Зимние мотивы

250 0 Ольга ДУБИНЯНСКАЯ - 22 января 2019 A A+

***

Я ничего не видела красивее,
Чем дерева в снегу и травы в инее.

 

Зимнее утро

Утро ясное морозное…
Вся трава в хрустальном инее,
Будто за ночь небо звездное
Перешло в земные линии.

 

***

Господь, благослови на жизнь земную,
Свое благоволенье подари,
Чтоб на морозе яром, торжествуя,
Как яблоки, светились снегири.

Чтобы клавиром нежным клавесина
Ледовые звенели хрустали,
Чтобы Любовью Божеского Сына
Наполнились пределы всей Земли.

 

Зимняя сказка

В зимнюю сказку войти:
Снежная нежность – прекрасна!
Здесь, как в начале пути,
Жизнь, будто tabula rasa.

Здесь  тишина и покой,
Сон на пушистых ресницах
Сосен – сквозною канвой.
Что же вам, милые, снится?

Чистых чертогов приют
Душу мою исцеляет.
Сердце в восторге играет
Струнами этих минут.

 

***                                                                                

Впитало небо снежные пласты,
Укутало свое нагое тело.
Сквозь ветви, потерявшие листы,
Они просвечивают нежно-белым. 

Зима заполонила все кругом,
Улыбкой манит облик снежной девы.
Давай на миг один с тобой войдем
В чертоги ледяные королевы.

Здесь хороши просторные дворы
И строгие дворцовые ограды,
Напольные узорные ковры,
Игольчатых снежинок звездопады.

Все чисто, гармонично и светло,
Вот где царит вершина совершенства.
Но, испытав холодное блаженство,
Уйдем туда, где властвует тепло.

 

Зима 2000 года

Раствориться в белой пелене,
Затеряться в снежном океане,
Легкой амазонкой на коне
Пролететь в тургеневском романе.

Пусть кругом безлюдные леса,
Нет дорог, тропинок, вех сигнальных,
Я – беглянкой, гордой и опальной –
Спрячусь за деревьев образа.

Убегу и душу уведу
От бесчестья, грязи, лихолетья
В чистоту ушедшего столетья
В памятном двухтысячном году.

 

Светлая печаль

Светла моя печаль и светел путь,
Как снег. Он Землю выбелил, укутал
И дал ей шанс немного отдохнуть,
И замыслы лихие этим спутал.

Она лежит – царевна в серебре,
Невеста непорочная в уборе,
Сквозь зимний сон мечтает о Добре,
Храня в душе людскую боль и горе.

И белым полем на ее челе
Покой запечатлелся безмятежный;
Морозный звон прошел по всей Земле –
Звон колокольной радости безбрежной.

Очам сердечным приоткрылась даль.
И, как Земля, светла моя печаль.

 

Зимний закат

Медный бубен закатного Солнца
Прокатился по серому небу,
Ритмы радости самого донца
Сердца выстучал мне на потребу.

Обернулся горячим джигитом
И веселым армянским менялой,
Толстопузым купцом именитым
И блестящим гвардейцем бывалым.

Закружился в лихом переплясе,
Разалелся румянцем девичьим,
Засверкал янтарем на атласе,
Желтым глазом на контуре птичьем.

Раздарив свой огонь поднебесный,
Он патиною лунной покрылся,
И с Землей – нареченной невестой
Этим светлым кольцом обручился.

 

***

Лед глаза слепит, в ярких брызгах ветки.
Снегом голубым на земле отметки.

Наледью покрыт склон глухой аллеи.
Солнечный ожог на небе алеет.

И душа одна сказочной жар-птицей
Рвется в облака солнцем причаститься.

 

***

Куда исчезла снежная зима?
Ее мы, к сожаленью, не дождались.
Стыдливые раздетые дома
Стоят на улицах, о ней печалясь.

Бесцветной серой тканью небеса
Завесили свою обитель плотно.
Куда зимы исчезли чудеса,
Оправленные серебром полотна?

Снежинок хрупких женственный узор
И белые пуховые полати
Яви, зима. Пусть голубой простор
Снегов всю землю празднично охватит.

И заискрятся радужно снега,
Разулыбаются людские лица,
Промчит виденьем Дании тогда
И королевы снежной колесница… 

 

Снег

Снег – самый милосердный дар небес,
На миг от суеты земной спасает,
Пушистым пледом застилает лес,
Грязь с тротуаров и дорог стирает.

И на душе покоя немота,
И ощущенье сбывшегося чуда.
Небесная живая чистота
Дарует радость детскую повсюду.
Всем существом ты веришь, что идешь
Прямым путем до Божьего порога…

Чем больший пройден путь, яснее сознаешь,
Как далеко находишься от Бога.

 

***

Белеет лес в наряде новобрачном,
Белеет лес.

Вся жизнь была попыткой неудачной
Достичь небес.

Гуляют ветры в голубом пространстве,
Идет игра.

Напомнить о мирском непостоянстве
Пришла пора.

Мороз творит ледовые узоры
В метельной мгле.

Дается время нам на скорбь и сборы,
Поклон Земле.

 

Зимний сад        

Что за чудо заснеженный сад,
Что за чудо деревьев сплетенье.
И снежинок сквозной водопад 
Проливается в стихотворенье.

