Жизнь и смерть знаменосца Победы

Четверть века назад, 26 декабря, в Москве оборвалась жизнь Мелитона Кантарии. Кто виноват в смерти человека, водрузившего Знамя Победы над поверженным Рейхстагом? Равнодушные московские чиновники? «Рука Москвы», якобы благодаря которой в Абхазии началась гражданская война, вынудившая покинуть ее территорию героя Великой Отечественной? А может, потерявшие совесть грузинские политики, приложившие все силы для распада СССР и превращения собственной страны в настоящий ад?

Прошло уже больше 70 лет со дня победного Мая и 25 лет со дня смерти последнего из бойцов, водружавших красное знамя над Рейхстагом, но описания биографии Мелитона Кантарии продолжает изобиловать часто противоречащими друг другу мифами. И на роль «символа Победы» его выбрали едва ли не по «кастингу» среди таких же, как он, бойцов, чтобы угодить Сталину земляком-героем. И во время мирной жизни Кантария купался в роскоши, «имея две квартиры из красного дерева», «открывал ногами» двери в высокие кабинеты, «рулил» богатейшим рынком в Сухуми и т.п. 
Даже информация о последних днях его жизни от якобы «полностью информированных» то родственников, то хороших друзей и знакомых различается, ну, очень существенно. Одни говорят, что умер он по дороге к другу, другие – что на квартире у очередной любимой женщины, третьи – в палате одной из московских больниц. Доходит до разноголосицы даже в конкретной дате смерти – она в вышеуказанных «информированных источниках» варьирует от 26 до 31 декабря.
Думается, отдельные журналисты, добросовестно добывающие «жареные факты» на эту тему, в большинстве своем вряд ли догадывались о возложенной на них неизвестными «кукловодами» сверхзадаче. Согласно которой нагромождение противоречивой информации сначала поспособствует мифологизации образа Кантарии и его товарищей, поставит под сомнения их историчность. Ну а там, попозже, можно будет поставить под сомнение уже и историю Великой Отечественной войны в целом, и победы в ней Советского Союза в частности. 
Собственно, на Западе и так уже большая часть опрашиваемых считает, что Вторая Мировая, в том числе в Европе, «была выиграна США». Ну а СССР – он так, где-то «на подхвате» был. Дело за малым – создать такую же установку в мозгах молодого поколения на просторах бывшего Союза. На Украине, в Прибалтике это и так уже идет ударными темпами – осталось «дожать» еще и Россию.

***

На самом деле, усердно муссируемые либеральными СМИ «жареные факты» относительно «знаменосцев Победы» никакого существенного значения не имеют. Потому что эти бойцы действительно являлись лишь наглядным символом этой победы в глазах советских людей и всего мира. Герои должны быть персонализированы – безымянность допустима разве что для бойца, похороненного в могиле Неизвестного Солдата. 
Ведь победа над сильным и жестоким врагом достигается лишь общими усилиями – и генералов, и рядовых. Тот же «маршал Победы» Георгий Жуков, без сомнения, брал Берлин, но понятно, что финальная операция Великой Отечественной стала возможной лишь благодаря не менее умелым и героическим боям, проводимым на других фронтах столкновения с гитлеровцами. В противном случае, Гитлер бы просто перебросил большую часть своих «прохлаждающихся» дивизий к столице Рейха и смог бы очень долго удерживать их даже против военного гения Жукова.
Так что отвлеченно-злорадные размышлизмы образца «над Рейсхтагом было водружено чуть ли не полсотни красных флагов, но в герои выбрали почему-то только Егорова и Кантарию» – явно «от лукавого». Да, отчаянно храбрых советских бойцов, стремившихся продемонстрировать и своим частям, и врагу, что победа уже практически достигнута, водрузив алое знамя над разрушенным зданием гитлеровского парламента, было немало. Конечно, у двух самых известных из них есть и дополнительная причина для известности – именно их флаг был укреплен над самим куполом ненавистного архитектурного сооружения. Но даже если бы этого обстоятельства и не было – что с того?
Ведь водружение этого самого знамени не было какой-то «почетно-приятной» миссией ну даже образца Парада Победы на Красной площади, с последующим бросанием трофейных немецких знамен к Мавзолею Ленина. Знаменосцы Победы реально рисковали собственной жизнью, прорываясь к заветному куполу сквозь огонь все еще ожесточенно обороняющихся на этажах гитлеровского учреждения вооруженных до зубов фашистов. 
Видеть в таком задании лишь почет – сродни окончанию одного из популярных анекдотов о «Золотой Рыбке». 

