430 лет Патриаршества на Руси – мифы и реальность

549 0 Юрий НОСОВСКИЙ - 04 февраля 2019 A A+

2 февраля 1589 года в Москве предстоятель Русской Православной церкви митрополит Иов был наречен прибывшим в столицу Константинопольским патриархом Иеремией Патриархом Всея Руси. Вокруг этого события циркулирует множество спекуляций, которые особенно оживились после начала церковного кризиса на Украине…

Вот только некоторые, наиболее часто привлекаемые бандеровским Киевом, а иногда и его «крышевателями» из Стамбула, псевдоаргументы в полемике с канонической УПЦ и поддерживающими ее позицию Поместными Православными Церквами.

1)    Русская церковь «ушла в раскол» от Константинопольской «матери-церкви» в 1441 году и пребывала в таковом почти полтораста лет, вплоть до дарования ей Патриаршества и автокефального статуса. Стало быть, раскольники из так называемого «Киевского патриархата» и вне-церковных сборищ помельче тоже могут не смущаться – рано или поздно их признают, а Константинополь это уже сделал.
2)    «Интриганы-московиты» добились документа об автокефалии от Вселенского Патриарха обманом и насилием. Сначала заманив его в Москву, а потом заточив почтенного старца в тюрьму, и едва не пытая его на протяжении нескольких месяцев. Если бы не это, не видать Москве ни Патриаршества, ни признания мировым Православием, как своих ушей.
3)    Сам этот статус был «выписан» исключительно решением (пусть и принятым под давлением) главой Константинопольского патриархата, из чего следует сразу два вывода.     
а) патриарх Константинопольский может в любой момент единолично даровать автокефалию той же Украине, если захочет (что мы ныне и наблюдаем)
б) при наличии того же желания Варфоломей может в силу той же логики «отозвать» грамоту об автокефалии, предоставленную Москве 4 с лишним столетия назад, если та будет слишком протестовать против его политики на украинском направлении.

***

Рассмотрим эти тезисы подробнее. 

Само «уклонение Москвы в раскол» ее противники, по недоразумению именующие себя «православными», связывают с изгнанием русичами в 1441 году своего формального предстоятеля-грека, митрополита Исидора, назначенного тремя годами ранее Константинопольским Патриархом. Вместо него Митрополитом Московским стал коренной житель Московского княжества митрополит Иона, рукоположенный собором уже только русских епископов, даже без согласования с столицей Византии.
Но все дело в том, что после подписания в 1439 году Ферраро-Флорентийской Унии Рима и Константинополя, последний, в принципе, перестал быть православным в собственном смысле слова! Главой же якобы «единой» (ну или «объединенной», вспоминая одно из названий псевдо-православного «новодела», объявленного на Украине Томосом Варфоломея) стал числиться Папа Римский. То есть это якобы «объединение» католицизма и Православия было не более, чем благозвучным названием классического «поглощения» последнего.     
Во всяком случае, бывший митрополит Московский Исидор вернулся на Русь, получив от папы сан кардинала-пресвитера и звание легата от ребра апостольского (legatus de latere) для провинций: Литвы, Ливонии, всей России и Польши (т. е. вероятно Галичины). То есть, поменял статус русского православного митрополита на должность католического кардинала-«многостаночника».
Естественно, со столь откровенной изменой Православию многие истинно верующие православные люди не смирились. Не только в Москве, кстати. На той же Святой Горе Афон, где расположены самые чтимые в Мировом Православии монастыри (и живут тысячи наиболее истовых монахов-подвижников из всех православных земель) Унию законной не признали. То же самое сделали и остальные древние Патриархаты – Иерусалимский, Александрийский, Антиохийский. 
Так что, избирая на пост Предстоятеля митрополита Иону, вместо изгнанного изменника Православию лже-митрополита и папского кардинала Исидора, в Москве не «откалывали себя от православной полноты», а наоборот, спасали свою православность, отсекая от себя «изгнивший член», впавшую в ересь Константинопольскую церковь.

