Русский рефрен и другие рефрены – на… русском

Отражение
история с географией

Я целую твоё продолжение
В покидающем город окне,
Принимая своё поражение
В не объявленной нами войне…

И, скучая в зачуханном поезде,
Прокисая в дешёвом дыму,
Три главы ненаписанной повести
Пробухчу неизвестно кому.

Вырываю твою фотографию
Из газеты на пьяном столе,
Битый час вычисляя по графику,
На какой кинофильм постарел.

И, пытая лабинского лабуха,
Кто храпит в серебристой трубе,
С некрасивой, но умною бабою
Завожу разговор о тебе.

– О Тибете? Пришельцах? Пожалуйста! 
О живой или мёртвой воде…
На любовь, непутёвый, не жалуйся –
Лучше карточку дай поглядеть.

Семафор объявил торможение –
Замаячил народ у окна…
И мелькнуло твоё отражение –
И заохала баба: «Она!»

 

 

Краткая инструкция по переходу
из пространства SK_29.05 в пространство SK_25.09

1. Апокалипсис покаяния

Предначертанное кочевие? 
Приключение предсказания?
Благочинное выключение? 
Разночтение наказания…

Патогенная топонимика,
Искажаемая фейсбуками.
Поражает чужая мимика,
Порождённая шеврикуками.

Исключительное включение – 
Предпочтение окончания.
Изначальное излечение –
Злоключения измельчания?

Прилежание подлежащего?
Приложение прилежания.
От дрожащего до дражайшего
Выражение содержания.

Патентованное проклятие –
Предисловие послесловия. 
Зарифмованное занятие –
Откровения изголовия?

География огорчения.
Заикание заклинания.    
Отрицание отречения.
Апокалипсис покаяния.

…Разъезжаемся, разлетаемся,
Покидая деревни древние,
Поверяя разлукой таинства
Золотые пространства времени.

 

2. вологилоб тиводя

Предначертана любовь?
Кар(м)а молнии внезапна!
Ядовит болиголов?
Смерть – наследница азарта… 

 

***

Я потерял файл. Я потерял текст. Я потерял звук.
Дьявол закайфовал: местью унижен жест, деда покинет внук.

Сын позабыл дом. Марс раскалил гвоздь. Кара креста, псих!
Старость за тем углом, где багровеет гроздь и воскресает стих.

Муза пьяна в дым. Чётки в кострах встреч. Пара сквозных ран.
Важно понять родным: оберегаю речь – черти, no pasaran!

Новый леплю файл, старый крошу текст, свежий ловлю ритм.
Переспроси: why? Русский, отвечу, best! Горлинка повторит.

 

Фарс-перелёт Москва – Париж – Лиссабон

Ольге и Чарльзу

Забреду в посторонний бред: чемодан, ананас, удав…
Два билета. И твой портрет я нечаянно увидал.

И записку: «Час тридцать пять. Шереметьево. Лиссабон.
Постарайся не опоздать. Никаких такси – фаэтон!»

Сумасшедшая! Натворишь, наворотишь чудес. Трюмо
Восклицает: «Хочу в Париж! Отказаться – ни Боже мой!»

Замурован в чужом бреду. Неужели твоя рука
Напомадила ерунду: «Вылетаем наверняка!»

Нарисую красный квадрат, имитируя синий круг…
Я устал от твоих шарад – перепутал север и юг.

Сивый мерин, жарь шарабан – самолётик готов вспорхнуть.
Отпустила судьба щелбан – постараюсь его вернуть.

Переставлю часы – шалят: где Москва? А где Лиссабон?
Ты – в шанели, в шинели – я. И слабо быть самим собой.

Что за птица в клетке дрожит? Изумлённый щегол-пижон…
Растаможенный пассажир намекает: «Продам «Пежо».

Погоди фарцевать, милок, – растреклятый удав исчез.
Мне совсем мозги замело: кто жена из трёх стюардесс?!

Королева снов и афиш, возврати московский щелбан.
Разбуди и скажи: «Париж», королева снов и саванн.

По числу, почитай, среда… – Эй, гарсон, наливай коньяк!
Извини, занесло сюда, где по-русски один поляк.

Я «Пежо» не купил. Пора лиссабонить – в небе висеть.
Обойдётся «Гранд-опера» без юбчонки а ля плиссе.