«А теперь, Рыбка, я хочу стать Героем Советского Союза! Золотая Рыбка махнула хвостом – и главный герой оказался на Курской Дуге летом 1943 года, с тремя гранатами против шестерки наступающих немецких танков».

Что-то подобное сделали и Егоров с Кантарией, прорвавшись, несмотря на ожесточенное вражеское сопротивление, к своей цели. Но вообще, даже без этого самого известного эпизода, разве их боевой путь сам по себе не был героическим? Мелитон Варламович воевал с немцами с декабря 41 года, Михаил Алексеевич с первых месяцев войны партизанил под Смоленском, пока после освобождения города его не призвали в армию, где оба бойца стали сослуживцами. 
И ведь служили они не абы где, а в разведке! Где едва ли не каждый разведвыход за линию фронта оценивался, как подвиг, с соответствующими наградами, поскольку именно подвигом и являлся. Воевать в тылу врага, без огневой поддержки товарищей, в условиях тотального численного превосходства противника…
Да и выжить в таких условиях, пройдя всю войну – это чего-то да стоит. Летчики, например, в подобных случаях практически «автоматически» считались «асами», награждаясь вплоть до «Героя». Так что выбор Егорова и Кантарии для водружения Знамени Победы был вполне обоснован. Как и последующая слава в масштабах огромной страны. Хотя, кстати, Звезды Героев им присвоили лишь спустя целый год – Указом Президиума Верховного Совета.
А насчет остальных «обойденных славой»? Вообще, в те времена были популярны строки Владимира Маяковского.

Мне наплевать
                       на бронзы многопудье,
мне наплевать
                       на мраморную слизь.
Сочтемся славою —
                       ведь мы свои же люди, —
пускай нам
                       общим памятником будет
построенный
                    в боях
                             социализм.

***

Можно заметить, что свою, вполне заслуженную, славу   знаменосцы Победы, вполне в духе выше цитированных стихов вовсе не стремились «конвертировать» в чины, звания, деньги. Хотя, без сомнения, могли. Героям предлагали, для начала, руководящие посты, учебу в военных академиях, но они так и предпочли остаться простыми советскими тружениками и сержантами. Егоров – вообще, простым рабочим на консервном заводе, Кантария – работником торговли. 
Но, кстати, не мифическим «директором Сухумского рынка» с миллионными «теневыми» барышами, а всего лишь небольшого мясного магазина. Понятно, что на любимое грузинское кушанье, шашлыки, себе и друзьям, у него хватало, но «златых гор» Мелитон Варламович явно не стяжал. Врученную к 30-летию Победы «Волги» продал. Чем, возможно, спас себе жизнь – его друг Егоров в том же году попал на такой же «Волге» в смертельное ДТП…
Да, связи у героя в самых высоких сферах были – не без этого. Ему ведь «по роду деятельности» надо было время от времени принимать участие в официальных встречах с высшими руководителями государства – по случаю празднования Дня Победы. Так что он лично знал и Сталина, и Хрущева, и Брежнева. А маршал Жуков, можно сказать, был в числе его друзей. Тем более, что Георгий Константинович нередко говорил во время войны: «В армии есть два командира – я и сержант». Намекая на важнейшую роль младшего комсостава и предостерегая подчиненных офицеров от излишнего самомнения. 
Но, может, «сильные мира сего» потому и привечали порой достаточно «пробивного» «простого сержанта» именно потому, что он лично для себя практически никогда ничего не просил? За друзей, знакомых, просто попавших в беду людей – да. Потому такой альтруизм и вызывал симпатию у завсегдатаев высоких кабинетов.