***

Собственно, несколькими годами спустя византийцы сами поняли, что погорячились и сделали глупость, отменив свои подписи под текстом Унии. 
Но, во-первых, как говорит известный афоризм: «Единожды солгав – кто тебе поверит?» Греки уже далеко не первый раз подписывали Унию с Римом – первая состоялась в Лионе еще в 1274 году. Тогда, на волне гонений византийских и римских властей против «неподписантов» на Афоне даже живьем сожгли несколько десятков сохранивших верность Православию монахов-мучеников.
И что было делать Руси? То признавать над собой церковный патронат структуры, откровенно «блудящей» с еретиками, как только те поманят ее сладкими посулами (в данном случае – обещанием помощи Византии против турок, что так и не произошло), то вновь от этого патроната отказываться?
А, во-вторых, после того, как Рим сотоварищи так и не оказал Константинополю реальной военной помощи в войне против османов (там от Запада сражался лишь отряд наемников-генуэзцев, да и то нанятых напрямую императором), Второй Рим пал. И его патриарх, прежде носивший гордое звание «Вселенского», стал всего лишь «этнархом», назначенным турками главой христианской общины новой Османской империи. 
Да, должность немаленькая, вплоть до права (и обязанности) заседать в Диване (местном Совете Министров). Но при этом с возможностью быть и смещенным в любой момент султаном, и даже казненным им, как и любой другой тамошний «визирь», то бишь министр.
И что, поднимающему голову последнему практически независимому православному государству в мире (зависимость от Орды на тот момент ограничивалась лишь выплатой туда дани) зависеть в церковном отношении от турецкого чиновника? Пусть и высокого ранга, но полностью контролируемого самодержцем, исповедующим не Православие, а Ислам?! 
Право, если «украинские православные» бандеровского толка заходятся в экстазе от своего раболепства перед полностью зависящим от турок Варфоломея – это, конечно, их дело. Но «у русских – собственная гордость», им, что сейчас, что почти 6 столетий назад такая подчиненность (даже если ее сотню раз назвать «автокефалией») и задаром не нужна.      

***

Таким образом, никакого «уклонения в раскол» со стороны Москвы в середине 15 века не было. В раскол – без кавычек – ушел сам Константинополь, фактическое объявление Русской церковью автокефалии было вынужденным, но единственно возможным шагом спасти чистоту православной веры, а не уклониться в Унию с католическим Римом.
А потом столь же неприемлемым стало восстанавливать иерархическую подчиненность в отношении топ-чиновника однозначного врага Православия, мусульманского султана. 
Да в общем, и остальные православные Патриархи, пусть и не находясь на официальных должностях в исламских администрациях, все равно не были абсолютно свободными в своих решениях. Потому как в случае неподчинения прямому диктату им угрожала неизбежная участь мучеников, притом, с возможной заменой освободившейся должности на куда более сервильно настроенных коллег.
Так что просить принять под свой омофор, скажем, антиохийцев или иерусалимитов Москва все равно не могла – те были такими же подданными Османской Порты, как и Константинопольский Патриарх.

***    

Но, может, несмотря даже на вынужденность принятия фактической автокефалии Русскую православную церковь все равно осуждали на православном Востоке, как, если ине открытых «раскольников», то «дерзких самочинников»?
Ничуть не бывало! То, что отдельные константинопольские патриархи «держали обидку» на Москву, ничуть не мешало поддерживать с ней дружеские отношения другим Поместным церквам. И даже тем же обитателям Афона, формально той же константинопольской юрисдикции.
Так уже в 1464 году Иерусалимский патриарх Иоаким вел дружескую переписку с Москвой и даже собирался отправиться туда для «сбора милостыни». Поездка, правда, «по техническим причинам» не состоялась, но письменное благословение было русским верующим дано.
Чуть позже в Москву приехал помогать переводить богослужебные книги образованнейший афонский монах Максим Грек, позже канонизированный РПЦ. Приехал еще на рубеже 15-го и 16-го столетий. Понятно, что он не был лишь каким-то «приглашенным экспертом» вроде иностранцев, проживающих в Немецкой слободе Москвы. Максим посещал богослужения в русских храмах, исповедовался, причащался.
Но ведь со-участие в Таинствах с еретиками или раскольниками автоматически ставит такого человека в разряд отлученных от Церкви! Тем более, в то время – когда к вере и ее чистоте относились всерьез. Не то, что в эпоху современных экуменических штучек, когда их участников, живи они еще лет 100 назад, как минимум, лишили бы сана. А то и извергли из их Поместных Церквей…
То есть, для монаха-афонца, находившегося в канонической юрисдикции Константинопольского патриархата, еще в начале 16 века вопрос о «действительности и действенности» Таинств, преподаваемых Русской православной церковью, попросту не стоял. Они воспринимались вполне действительными и законными, как и сама Русская Церковь. 
Стало быть, все спекуляции на тему «РПЦ 150 лет находилась вне мирового Православия» голыми спекуляциями лишь и остаются. В отличии от общеизвестного факта, что в «храмы» «Киевского патриархата» (и даже сейчас, «Объединенной церкви») никто из иерархов и рядовых верующих Поместных Церквей (кроме КП, конечно) не заходил и не заходит. 
Потому что тот, кто молится вместе с раскольниками – сам низводит себя в такой же статус. Этот незыблемый в Православии канон, правда, пытаются видоизменить в вотчине Варфоломея, но на подобное имеет право лишь Вселенский Собор, а не отдельный патриарх, даже если он и возомнил себя неким «православным Папой».

