического» деревенского колдуна. 
А уж сколько таких «целителей», «экстрасенсов», «белых магов» было на российском телевидении в конце 20-го столетия!
Вот только церковь отчего-то относится к деятельности всех вышеупомянутых лиц, мягко говоря, очень прохладно. Несмотря на то, что в домах у многих из них иконостас – что твоя церковь, а в свои «заговоры» они демонстративно вплетают обращение к Христу и Божьей Матери.
 Потому что христианство – не магия, там человек, свободная личность, просит не менее свободного Бога, оказать ему милость. «Юридических» гарантий нет – только Его любовь к нам, грешным. 
А в магии взывают к выполнению неких «обязательств» на основе заговоров, заклинаний, и т.д. Но с какой стати неким «духовным сущностям» предоставлять магам и колдунам «бесплатный сыр»? Или же все-таки он не такой уж и «бесплатный», просто об этом вслух не говорится? Всем и на первом этапе, во всяком случае…

***

«Пророчество» же Распутина о связи его смерти с гибелью царской семьи – так вообще может вызвать только улыбку. Больно уж оно похоже на известный исторический анекдот о придворном астрологе Людовика XI, которого король спросил о дате смерти звездочета. Дескать, я его все равно обхитрю – ведь могу казнить обманщика в любой момент. 
Но находчивый астролог ответил венценосцу, что, согласно звездам, он умрет за сутки до смерти самого короля. Последний не рискнул лично проверять правильность «пророчества»…
А еще вспоминается другой «мистический ужастик» насчет того, что Великая Отечественная война началась из-за того, что ученики профессора Герасимова раскопали могилу великого завоевателя Тамерлана в Самарканде – аккурат 21 июня 1941 года. Ага, видимо, если бы они от раскопок отказались, то и Гитлер бы тут же отказался от вынашиваемого несколько лет «плана Барбаросса», и массу войск, подводимую к немецко-советской границе, сразу же отвел обратно…
Так и с «влиянием» убийства Распутина на падение царской власти. Просто власть эта (равно как и зажравшаяся аристократия, откровенно превратившаяся в мега-паразита на теле России, как и не думающая ни о чем, кроме сверхприбылей, буржуазия) настолько скомпрометировала себя в глазах простого народа, что их падение было лишь вопросом времени. 

***

К сожалению, как раз об этом, самом главном обстоятельстве, сторонники что канонизации «святого старца Григория», что культа «святых царственных мучеников» (которые на самом деле, согласно определению Архиерейского Собора РПЦ 2000-го года никакие не мученики, а «страстотерпцы», то есть люди, пострадавшие не за веру во Христа с требованием отречения от Него) не думают. 
Собственно, загробная участь любого умершего христианина от формальных канонизаций не зависит – лишь от милосердия Божьего. А оно, действительно, беспредельно…
Но этот момент для упомянутых «канонизаторов» глубоко вторичен. Они с упоением продолжают требовать «освящения» не столько даже тех или иных конкретных фигур дореволюционной России, но именно что самой этой «благословенной России, которую мы потеряли». Где были якобы только «балы, шампанское, лакеи, юнкера и хруст французских булок». 
Разумеется, грезя о своей будущей счастливой жизни в такой возрожденной «Святой Руси» в качестве отнюдь не «лакеев». И уж, тем более – не в качестве десятков миллионов голодающих крестьян и работающих по 12 часов в сутки и ютящихся в казармах рабочих. 
Что ж, в Православии давно есть точный термин для определения такого состояния, именуемый «прелестью». Не той, что имел в виду Пушкин и подразумевает современный русский язык, по образцу «еще ты дремлешь, друг прелестный» – с оттенком восхищения, нежности и ласки. А «прелестью», как производному от просто «лести», лживой похвалы. 
Так что «прелесть» в аскетической терминологии – это «духовный обман», принятие тьмы за свет, лжи за истину. Тягчайшее состояние для верующего, грозящего ему духовной гибелью.
Впрочем, если в такой «прелести» находятся не «заблудившиеся» монахи-подвижники, а часть политически активного общества, для общества такой самообман грозит не менее гибельными последствиями. Сейчас ведь тоже можно «второй раз наступить на те же грабли», что и в канун 1917 года, если не сделать правильных выводов из ошибок российской элиты столетней давности. Так что, в этом смысле, история жизни и смерти Распутина по-прежнему актуальна для России.