***

Но, пожалуй, наибольшее количество мифов сложено о последних двух годах жизни знаменитого грузина. Самых навязчивым из которых является цитируемое из номера в номер и грузинских, и российских либеральных СМИ утверждение, что «Мелитон Кантария был вынужден уехать из ставшей ему родной Абхазии из-за начала там гражданской войны». Грузинские же «клеветники России» при этом обычно добавляют еще и что-то вроде того, что эта гражданская война «лежит целиком на совести Москвы».
На самом деле, пока «маленькая, но гордая» кавказская республика находилась под контролем Москвы, никаких межнациональных склок там не могло быть и в помине. В том числе и в Абхазской автономной республике, которую почти поровну населяли абхазы с грузинами. 
Вражда между прежде братскими народами начала назревать как раз с приходом к власти в Тбилиси полуфашиствующего, полусумасшедшего экс-диссидента и ярого русофоба Звиада Гамсахурдии. Решившего во имя «титульной нации» «сломать через колено» всех проживающих в Грузии «инородцев». 
Но даже этот персонаж не рискнул сделать то, на что решился «светоч советской перестройки» Эдуард Шеварднадзе вместе со своими подельниками, «ворами в законе», и призвавшими его на «грузинский престол» после устроенного ими переворота против Гамсахурдия. Эти «грузинские патриоты» решились напасть на Абхазию, как раз и развязав кровопролитную межнациональную войну. 
Последняя и закончилась бегством из автономной республики грузин, после устроенного их вооруженными земляками зверств против абхазов. Вывозили из Сухуми беженцев, кстати, российские корабли, а самого Шеварднадзе от неминуемого плена после позорного поражения спасли российские морпехи. 

***

Вот только какое отношение имеет этот гражданский конфликт к Мелитону Варламовичу? Да, конечно, очень печально, что его дом был разрушен в ходе столкновений, в огне погибла военная форма, многие награды. Но ведь по большинству доступных источников информации, Кантария уехал из Грузии в Москву еще в 1991 году! Когда в Абхазии было все еще относительно тихо, во всяком случае, грузин там никто не преследовал.
А вот в самой Грузии спокойно уже не было. С осени 1991 года в Тбилиси начались ожесточенные столкновения между сторонниками Гамсахурдиа и «национальными гвардейцами» (то бишь бандами вышеупоминавшихся «воров в законе») за власть в несчастной республике. Что, судя по всему, и заставило героя-ветерана уехать в Москву, хотя из Абхазии он мог бы вернуться и к родным в Западную Грузию, в Джвари, откуда был родом.
Самое интересное, что даже те грузинские русофобы, которые «кроют» Россию за якобы «оккупацию Абхазии», тем не менее, склонны «проливать крокодиловы слезы» насчет «печальной участи никому не нужного героя войны в имперской Москве». В смысле, что ему там не сразу предоставили квартиру, гражданство и т.д.
Но позвольте, всерьез выдвигать такие обвинения – позор как раз грузинской стороне! Почетный гражданин которой вынужден был покинуть родину ввиду печальных перспектив дальнейшего пребывания на ней, а также полного безразличия к своей судьбе новых «свободных и демократических» властей. А обвинять при этом «оккупантов» за то, что они оказались недостаточно гостеприимны к представителю «оккупированной» Грузии – это вообще не лезет ни в какие рамки.
В действительности, такие критики сильно сгущают краски. Да, отдельной квартиры Мелитону Кантарии сразу в Москве не дали, но это, в общем, не очень удивительно. Потому что с распадом СССР к власти пришли такие люди, для которых былая слава «этой страны» (как они называли Россию в телевизионных ток-шоу) была, мягко говоря, без разницы. 
То ли дело «шоковую терапию» провести, по рецептам «чикагских мальчиков», обрекая миллионы пенсионеров на нищенское существование, на грани необходимости рыться в помойках в поисках съестного. На таком фоне – какие уж бесплатные квартиры, которые в «белокаменной» немалые денежки стоят.
Тем не менее, Кантария в Москве однозначно не бедствовал. Жил в персонально закрепленном за ним номере престижной гостиницы «Москва», у друзей. Например, убежденный «зиадист» Заза Габедава, которого сложно заподозрить в симпатиях к России, так рассказывал о жизни своего именитого дальнего родственника.
https://www.eg.ru/society/50896/