***

Итак, де-факто провозглашенная Москвой церковная независимость также де-факто признавалась таковой и Мировым Православием. Включая даже (уже в 16 веке) и константинопольской иерархией, с удовольствием зачастившей в Московское царство за все той же «милостыней». 
Ведь «Вселенские» патриархи чаще были бедны, как церковные мыши, нежели наоборот, султаны не спешили одаривать богатыми дарами немусульманскую церковную юрисдикцию. А вот московские князья и бояре, да и простой люд тоже, делали это все с широкой душой. 
Но, в конце концов, в окружении царя и митрополита стала зреть мысль: если нашу Церковь все признают на деле, просят от нее помощи, почему же не признать ее автокефальный статус и официально?
Можно сказать сразу – не только Константинополь, но и другие Восточные Патриархи эту мысль не отвергли. Просто, видимо, решили, что неплохо было бы с ее исполнением повременить. В первую очередь, чтобы за эти годы (а то и десятилетия) «собрать побольше милостыни» с доверчивой Москвы. 
На манер политики Евросоюза, который «кормит» украинских «западников» обещаниями «скорого еврочленства» все 27 лет незалежности, а оно все отдаляется от Киева, как линия горизонта при приближении к ней. Зато благодаря этим пустым обещаниям и глупым «хотелкам» украинцев, европейцы добиваются неплохих «бонусов» для себя. Вроде угробления бОльшей части конкурентной украинской промышленности после подписания кабальной Ассоциации с ЕС.

***

Но с россиянами в конце 16 столетия этот номер не прошел. Когда в Москву в очередной раз двинулась представительная церковная делегация из Константинополя (на этот раз уже с лично патриархом Иеремией), по прибытии в нашу столицу ему очень прозрачно намекнули, что пора уже обещания официального оформления российского Патриаршества и исполнять.
Тот прикинулся, что не понимает, о чем идет речь – дескать, я всего лишь за милостыней приехал. Надо бы Собор кафедральный из долгов, которые мой предшественник сделал, выкупить, а то «Вселенскому патриарху» служить в какой-то крошечной церквушке приходится. В общем, почти в выражениях, известных каждому пользователю московского метро – «памажите, люди добрые – мы сами не местные!».
Царь Федор Иоаннович (и, главное, его первый министр Борис Годунов) тут же дали понять «высокому гостю» без гроша в кармане, что продолжать беспредметные разговоры «утром деньги – а вечером (только, неизвестно через сколько месяцев и лет) «стулья» (то бишь – Патриаршество) они не намерены.

***

Именно этот период и принято именовать в изданиях антироссийской направленности, как «заключение патриарха Иеремии» «подлыми московскими сатрапами». На самом же деле, это «заключение» состояло в содержании Иеремии в весьма неплохом дворце, со всей свитой и слугами и, кстати, с обеспечением им достойного содержания. 
Совсем не так, как содержали в Кремле в 1612 году патриарха Гермогена затворившиеся там от восставших москвичей поляки и собственные предатели, недоброй памяти «Семибоярщина», когда Владыку попросту уморили голодом.   
А вот патриарху Константинополя сотоварищи так вообще доставляли «еду с царского стола». И даже в город гулять отпускали – правда, с провожатыми из числа сотрудников местных спецслужб. Все ж таки гости – подданные враждебного государства, лучше проследить за ними, во избежание.
Но единственными «узами», реально удерживающими «константинопольского гостя» в его «узилище»-дворце было горькое осознание того печального факта, что никакой «милостыни»-дотаций (в виде тысяч золотых червонцев, таких же тысяч шкурок соболей и других ценных мехов, драгоценных окладов к иконам и прочих ценностей), у него все еще нет. И, похоже, так и не будет.
В конце концов, Иеремия запросился к себе домой. Его опять же не удерживали (а как же миф об «аресте»? когда это «узник» может просить отпустить себя из тюрьмы?), но, наконец, согласились поговорить с ним серьезно. 
Разговор был подобным тому, как раздраженные обманом парни говорят со слишком уж долго «динамящими» их красавицами. Дескать, в рестораны я тебя водил, богатые подарки дарил, роскошную жизнь устроил, а ты все мне «я не по тем делам?» Ну так и давай расстанемся, раз ты принятых норм ухаживания и подобающего ответа на них не понимаешь.
Одним словом, патриарх Иеремия, ввиду печальных перспектив уехать совершенно свободно, но с пустыми руками, сдался, и вскоре посвятил митрополита Иова в Патриархи, выдав в подтверждение законности своих действий соответствующую грамоту.
Кстати, перед этим «Вселенский» владыка безуспешно просил, чтобы русским Патриархом назначили… его самого! А то, «вселенскость» – это конечно, почетно, но очень уж бедно и бесправно. Куда как лучше быть первоиерархом при царе действительно великой (и единственной на тот момент) православной державы.
Москвичи, в принципе, согласились, но при условии, чтобы московский митрополит Иов в Москве оставался и дальше, а Иеремия проживал где-нибудь от столицы подальше, во Владимире, например. Достаточно умный (хоть и излишне хитрый) грек, надо отдать ему должное, «зиц-председателем» быть не захотел, и, скрепя сердце, посвятил в Патриархи Всея Руси Иова.
Впрочем, «тепленькое месточко» в Русской церкви выпросил у царя один из членов греческой делегации – архиепископ Арсений Элассонский. Ему на радостях разрешили остаться в России и вскоре назначили управлять весьма небедной Тверской епархией в сане митрополита.