Из гипербол твоих забот, из парабол моих затей
Ухмыляется чёрный кот. И куда щегол улетел?!

Золотые твои виски сединою сразят меня.
Джин и виски – коктейль тоски! – я на кислый квас променял.

За щеглом, распушивши хвост, над Европой кот пролетит…
Мы в родимый бред, на погост, возвратимся, как ни верти.

Закипят пельмени. Уха остывает. «За милых дам!»
Ты права: я рукой махал эфиопке у Нотр-Дам.

Ты права: нацепив цилиндр, «Тет-а-тет, – кричал, – тет-а-тет!»
И мечтал покорить Мадрид – в Лиссабоне испанок нет. 
Отдохнём. Зарубежный гость надоел, как солёный груздь.
Бред застрял, словно в нёбе кость, – я его зубрил наизусть. 

Оглядимся: Москва Москвой: Третьяковка, Арбат, метро… 
Парижанка, беглянка, скво, что глядишь на меня хитро?!

Забывая протяжный бред. Попадаю в привычный сон.
Два билета. В буклях портрет. Самолёт: «Москва-Вашингтон».

 

Символ

Ночь в окошко постучала:
– Чудный час! Удачный век!
Начинаем жизнь сначала, 
человечный чебурек!

– Чебуречный человеко, –
ироничен Игрек-грек. –
Символ мастера? – …Эль Греко.
– Символ мудрости – …ацтек?

– Аскетичный человече –
сиречь Рыцарь или Царь,
Беатриче недалече? 
– Искалечен календарь…

– Органичен Аль Пачино? –
философствует Физтех…
Истеричен дурачина: 
– Смертен грех, бессмертен смех.

Закручинилась лучина: 
– Янычарит алчный чёрт!
Под личиною – личина:
образин переучёт.

Тары-бары... Санитара!
– Пара строчек? На допрос:
«Символ страсти – Ниагара (?)...» –
«Символ страстности – Христос!..»

Чистокровное пиано
исключает чистоган.
Чегеварит Челентано? 
Чевенгурит Чингисхан…

Эротичная дивчина –
сиречь речь пречистых рек – 
Экзотичная причина
опасаться ипотек.

Каламбурит Коломбина:
– Сотворивши, покоришь?
Символ верности? – …рябина.
– Символ нежности – …Париж?!

 

Славянский базар

Летите, голуби, летите!
Летят перелётные птицы…
Летят утки, летят утки…

Старинные советские (русские) песни,
из которых слова не выкинешь(?!)

Нечаянная беседа. Поездка за горизонт.
За чаем сосед соседа подначит: – Смывай позор!

Дарованные народу круизы за горизонт.
У моря урод – удоду: – Умора: заморский зонт!

Оплаканные свободы – полёты за горизонт.
Внезапные небосводы: – У звёзд неземной узор.

Библейская идиома шифруется «на авось»:
– И дома горит солома, и дома горчит овёс!

Семейные заморочки: – Племянник просил гобой!
– Не смей покупать для дочки 
плебейский журнал «Плейбой»!

Воронежский коротышка, заносчивый коростель:
– Мамзель! Я – Михайлов Мишка. 
В Париже изволь: Мишель!

Московские дяди Стёпы, шагая по Брайтон-бич,
Куражатся ради стёба: – А как по-английски «Дичь»?

Славянское любопытство: – О Господи, господа!.. 
Желание похмелиться. Умение сострадать.

Освистанные восторги – Женева, Стамбул, Пекин…
– Терпи, словно Рихард Зорге! 
– Молчи, словно гордый финн!

Шикарные анекдоты разделаны под орех:
«Шикую, шинкуя шпроты…» 
Рыдать до икоты грех.

...Былинные прибаутки разучимся понимать…
Курлычет журавль утке: 
– Люблю тя, япона мать!

 

Из цикла «Ежли про любовь…»

Памяти Наташи

Воскрешать не моги – неча рыпаться!
Кто?.. Когда?.. – разберётся Господь.
Жаргонизмы разбойного рыцарства
Дух спасают, насилуя плоть.

Невозможно воскреснуть – оспорите?! –
Вельзевул торжествует, смеясь.
Пасть «Астории». Пропасть истории.
Во спасение – Яблочный Спас.