«Кантария любил, когда его окружала молодежь. И у нас ему было намного комфортнее, чем одному в гостинице. Мы с Павлиашвили беспрекословно ему подчинялись и выполняли все его прихоти. Собственноручно брили. Водили в только открывшееся напротив нашего дома кафе-мороженое «Баскин Роббинс», которое ему очень нравилось. Он чувствовал себя у нас как генеральный секретарь ЦК КПСС. Мог поднять меня в шесть утра и послать в палатку за коньячком. «Есть!», – отвечал я и бежал выполнять просьбу.
Мог Мелитон Варламович и неожиданно вспылить. Как-то в ресторане к нему подошли какие-то ребята. «Дедушка Мелитон, я брал Афганистан и Приднестровье», – начал хвастаться один из них. «Вашу мать, я Берлин брал, – возмутился Кантария. – Чем вы хотите меня удивить?!»
Своим жильем в Москве Кантария так и не обзавелся. Он свободно заходил в кабинеты высоких чиновников и имел возможность решить этот вопрос. Но для себя никогда ничего не просил. Всегда хлопотал за других. Ему доставляло удовольствие помогать людям.
Еще мне запомнились его слова, сказанные журналистам на каком-то мероприятии: «Если будет надо, я готов еще раз подняться на Рейхстаг с нашим флагом!» 

***

Еще в 1992 году Кантарию лишили звания Почетного гражданина Берлина. Зато приблизительно в это же время этим званием обзавелся Михаил Горбачев. 
Что ж, все вполне логично (с точки зрения немцев, конечно), когда они отказались чествовать героя, водрузившего знамя Победы над ключевой точкой столицы Германии. Вместо этого обласкав «меченого» Иуду, «сдавшего» «благословенному Западу» и Восточную Германию, и всю Восточную Европу, да, в общем, и СССР в придачу. Говорят, весть об этом изощренном «ударе» тоже немало подкосила здоровье Кантарии.  
Но вообще-то, не стоит забывать, что герою войны в 1993 году было уже 73 года. Значительно выше, чем «средняя продолжительность жизни» для российских мужчин даже сейчас,  когда медицина шагнула далеко вперед по сравнению с тем временем. А тогда, 11-ю годами раньше, даже лидер СССР Брежнев, несмотря на всю мощь находившейся в его распоряжении «кремлевской медицины», не смог преодолеть 75-летний рубеж. 
Если же речь идет о пожилом человеке, столь радикально поменявшем место жительства, а такой переезд по статистике убавляет несколько лет жизни… 
И все же – виновники есть! Если не конкретно преждевременной кончины знаменосца Победы, то обстановки, в которой герой уходил из жизни. Когда вокруг него рушилась великая страна, победившая даже прежде непобедимого Гитлера, из-за интриг властолюбивых ничтожеств. Страна, ради победы которой Кантария до самого конца войны рисковал жизнью. И жизнь эта оказалась максимально осмысленной тем майским вечером, когда над Рейхстагом взвилось красное знамя.
И пусть ни Мелитона Варламовича, ни его боевых соратников уже нет в живых, но величие их подвига продолжает озарять души их духовных наследников. Принявших эстафету борьбы со злом, пытавшегося уничтожить нашу общую Родину в Великую Отечественную, а ныне пытающегося взять реванш за свое катастрофическое поражение в победном Мае 45-го… 

Похожие публикации

.

Киргиз, русский и война

Владислав СКВОРЦОВ
.

Главный герой главной войны

Владимир КРУПИН
.

«Туркмена врасплох не застанет война…»

Владислав СКВОРЦОВ