***

Дальше начинается, пожалуй, самое интересное. Разбор тезиса имел ли право Иеремия единолично даровать Автокефалию Русской Церкви? Пусть даже это были лишь формальным утверждением ее уже признанного в православном мире имеющегося статуса и значения.
Если так, то, может, и правда надо с вниманием отнестись к угрозам кой-кого из окружения Варфоломея? Насчет того, что «если Иеремия дал – Варфоломей может и обратно забрать», подписать «отменяющий» Томос – дело нехитрое? 
Да в том-то и дело, что хиротония Иова в Патриархи Иеремией была, конечно, не антиканоническим, но все же незаконченным, с точки зрения Канонов, «половинчатым» действием.
Предоставление автокефалии – не от «материнской» Церкви своей «дочке» (как, скажем, РПЦ даровала автокефалию Японской церкви, основанной русскими миссионерами), а «просто так» – находится в юрисдикции Собора Поместных церквей.
Так, кстати, получил статус Поместной Церкви и сам Константинополь. Чей епископ до 4 века подчинялся Ираклийскому митрополиту Антиохийского патриархата. Но после того, как в древний Византий переселился со своим двором римский император Константин Великий, сделав из него столицу империи и назвав город своим именем, государственная власть и попросила церковных иерархов повысить статус столичного архиерея до патриаршего.
Окончательно статус Константинополя, как центра Патриархии, был утвержден на 4-м Вселенском соборе в 451 году, 28 Правилом.

«…Ибо престолу ветхого Рима отцы прилично дали преимущества: поелику то был царствующий град. Следуя тому же побуждению… боголюбезнейшие епископы, предоставили равные преимущества святейшему престолу нового Рима, праведно рассудив, да град получивши честь быти градом царя и синклита, и имеющий равные преимущества с ветхим царственным Римом, и в церковных делах возвеличен будет подобно тому, и будет вторый по нем.»

И именно вышеприведенное 28-е Правило было обозначено, как основная причина признания Автокефалии Русской православной церкви Соборами Восточных Патриархов. В 1590 году – Константинопольским, Иерусалимским и Антиохийским, а в 1593-м – с участием еще и Патриарха Александрийского.
Так что, даже гипотетически, «лишить патриаршества» Москву может лишь не менее представительный Собор, но никак не «владыка Стамбульский». Статус которого, кстати, ныне абсолютно не соответствует тем признакам, что обозначили Отцы Второго и Четвертого Вселенских соборов в качестве условия его предоставления. А именно: Стамбул ныне – отнюдь не «царствующий град царя и синклита». 
Ведь последний православный царь Византии (а только такие и имелись в виду Соборными постановлениями) Константин IX, был убит еще в мае 1453 года при штурме турками древнего города. А после реформ первого президента Турции Кемаля Ататюрка в начале 20-х годов прошлого века Константинополь-Стамбул утратил еще и звание столицы, ею стала Анкара. 

***

Но в отношении Москвы звание «царствующего града» православного государства применимо и в 16 веке, и сейчас. В отличии от Киева, поскольку Украина в принципе не является независимым государством, прозябая лишь в статусе американской марионетки. Которая не вправе решать даже внутренние вопросы экономической и социальной политики без обязательного согласования с посольством США и МВФ.
И вообще, дух и буква соборных постановлений 1590 и 1593 годов ясно свидетельствуют: не Русь «купила за взятку» вожделенное патриаршество. В противном случае, действия Иеремии в Москве его коллеги-патриархи просто признали бы «самочинием» и отказали бы им в утверждении.
Нет, Москве на протяжении долгого времени отказывали в формальном утверждении положенного ей по Канонам Святых Отцов статуса патриаршего центра, как «царствующему граду царя и синклита»! Несмотря даже на щедрую бескорыстную помощь угнетаемым турками православным Востока. 
Так или иначе, «история не знает сослагательного наклонения», что бы там не «каркали» ненавистники России и приближенные самопровозглашенных «православных пап». 430 лет назад Святая Русь официально приобрела статус Патриархата, что еще более повысило ее значение, как Третьего Рима, нового центра православной цивилизации после падения (или отпадения в ересь) Римов первых двух.