Воскресить невозможно ¬– доказано?! –
Ни крестом, ни постом, ни хлыстом.
Побеждай! – побуждаешься джазово
Гениальным поэтом. Христом.

 

Русский рефрен 
поэллада 

Там русский дух… Там Русью пахнет!
Александр Пушкин

Если путь прорубая отцовским мечом,
Ты солёные слёзы на ус намотал,
Если в жарком бою испытал, что почём, –
Значит, нужные книги ты в детстве читал!
Владимир Высоцкий

В России две беды,
и одна из них вечно ремонтирует другую.
Анекдот-2004(?)

Гой, славяне, – крестьяне, дворяне, 
Ерофеи, Авдеи, Емели!
Вы почто, забузив в океане,
Корабли посадили на мели?

И на мачтах, казнённых штормами,
И на шлюпках – дырявых, но верных –
Выживали и земли замали, 
И крестили царевен в тавернах.

Эк, робята, гуляли, гудели
И чесали носы кулаками –
И часами казались недели,
И секунды сменялись веками…

А славянки – Полины, Прасковьи –
На потешных ромашках гадали
И хранили простые любови,
Проклиная заморские дали…

Ах, дворяне, – пройдохи, пророки,
Николаи, Степаны, Андреи,
Вы зачем, порицая пороки,
За безумную веру радели? 
Фаталисты (фантомы Бастилий!) 
Раздували французское пламя
И Москву Бонапарту простили:
У героев короткая память.

Дуэлянты, танцоры, гвардейцы,
Шалопаи салонов слащавых,
Драматурги статичного действа
Захрустели в Сибири хрящами…

А славянки – княгини, рабыни – 
Катерины, Натальи, Настасьи,
Примеряя салопы рябые,
Выбирали кандальное счастье…

Эх, славяне, – дворяне, крестьяне,
Болтуны, бузотёры, мессии,
Кто из вас по октябрьской пьяни
Прорыдал о спасённой России? 

Поимённо? – Иваны, Прокопы…
Пофамильно? – Легендам поверьте…
На кой ляд, одолев Перекопы,
Забивали невинных до смерти?! 

И за волю (на бешеной воле!)
Да за правое – левое – дело
Окровавили чистое поле:
Аж трава-мурава побурела…

А славянки – Агафьи, Варвары –
Жмых жевали, латали бельишко,
Начищая песком самовары,
Чтобы солнце светило детишкам…

Горожане, селяне, – славяне, 
Михаилы, Вадимы, Афони,
Что сулил вам усач окаянный,
Воцарённый вампиром в законе? 
Почему из Рязани разини
Поспешали служить палачами? –
Разводились Маруси да Зины,
А Марины и Нины молчали.

Отчего из Одессы повесы
Воспевали оскалы ГУЛАГа?
И кружились воспрявшие бесы,
И кремлёвская свора гуляла.

А славянки – врачи, секретарши –
Вероники, Ариши, Татьянки,
Заглушая циничные марши,
Голосили у чрева Лубянки…

Ух, славяне, армяне, казахи,
Осетины, узбеки, евреи,
Завалив озверевшие страхи,
С кем взасос целовались на Шпрее? 

Константины, Алёши, Серёги, 
Москвичи, туляки, киевляне,
И какие забытые боги
Сберегли вас в геенне германий?!

Опоздали, герои: покуда
Вы парадили грозное знамя,
Спрессовались победы в секунды, – 
У тиранов короткая память.

А славянки – Людмилы, Алёны, – 
Нацепив карнавальные маски,
Заменив крепдешин на нейлоны,
Щеголяли то в мини, то в макси…

Гей, славяне, – Максимы, Данилы, – 
Мастерили ракеты и драги,
Баб кадрили – от Ганга до Нила,
Будапешты сминая и праги.  
Космонавты, бандюги, вельможи,
Генералы, таксисты, мальчишки,
И вчера, и сегодня, похоже,
Вы читаете разные книжки.

Леониды, Борисы, Володи,
Президенты, банкиры, генсеки,
Балагуря о русском народе,
Вы забыли: ОНЕ – ЧЕЛОВЕКИ...

А славянки… Сюзанны, Марьяны
Обсуждают «тойоты» соседок,
Виртуальные крутят романы,
Но рожают французов и шведок.

Раздел