Что за чудо дыханье зимы,
Обжигающий легкие воздух.
Души радостью детской полны,
Переполнены таинством звездным.

Фантастический свет фонарей
Множит радужные видения,
И счастливые лица людей,
Словно в первое утро Творенья.

 

Киевская зима

В узорах снежных Днепр седой.
Ледовый праздник души студит.
И в одиночество гурьбой
Спешат по побережью люди.

И, как слепые фонари,
На ветках вороны зимуют.
На берегу другом вдали
Звон колоколен торжествует.

По речке мерзлой напрямки
Или в обход – печалью белой – 
Уходят в небо старики,
Простив наш мир заледенелый.

 

Уединение

Как хорошо наедине с самой собой,
Когда на сердце тихо и тепло.
И ты доволен выбранной судьбой,
Хотя кругом сугробы намело.

Когда весь город в праздник погружен:
Сияние снежинок, фонаря,
Дыханием морозным обожжен
Крещатик в середине января.

Под сапогом похрустывает снег,
Арбузным духом воздух напоен,
И Днепр давно уж прекратил свой бег,
Зимой в ледовый панцирь облачен.

Как слезы, льются по ветвям огни,
Неоновой рекламы разнобой,
И время вмиг проглатывает дни,
Но как светло наедине с собой.

 

Зима в городе

Сыплется снег, как будто
Кто-то большой и щедрый
В эти часы, минуты
Плотничает усердно.

Из-под умелых пальцев
Стружки летят, опилки
На силуэт скитальцев
В снежно-студеной дымке.

Сыплется снег, как будто
Кто-то трясет перину,
Да атрибут уюта
Пух роняет на спину

Всех городских прохожих,
В шали одетых, шубы,
И на речное ложе,
И на печные трубы.

Сыплется снег, кружится:
Хлопья, снежинки, перья…
Белый дымок курится.
Тихо. Тонкие трели

Только мороз играет
На ледяном органе.
Снега белые стаи – 
На городском экране.

 

Зимний бульвар                

В память об отце-одессите

Полупустой бульвар печальный,
Деревьев темных силуэт,
Поэта твердый взгляд прощальный
Из глубины минувших лет.

Седое море меж ветвями.
Как чайка, белый пароход.
Дюк возвышается над нами,
Перстом указывая в порт.

Под мягким снежным одеялом
Какие сладостные сны
Деревьям видятся усталым,
Уснувшим крепко до весны.

Прощай, прекрасная Одесса.
Иду, а за моей спиной 
Звучит сквозь снежную завесу:
«Одесса – мой город родной…»

 

***

Замели, занесли, завели
За аллеи деревьев хрустящих
В непролазную черную чащу
Декабри, январи, феврали.

Все тропинки вблизи и вдали
Принакрыли рачительно снегом.
Не спасешься стремительным бегом:
Прозябаешь на крае земли.

Увели от забот и тревог,
Безупречный покой подарили,
Как в монахи навечно забрили
В дальний скит, неприступный острог.

 

***

Голубые снега по полям и оврагам –
Милосердный покров для убогой Земли,
Тканный беленый плат над рассеянным мраком,
На Востоке которым наши души спасли.

Затеряюсь в безмолвной холодной пустыне,
В белоснежном пушистом снегу растворюсь.
Если ты назовешь мое детское имя,
Я снежинкой тебе на ладонь опущусь.

 

***

Расстелила земля белый плат,
Чистым снегом тропинки выстлала.
Словно птицы, снежинки летят –
За минуту до выстрела.

Путь-дорога ведет в никуда,
Рассыпным серебром обозначена.
Сколько мыслей, надежд и труда
Понапрасну растрачено…

Замела, разгулялась метель,
Снежным вихрем в ночи напророчила,
Словно жгучие слезы, капель,
Между строк – многоточия…

 

***

Последняя зима, последние тревоги,
Снежинок переклик в студеной вышине,
Зима пушистый плед кидает мне под ноги,
Знакомится со мной и властвует во мне.

Сквозь призрачную зыбь дома горят, как свечи,
На поминальный стол роняя свет слезы.
Не время уходить: еще не поздний вечер,
Еще в душе моей присутствуете Вы.

Метель преподнесет тетрадь в обложке белой,
Поманит чистота нетронутых листов.
Повторно начинать вслепую неумело
Лирическую вязь невысказанных слов? 

 

***

Холода, холода, бурелом да овраги,
И замерзшая птица на мерзлом снегу.
Невесомую пену не выпитой браги
Белый конь, как снежинки, стряхнул на бегу.

Колея пролегла через дебри и чащи,
Через хворост хрустящий ненужных речей.
Запоздалые мысли приходят все чаще
По заброшенным рельсам запасных путей.

Погружаясь в глубины безмолвных сомнений,
Второпях, не скупясь, отдавая долги, 
Примеряю бессмертье, склонивши колени
Перед посохом стертым немого слуги.

 

Зимнее

Господи, какая красота
В чистоте снегов, полей печальных.
И деревьев, как свечей венчальных
Строгая святая простота.

Все вокруг в безмолвном ожиданье,
Слышится снежинок перелет,
Бытия земного мерный ход,
И Отца прощенье и прощанье.

Будь же ты благословенна, Жизнь.
К твоему подножью припадаю.
Покидая Землю, восклицаю:
«Будь же ты благословенна, Жизнь!»

Раздел